Страницы Истории: Почерком Тьмы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Страницы Истории: Почерком Тьмы » Омут памяти » “А был ли мальчик?”. 4/01/80. АТ и КБ - закрыт


“А был ли мальчик?”. 4/01/80. АТ и КБ - закрыт

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Допрос Адрианой Тайлер Кристофера Блэквулфа по делу о массовом убийстве в Отделе Тайн.
Предыстория

Отредактировано Адриана Тайлер (2011-10-16 19:10:34)

0

2

Начало рабочего дня

  Адриана понуро сидела на одном из двух имевшихся в допросной стульев. Она оперлась руками о стол и заключила в них свою невыспавшуюся голову. После вчерашнего происшествия все в Министерстве ходили, как пришибленные, пугаясь своих теней и паникуя от любого звука, громче шепота. Тайлер не могла их винить, тем более, что и сама была не многим лучше.
  Ночью Адри плохо спала. Ей было то жарко, то холодно, потом она никак не могла найти удобного положения в кровати, комбинируя подушки, одеяло и простынь между собой самыми разными, порой весьма неожиданными способами. Наконец, измучившись, она уснула, но только для того, чтобы посреди ночи проснуться вновь и с удивлением обнаружить, что плакала во сне. Всхлипывая, Тайлер утирала катившиеся по щекам слезы, но сама понятия не имела, что же такого ужасного ей привиделось. А за окном плясали рассветные лучи.
  Убийство в отделе тайн висело на ней тяжким крестом, от которого она не могла избавиться по своему желанию. Аврорка просто была морально не готова так рано постигать премудрости расследования таких сложных, таких жутких дел. Но выбора у Адри не было, и она смиренно спешила исполнить данное ей Энгельбертом поручение.
  Своему опрашиваемому девушка хотела отправить уведомление о допросе еще вечером прошлого дня. Но прощальные слова Рихтгофена заставили ее передумать. Пришлось играть на эффекте неожиданности.
  Пятнадцать минут назад аврорка своим не слишком красивым, но разборчивым почерком вывела текст «приглашения» в допросную и отправила служебной запиской на четвертый уровень на имя Кристофера Блэквулфа, досье на которого сейчас лежало перед ней. Еще вчера это имя показалось ей подозрительно знакомым.

+6

3

Вот так вот живешь себе спокойно, никого не трогаешь, а тебе бац! и приглашение в аврорат.
Служебная записка прилетела в самый разгар работы. Кристофер и еще несколько сотрудников отдела следили за движением маленькой фигурки волка на карте во всю стену: они наблюдали за перемещениями маленького мальчика, недавно повстречавшего оборотня, Сильвию Дервиш, и в последствии получившего укус. Дервиш при встрече с сотрудниками отдела оказала сопротивление и погибла при попытке бегства. Случайность, которая, в прочем, никого особо сильно не огорчила. Отряд получил лишь выговор начальства. А вот ее жертва была более чем цела. И скоро ему предстояло пережить первое превращение, а метаморфозы организма начались уже сейчас. Ему было 9 лет: выбросы магии были спонтанными и зачастую агрессивными. Поймать мальца не удавалось: перепуганная мать прятала его как могла, не зная о системе слежения за оборотнями на четвертом уровне. К сожалению, правда, следить удавалось не за всеми. Этой системе был всего месяц и матерых волков она не видела. Так что Сивый вновь был в безопасности. К сожалению. Пока они опаздывали на несколько минут – мальчик и его мать оказывались шустрее. Поэтому теперь они лишь ждали, когда точка замрет, решив, что о ней забыли. А пока на четвертом уровне стоял гул голосов, спорящих, смеющихся и делающих ставки: за передвижениями точки на карте следили как за игрой в квиддич. Даже с еще большим интересом. В прочем, интерес всегда был выше и весь отдел сбегался к карте, когда движущихся точек на карте было больше 2х. Начальство подобного цинизма не одобряло, но ставки делало исправно. Когда точка замерла в районе набережной Виктории, все замолчали. В это-то время Кристофера и отвлекла появившаяся записка. Решив, что справятся и без него, он направился к мисс Тайлер без задней мысли.
- Адриана Тайлер – подружка-подпевала мародеров, – вместо приветствия заметил Блэквулф, с улыбкой входя в допросную и присаживаясь напротив девушки. – Привет. Неужто соскучилась?

+5

4

Ожидание прекратилось неожиданно – Тайлер успела лишь отнять руки от лица и поднять голову, чтобы допрашиваемый не видел ее слабой. При допросе важно с самого начала правильно поставить себя: не мямлить, не отвлекаться, не позволять управлять ходом беседы тому, кто этого делать не должен по определению. Этому их учили в школе авроров, и ее-то она окончила с отличием.
  Одного взгляда на пришедшего было достаточно, чтобы вспомнить бывшего слизеринца. Почему бывшего? Слизеринцы бывшими не бывают.
  - Кристофер Блэквулф – просто Кристофер Блэквулф, - скрывая свою усталость, парировала Адриана, не найдя более подходящего определения для вошедшего: ничем примечательным в школьные годы тот не отличился. Оно и понятно – все тогда крутилось вокруг мародеров.
  - Доброе утро. В дальнейшем обойдемся без фамильярностей, - тоном любимого декана и с ее же непоколебимым видом расставила точки над “i” аврорка. Все же гриффидорско-слизеринская вражда проецировалась в дальнейшем и на отношения во взрослой жизни.
  Она встала – ей было необходимо занять тактически более выгодное положение. Говорить сейчас с ним на равных бесполезно – не тот субъект, поэтому необходимо для начала морально надавить на его и посмотреть, как он ориентируется в стрессовой ситуации.
  - Вы должны быть в курсе случившегося вчера в отделе тайн происшествия, - обойдя стол, приблизилась к допрашиваемому Тайлер и, сев на край стола, менторским тоном стала обрисовывать сложившуюся ситуацию. – Департамент магического правопорядка проводит расследование, и у вас есть шанс помочь нам в этом деле.
  Теперь она смотрела на допрашиваемого сверху вниз. Возникший дискомфорт должен был раскрутить того на эмоции. Это и нужно было Адриане.
  - Где Вы были вчера в промежуток между 3 и 4 часами ночи? – невозмутимо задала вопрос аврорка, скрестив руки на груди.

Отредактировано Адриана Тайлер (2011-11-04 13:07:44)

+2

5

Блэквулф мысленно усмехнулся такому приветствию, сохраняя наигранно-прелюбострастное выражение на лице. Знала бы эта гриффиндорская подпевала мародеров, что «просто» в его случае не совсем уместно и что его родственная связь с Блэками делала его уже далеко не таким простым, каким она считала. В прочем, эта простота лишь удачно созданная иллюзия для таких, как она: непосвященных. Кристофер внимательно следил за Адрианой: с долей заинтересованности и с равной долей ироничности, словно бы спрашивая, а что она может – кидая возомнившей себя следователем школьнице вызов. Пока все сводилось лишь к тому, что она пыталась играть в игру, что, в принципе, игрой не являлось бы, будь на ее месте кто-то другой. Сейчас же, заметив, что допрос будет вести его сверстница, более того, гриффиндорка, окончившая Хогвартс всего на парочку букв алфавита раньше него самого, слизеринец заметно расслабился. Его забавляли попытки девушки занять доминирующую позицию в этом деле: Крис откинулся на спинку стула, уже в открытую усмехаясь.
- Если Вас, мисс Тайлер, интересует, свободен ли я, то отвечу «да», – самовлюбленно ответил Блэквулф и, выдержав паузу для серьезности, все же издал тихий смешок, отведя взгляд в сторону, чтобы она не заметила промелькнувшего в нем пренебрежения. Всего один смешок, которого было более чем достаточно. – Спал, мисс Тайлер, как и любой нормальный человек, уставший после работы.

+3

6

. 

  Второй день подряд ей везло на подобных субъектов – самовлюбленных, напыщенных, толстолобых. Руквуд, Дервент, Блэквулф – от перемены мест слагаемых сумма не менялась, да только Тайлер от такой арифмантики легче не было ни на йоту. Но иначе и быть не могло, ведь министерство теперь походило на змеиную яму, в которой даже барсуки, вороны и львы учились жалить и хитрить, а истинные представители Слизерина чувствовали себя здесь крайне комфортно. Возможно, даже слишком комфортно. До такой степени комфортно, что, когда Адри ловила себя на этой мысли, она каждый раз невольно ежилась и начинала оглядываться. Мало ли какая гадюка сейчас ужалит в спину?
  Ее бесхитростности можно было позавидовать, а можно было и посочувствовать – то было делом вкуса. Дворцовые перевороты чинить Тайлер отказывалась, а придворные интриги ее и вовсе не интересовали. В душе она оставалась все той же охотницей-чемпионкой, что почти два года назад в команде Поттера взяла Кубок. И это было честно, это было по-на-сто-я-ще-му! А теперь… Да что теперь? Ужимки, уловки, быстрые и колкие взгляды – такие же, какими ее одаривал Блэквулф.
  И все получилось, как и полагала Адриана: воспринимать всерьез он ее не стал. Шансы на успех были, но в процентном соотношении с провалом они ничтожны. Оставалась возможность и сейчас, даже при всей абсурдности этой мысли. А секрет был прост - нужно было только взлохматить волосы, захохотать не своим голосом и начать метать авады, но что-то подсказывало Тайлер, что такие методы работы могут не удовлетворить вышестоящие чины.
  - Бюрократы, - устало заключила девушка, восседая на краю стола, как Фоукс профессора Дамблдора на жердочке.
  - Если Вас, мисс Тайлер, интересует, свободен ли я, то отвечу «да».
  Ни один мускул не дрогнул на ее лице, словно разом лишившись способности выражать эмоции.
  - Интересно, если я его на самом деле позову на свидание, он упадет со стула? – думала Адриана и рисовала себе картины того фееричного падения. Но то лишь в голове, а реальность было до боли в зубах реалистичной.
  – Спал, мисс Тайлер, как и любой нормальный человек, уставший после работы.
  – И это, конечно же, кто-то может подтвердить, - с нажимом продолжила за допрашиваемого аврорка. Она чуть наклонила голову на бок и вперила в него взгляд своих темно-голубых глаз.

+3

7

Этот день принес совсем не то, что он ожидал. В прочем, отчаиваться было рано – это только начало, скрашенное нежелательной, но очень милой беседой с очень милой девушкой. Они уже не были школьниками, следовательно, и правила игры стали другими.
- Ваша заинтересованность моей личной жизнью заставляет меня думать, что Вы не прочь были бы занять место подле меня в моей постели, - нагло и самоуверенно заметил Блэквулф, поигрывая взявшимся словно из неоткуда галеоном, который меланхолично перекатывал между пальцев, наблюдая с выразительной усмешкой за авроркой. Наверное, необходимо было остановиться, сбавить обороты собственной выдающейся наглости, но не подколоть гриффиндорку было бы кощунством. А не провоцировать ее было бы и вовсе преступлением. - Подтвердить это никто не может, - неожиданно серьезно произнес Кристофер, сжав монету в кулаке и устремив на Адриану внимательный взгляд. То, к чему она клонила на самом деле, ему не нравилось. – Что именно Вас интересует, мисс Тайлер? – официозным жестким голосом поинтересовался маг, все же приподнимая уголок губ в вызывающей ухмылке. – Я сотрудник Отдела Проблем Оборотней, а не Отдела Тайн. Это несколькими этажами выше от места преступления… если Вы вдруг запамятовали, - откинувшись на спинку стула, Кристофер вновь поиграл монеткой, на этот раз проследив взглядом за ее перекатами с пальца на палец.
Он был спокоен. Спокоен настолько, насколько может быть спокойным человек, знающий, что к этому делу он точно не имеет отношения. Если, конечно, учудила не Анезка, решившая подставить его неким образом за медлительность и скудную информацию касательно так понадобившейся ей вдруг книги. Их договоренность была шаткой – зато перспективной. Секундное замешательство ушло, уступив место фривольной, беззаботной высокомерности. Все той же самой. Слизеринской.

+4

8

Куда она только умудрилась положить свои очки, Сивилла понятия не имела, с щепетильностью опытного сапера пробираясь на ощупь сквозь непроходимые заросли пуфов, которые сама же и развела, и причитая про себя на все лады. Пристрастившись раз к ношению этих глупых очков, в которых, как она думала по началу, будет производить на всех впечатление солидной и по недоразумению молодой преподавательницы, теперь Трелони к чертям посадила себе глаза и обойтись без двух скрепленных между собой луп просто не могла, а это порождало с каждым днем все больше проблем. Но Сивилла-то знала, что все это - козни злодейки Судьбы, поэтому гордо преодолевала одну неприятность за другой в компании своих верных спутников: совы, хрустального шара и бутылки. Увы, но толку сейчас от них не было: Веста летала непонятно где, то ли охотясь, то ли стараясь охмурить всех окрестных филинов под дружный злобный клекот соседок по насесту в хогвартской совятне; шар может и был бы полезен, да только без очков ничего провидица не сумела б увидеть сквозь прозрачность его сферы; а последняя спутница и вовсе практическую пользу приносила весьма номинальную.
Идти в полусидячем положении, надо сказать, было Сивилле не комильфо, но, вбив себе в голову, что очки покоятся на бескрайних просторах дальнего шкафа, что хранил в себе весь богатый предсказательский инструментарий Трелони, она с настырностью гиппогрифа кряхтела, стонала, но ползла, увязая в своих пуфыстых питомцах, останавливаясь, переводя дыхание и снова продолжая свой поход за золотым руно. Такие злоключения даже и не снились аргонавтам!
И вот, наконец-то, цель близка. Тяжело дыша, провидица протягивает свою обмотанную в несколько слоев шалей руку в сторону заветного предмета, да только промахивается (оно и ясно: фокус сбит). С полок шкафа тут же что-то падает, а смятенная таким положением вещей Сивилла предпринимает отчаянную попытку поймать вещь, сорвавшейся с небес на землю звездой устремившуюся на пол ее таинственной обители, да только вместо этого роняет еще какие-то предметы: судя по звуку, их много и все небольшой формы. Со вздохом отчаяния Трелони всплеснула руками и, прицелившись, схватила шаловливые очки, сбежавшие от нее по чьей-то недоброй воле, после чего деловито водрузила на нос. И что же увидела предсказательница? Красивый резной поднос, поделенный на четыре равные зоны, развалился по полу, словно объевшийся сметаной кот, а на нем, как бы украдкой, взгромоздилась парочка ракушек, что предпочла себе более комфортабельное ложе, нежели их розовобокие сестрицы, неряшливо рассыпавшиеся по полу. Прикрыв рот от осознания того, что Судьба свою волей приоткрывает ей завесу над тайной будущего, Сивилла мягко опустилась на колени подле и с благоговейным трепетом воззрилась на поднос...

Ракушки Сивилла написал(а):

Красивая девушка со смуглой кожей, выдающей в ней небританское происхождение, с невозмутимым видом, сидя на краю стола, наблюдает за тем, как юноша возле, примерно ее лет, нагло насмехается над чем-то, раскачиваясь на задних ножках стула. Они находятся в каком-то замкнутом помещении, где из предметов мебели лишь стол да два стула, так что невольно возникает образ допросной или пыточной. Девушка говорит коротко, не разобрать что, но по ее темно-голубым глазами видно, что в свои слова она вкладывает, куда больше смысла, чем кажется на первый взгляд, и это постепенно выводит ее собеседника из себя: насмешливость сменяется язвительностью, а затем и вовсе пробуждают в нем куда более яркие эмоции. Понимает это и девушка, которая хочет увеличить между ними дистанцию, но в момент, когда она пытается уйти, допрашиваемый (Сивилла классифицировала его именно так) хватает ее за запястье, притягивает к себе и с остервенением припадает к ее губам, вдохнув в этот поцелуй весь свой гнев. Глаза девушки расширяются от ужаса, она пытается освободиться, но озлобленный любовник не отпускает ее предплечье, впившись в него железными прутьями пальцев, а второй рукой прижимая девушки к себе.
Вдруг его подбрасывает вверх и волею невидимой силы отбрасывает в противоположную стену. Девушка, раскрасневшаяся и тяжело дышащая, острием волшебной палочки указывает на посмевшего посягнуть на нее негодяя, и лицо ее мрачнеет, когда он снова встает на ноги, сгибаясь от боли в животе. В ней борются противоречия, но она с неугасающей уверенностью все также держит того на прицеле. Он поднимает голову, что-то говорит, издевательски смеется, но все вдруг меняется: его глаза стекленеют, руки безвольно опускаются, а из груди вырывается крик боли. Синеокая волшебница закусывает губу, но не снимает своих чар, а начинает задавать вопросы, на которые допрашиваемый отвечает, перемежая ответы с судорожными вздохами; иногда его голос обрывается, но он продолжает отвечать. По лицу девушки видно, что это не то, что она ожидала услышать, совершенно не то. Заклинательница снова задает вопросы и вновь получает не те ответы. В глазах у нее уже стоят слезы, она хватается руками за голову и, прервав зрительный контакт, обрывает возникшую связь.

... Зачем показывать Судьбе этот эпизод из жизни неизвестный ей людей, Сивилла не знала, но увиденное произвело на нее сильное впечатление, находясь под которым провидица принялась собирать ракушки в специально отведенное для них место. Но в одном она была уверенно точно: случайностей в этом мире не бывает.

+3


Вы здесь » Страницы Истории: Почерком Тьмы » Омут памяти » “А был ли мальчик?”. 4/01/80. АТ и КБ - закрыт