Страницы Истории: Почерком Тьмы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Страницы Истории: Почерком Тьмы » Омут памяти » Пир во время чумы <03.01.1980, Р.Л., А.М. & М.К.> - завершен


Пир во время чумы <03.01.1980, Р.Л., А.М. & М.К.> - завершен

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Два знатных представителя блестящей аристократической знати Англии и один известный деятель журналистского ремесла магического мира завтракают и ведут пространные беседы в баре "Три метлы" на руинах подвергшегося нападению оборотней Хогсмида.

0

2

Все еще около 11

Приятно осознавать, что кто-то тебе рад, искренне, по-настоящему, без притворства, вызванного положением, без лести, ставшей вечной спутницей Клэйдса, без условностей, которым любила предаваться напыщенная знать британского туманного острова. Постоянно окруженный челядью, подчиненными и аристократами, Максимилиан давно уже перестал верить и доверять, что, однако, не мешало ему вменять это делать другим: доверие — лучшая основа для манипуляций.
- Да ладно? А я думал, что аристократы решили устроить «хождение в народ»! - намекнув на редкостную разношерстность представленной в «Трех метлах» публики, пошутил пожиратель и тут же подозвал официанта, которому вменил свой заказ.
- А вообще ночка удалась на славу, - обращаясь сразу и к безмолвствовавшему Малфою, и к оживившемуся с появлением Клэйдса Лестрейнджу. - Мне еще и посчастливилось присутствовать при ночных событиях, так что, Рабастан, с меня показания, с тебя — интервью, - возвестил того маг шутливым тоном, а сам прикинул себе, что рассказать ему действительно будет что.

***

В какие-то жалкие секунды оборотень преодолел расстояние, разделявшее его с заметившим его магом, и одним прыжком ворвался в гостиничный номер Клэйдса. Разбитое стекло дождем окатило пожирателя, который, однако, за секунду до этого невербально сумел поставить щит, о который и ударились острые капли, но натиск вервольфа заклятию предотвратить не удалось: Максимилиан оказался на полу, прижатый его передними лапами. Животное смотрело прямо ему в глаза, пока пожиратель прилагал все усилия для того, чтобы избежать его зловонного дыхания на своем лице.
- Ты подружка Сивого? – убедившись в тщетности своего начинания, Клэйдс решил познакомиться с оборотнем поближе. – Ну и вкус же у него, скажу тебе, дорогая!
Желтые глаза зверя двумя яркими лунами сверлили дерзившего наглеца, пока он вслепую пытался отыскать свою палочку, вылетевшую у него из руки после удара. Шерсть встала дыбом, морда оскалилась, а с клыков, жадных до крови, капала слюна. Попытки же Максимилиана тем временем все никак не могли увенчаться успехом, рождая панику в мозгу пожирателя. Рука лысым пауком ползла по полу, но все никак не могла найти столь необходимые предмет, а вервольф терял терпение.
- Где ж ты, инфернал тебя подери! – терпение терял не только оборотень.
- У тебя, кстати, прикус неправильный, - продолжил ерничать пожиратель, когда его рука-таки наткнулась на палочку. – Надо исправить. Aliсui dentes*! - реакцией на заклятие стал истошный вопль, ставший предвестником листопада из зубов, оросившего лицо мага, - Consopire**! – от греха подальше следом воскликнул Клэйдс, дабы не быть истерзанными когтями оборотня, который усилил хватку. Кулон на шее блеснул золотым светом, и животное, обмякнув, повалилось на пожирателя.

***

- А как поживают ваши домашние? – между делом поинтересовался Максимилиан сразу у обоих своих собеседников, принимая свой заказ. Дела ночные, утренние и те, что ожидали его ближе к полудню, требовали плотного завтрака или хотя бы жалкого его подобие.

* Aliсui dentes - Выбивание зубов
** Consopire (Bewitched Sleep) - Снотворные чары

+6

3

Все то же время, все то же место...
Пальцы беззвучно отбивали ритм на столе, некая тренировочная практика для концентрации внимания. Раз…два…три…четыре…пять, палец за пальцем беззвучно касались поверхности стола, с каждым новым кругом ускоряясь, до тех пор, пока ритм не сбивался, и пальцы не начинали перескакивать, не дожидаясь своей очереди, и тогда все начиналось снова. От длительности подобных упражнений начинало сводить руку и Рабастан, стряхнув усталость с кисти, убрал руку под стол, продолжая ту же практику, но теперь на колене. Отсутствие зрительного контакта сказывалось благостно, повышая тактильную чувствительность и позволяя дольше не сбиваться.
- О, ты просто мое спасение, Макс, я уж и не надеялся найти хоть одного вменяемого свидетеля происшествия. Около пяти утра мне пришлось спасаться от миссис Падлгут, - словно сообщая страшную тайну, Рабастан склонился над столом, таинственно понизив голос, - она битый час между истерическими всхлипываниями твердила мне о том, что это она виновата в нападении. Вчера вечером она в сердцах пожелала своему мужу, чтобы его загрыз оборотень…, - сделав интригующую паузу, Лестрейндж снова вернулся в исходное положение, расслабленно опершись на спинку стула, - пришлось записать ее показания, а то она грозилась разыскать меня в министерстве и привести мужа в свидетели! - обратив страдальческий взор к потолку, маг живо выразил все свое отношение к безумным представителям магической деревни, которые одолевали его полночи каждый со своим видением произошедшего, и мельчайшими подробностями того, как сильны их переживания и велики потери, которые были ему глубоко безразличны, даже более того, вызывали раздражение и желание самолично закончить то, что не смогли сделать оборотни и смести эту деревню с лица магического мира вместе в ее занудными жителями, которые вместо того, чтобы облегчить ему жизнь, старались ее бесконечно усложнить, придумывая то, чего не было на самом деле. В их представлении нападало на них не менее тысячи разъяренных волков, тогда как их было не больше сотни, а то и меньше, количество жертв возрастало в их рассказах с каждым новым вопросом, а появление сотрудников министерства откладывалось, а порой вообще нивелировалось, в сравнение с тем, как они единым фронтом отстаивали свои владения.
Выдержав необходимую паузу, дабы успеть соблюсти необходимую вежливость, Абраксас, раскланявшись, поспешил удалиться в родовое поместье, деликатно оставив двух магов для приватной беседы, которой пока оставался мешать ушлый официант, снабдивший Клэйдса завтраком, а Рабастана, успевшего вклиниться со своим пожеланием в наиболее подходящий момент вменения заказа Максом, горячим чаем.
- Домашние? Если честно, я тут уже вторые сутки, и, судя по тому, что в магический розыск меня еще не подали, то дома все хорошо, - сам не зная, то ли уязвляться от подобного пренебрежения им, то ли обрадоваться тому, что его оставили в покое, Рабастан все же решил провести в дальнейшем дознание по этому поводу или просто устроить небольшую внутрисемейную диверсию.
Когда все, что было востребовано было установлено на стол, и в пределах слышимости не находилось ни одного постороннего субъекта, Лестрейндж весь во внимании обратился к Максимилиану.
- Ну, что скажешь? Горячая была ночка?

+6

4

Слушать рассказы о невообразимой глупости жителей магической деревни Клэйдсу было не ново, но от того не менее смешно. От подобных историй веяло ностальгией по безвременно ушедшему прошлому, когда он, штатный колдомедик больницы Св. Мунго, трудился в поте лица над вот такими вот же не отягощенными интеллектом хогсмидскими ведьмами и колдунами, которые иногда целыми партиями завозились на его 4 этаж - в отдел отравлений растениями и зельями.
Максимилиан всегда диву давался, с какой частотой местные жители наступали на один и те же грабли, а значит вновь и вновь возвращались в его руки с теми же симптомами и диагнозами. Конечно, тут не обходилось без Запретного леса, измывавшегося над глупыми, но твердолобыми бедолагами, и каждый раз приходилось повторять одну и ту же песню: "Запретный лес на то и запретный, что ходить туда, как минимум, не рекомендуется". И вот, вылечив очередную вдовствующую миссис, снабдив ее ценными рекомендациями и рецептами необходимых к применению зелий, молодой колдомедик был обречен на скорую повторную встречу с немолодой скучающей и от того попадающей во всякие передряги дамой, решившей в свои годы собственноручно набрать сон-травы для прописанного им же зелья вместо того, чтобы купить необходимый ингредиент в аптеке, и ей было даже невдомек, что эта травка собирается с соблюдением целого перечня требований, предотвращающих отравление сонным парами растения. В итоге круг замыкался.
Откровенно смеяться над рассказом Рабастана Максимилиан не мог - не позволяли правила хорошего тона, ореолом которых был окутан лорд Малфой. Поэтому, когда Абраксас покинул их, сославшись на какие-то несуществующие дела, Клэйдс облегченно выдохнул. Тут же подоспел заказ пожирателя, так что он, ослабив несуществующий галстук и наполовину съехав под стол, принялся за трапезу, смеющимися глазами наблюдая за чаепитием Лестрейнджа, рассказывавшего о делах семейных. Своей семьи у пожирателя не было, поэтому чужими интересовался из научного любопытства.

***

В сферу научных интересов Максимилиана входили не только чужие семьи - бесконечные свитки, содержавшие разработки экспериментально новых направлений в алхимии, всегда были при маге в искусно им же уменьшенном формате. Вот и первые лучи солнца застали Клэйдса с очередным трактатом в руках, полулежащим на кровати все того же номера «Трех метел», где пару часов назад он чуть было не лишился жизни. В углу комнаты стояла накрытая непроницаемой тканью клетка, из которой не раздавалось ни звука, так что можно было подумать, что она пуста. Сам номер был в первозданной чистоте — прибраться за оборотнем для пожирателя не составило труда, поэтому, больше не способный уснуть, он с интересом продолжил прерванный зверем процесс — изучение труда Николаса Фламеля.
Хлопок аппарации посреди комнаты отвлек от увлекательного чтива. Ничуть не удивившись произошедшему, маг со скучающим видом перевел взгляд с рукописи на появившегося.
- Все прошло удачно?
- Более чем.
- Мессалина в порядке?
- Да, я ее не тронула.
- Хорошо. Тогда показывай.

Появившаяся в апартаментах Клэйдса женщина, очевидно, простывшая, шмыгала и время от времени убирала за ухо длинную челку. Отвечала она кратко и по делу. Сегодня от ее руки пали семеро и, хотя торопиться ей больше было некуда, она была скупа на слова.
Расчехлив свою палочку, женщина закрыла глаза и хлестким движением кисти рассекла воздух перед собой. В том месте, где она сделала мысленный надрез, из неоткуда просочилась кожаная папка и величаво зависла над полом. Максимилиан отложил труд Фламеля в сторону и встал. Прямо перед ним висели материалы по ликантропному зелью — последней разработке Отдела Тайн Министерства Магии.

***

- Не то слово! - взмахнув руками и вторя им головой для большей экспрессии, с набитым ртом согласился Клэйдс, позволявший себе подобные нарушения этикета лишь в присутствии узкого круга приближенных. - Пришлось вспоминать свое сентмунговское прошлое, - загадочно объявил Лейстрейнджу он и отпил капучино из кружки. - Истеричных дамочек успокаивать! - в ответ на удивленный взгляд Рабастана объявил Максимилиан и, довольный произведенным эффектом, с удвоенной силой и смехом принялся за свой омлет.
- А ты не в курсе: много народу покусали? - под аккомпанемент ударов ножа и вилки о тарелку между делом поинтересовался пожиратель все тем же смешливым тоном, словно каждый день наблюдал подобные события.

Отредактировано Максимилиан Клэйдс (2011-04-17 18:16:32)

+5

5

Лестрейндж пил чай, медленно чинно и очень скрупулезно, так словно каждый глоток нес какую-то смысловую нагрузку и обычное утреннее чаепитие приобретало в его лице какое-то сакральное, мистическое значение, будто это и не чай был вовсе, а священная амброзия. Мизинчик был аристократично оттопырен, чашечка после каждого следующего глотка с тихим звоном, характерным столкновению фарфора друг о друга, возвращалась на блюдце, так что ручка была строго перпендикулярна ложечке, лежащей по диагонали на белом блюдце. В общем, в свете всего происходящего особенно удручающ был тот факт, что Рабастан пару раз совершенно не подобающим образом плевался чаем при очередном приступе смеха, который уже входил в сферу истеричного, ибо живописания Клэйдса и манера подачи, с которой преподносилась информация, неизменно вызывали желание совершенно не аристократично хохотать. Но после каждого неуместного приступа, Лестрейндж снова брал себя в руки и высокомерно осматривал случайных свидетелей собственной слабости, безмолвно обещая жестокую кару, каждому пикнувшему.
- Да, ох уж эти истеричные дамочки…, - со знанием дела провозгласил и ушел на пару кратких мгновений в думы о прекрасных представительницах, - да не так, чтобы очень, убитых можно пересчитать на пальцах, а покусанных немногим больше, могло быть больше… но пришлось вмешаться, - переключившись с дамочек на жертв, закончил еле слышным шепотом, приглушенным в очередном глотке чая, Рабастан, с сожалением подумав о не свершившемся, жестом руки подозвал одного из оставшихся сотрудников, подконтрольных ему.
- Мне нужен список, - не уточняя дополнительных условий, Пожиратель понадеялся на сметливость взрослого мужчины, но, видимо, зря, ибо через минуту получил, что просил, а именно список, но список, вместо имен жертв, включал в себя список сотрудников, прибывших этой ночью по вызову, при чем носил явно неформальный характер, так как некоторые из имен были заменены министерскими кличками, которые вообще не стоило предоставлять приличному человеку.
- Мерлин, с какими идиотами приходится работать! – сокрушаясь по поводу своей несчастной жизни министерского служителя, пожаловался Клэйдсу, чая найти в нем понимание. Кому как не ему знать о том, как сложно сносить всю эту печалящую узколобость некоторых представителей магического мира, что уж тогда говорить о магглах, этих неразумнейших из неразумных. Куда катится мир?!
- Мне нужен список жертв, мистер Бингли, будьте любезны предоставить мне его, желательного в свернутом виде, чтобы не светить им на всю деревню, после можете быть свободны…, - разъяснив все в мельчайших подробностях, как ему казалось, Рабастан с облегчением остановил свой взор на Максимилиане, невыразимо ликуя от того факта, что есть еще «луч света в темном царстве».
- Вот так и живем, - словно описав ситуацию последних дней этими короткими словами, Рабастан дождался появления списка перед своими очами, невзначай его развернул и передвинул изящным движением руки ближе к центру стола, изучая краем глаза и предоставляя возможность Клэйдсу отметить несколько имен, - ну, а ты чем занят в последнее время, кроме усмирения истеричных дамочек? – спросил как бы между делом, интересуясь не столько и не только рядовыми заботами редактора, сколько буднями перспективного Пожирателя, что было более волнительно и актуально.

+5

6

В этом "...но пришлось вмешаться" было столько невысказанной досады и невыраженной тоски, что Клэйдс невольно улыбнулся - понимающе и даже немного сочувственно, и эта умудренная опытом улыбка резко контрастировала с по-хищному смешливыми глазами, прищуренный взгляд которых, казалось, сканировал любой предмет своего внимания на сквозь, но делалось это как-то совершенно непосредственно и необыкновенно естественно, поэтому дискомфорта жертвы детального изучения не испытывали, одурманенные наркозом всепоглощающего обаяния. Той же процедуре подвергся и лейстренджевский идиот, названный Рабастаном мистером Бингли, хотя там и так все было как на ладони - стареющий не то холостяк, не то вдовец, юность проведший как попало и не скопивший за жизнь не гроша, теперь пытался сгнить себя на работе, дабы лишний раз не утопать в бассейне отчаянных и иногда суицидальных мыслей, на реализацию которых ему просто не хватило духу. Типичность ситуации вновь вызвала на устах приканчивающего омлет Максимилиана едкую усмешку.
- Не будь идиотов, не было бы и умников, - философски изрек пожиратель насмешливым тоном и принялся за свой кофе.
Оказавшийся перед глазами список жертв на пару мгновений украл внимание мага у Рабастана - меткий взгляд невидимыми крюками впился в исписанный косым почерком пергамент. Отмечая знакомые имена, Клэйдс не выказывал сочувствия или удивления - никто по почившим страдать не будет - сам пожиратель уж точно.
- О, миссис Фиггенсон, голубушка, тоже тут! - казалось, радости мужчины не было предела. - Наконец-то прекратятся ее бесчисленные письма отборнейшего бреда, а то стажеры уже изнылись на ее счет, - чуть ли не салютуя собеседнику, объяснил Рабастану Клэйдс и, довольный, сделал очередной глоток обжигающе горячего кофе.

***

- Уверена, что не оставила никаких следов?
- Абсолютно. Только те, что были необходимы.
- Хорошо. Я прослежу, чтобы на тебя не вышли.

Максимилиан сидел на гостиничной кровати и завороженно гладил кожу добытой ценой нескольких человеческих жизней папки, пока загадочная женщина стояло подле, прислонившись бедром к стене. Искусный трансгрессор и знаток черномагических заклятий, она стала жемчужиной в его коллекции завербованных для "Валькирии" алхимиков-исследователей.
- Скоро я представлю тебя Милорду, - не отрывая глаз от хранившихся в папке пергаментов, бросил ей пожиратель как бросают кость изголодавшейся бешеной собаке.
- Наконец-то, - в ее глазах сверкнул фанатичный блеск, сродни отблескам рассветного солнца на стене - такой же холодный и такой же алый.
- Видишь клетку в углу? - Клэйдс все также не поднимал глаз, увлеченный добытыми женщиной материалами, но боковым зрением уловил ее утвердительный кивок. - Возьми ее с собой и отконвоируй в лабораторию - это обращенный в попугая оборотень. Будем опробовывать на нем действенность описанного в этих свитках, - любовно провел по пергаменты рукой пожиратель, пока взгляд с неугасающим интересом бегал с одной строки на другую. - Из Тонкса уже взяли образцы на анализ?
- Сразу после твоего поручения.
- Тогда все складывается очень удачно
, - расплывшись в довольной улыбке, резюмировал маг. Женщина осталась безмолвной.

***

- Тяжелы будни зам. редакторов! - весело ответил Максимилиан, вгрызаясь в местную выпечку. - Одна заноза по имени Скитер чего стоит! - сокрушался он с набитым ртом, правда, это не мешало ему весьма четко выговаривать звуки.
Рассказать что-то больше Клэйдс не мог: про "Валькирию" знали единицы, про приказ Лорда - и того меньше, вот и приходилось обходиться "рядовыми заботами зам. редактора".
- Хотя, чего скрывать, твоя заноза по имени Сивый побольше будет, - смешливо и одновременно сочувственно протянул маг, не прекращая трапезу. - Кто-то знал об организации этого массового безумия?

+6

7

Все кругом заново оживало после ночного нападения и за всей этой утренней суетой маленькой деревни, обстоятельства, которые еще немногими часами ранее вызывали неконтролируемый страх и панику среди мирных жителей колдовской деревни, сейчас полностью затерялись и единственное, что пока еще напоминало о ночном происшествии это работники министерства, прочно обосновавшиеся в пабе мадам Розмерты, то ли ожидая рецидива, то ли просто не имея желания сдвигаться с места, что постепенно начинали неимоверно выводит из себя Рабастана, чей утренний чай превратился в заиндевелое озеро коричневого цвета, к которому не хотелось даже прикасаться, поэтому приходилось с завистью наблюдать за здоровым аппетитом Клэйдса и тем как стремительно испарялись в нем доставленные блюда, видно ночь зам.редактора и в самом деле требовала его активного участия, раз организм с таким завидным рвением принимал в себе все эти яства.
- Да, Сивый та еще заноза, но к этому делу он свою мохнатую лапу вряд ли приложил, слишком уж все было…, - Рабастан на секунду задумался, подбирая нужный эпитет ко всему свершившемуся накануне, - мирно. Всего лишь кучка оборотней, бесконтрольная, загрызли старичков, мирно спящих в своих постелях, побили стекла и были таковы. С Сивым все было бы более кроваво и успешно, - с малой тенью сожаления, Лестрейндж припомнил пару похожих случаев, которые гремели по всей магической Англии, этот же забудется уже к вечеру, - к тому же, никто даже не попытался помочь той, что я поймал, она была какая-то бесполезная пешка без капли хоть сколь-нибудь ценной информации, пошла за всеми как баран на заклание, не имея ни малейшего понимания, что именно от нее может потребоваться, пришлось подкинуть ей пару ценных организаторских способностей, чтобы от ее поимки был хоть какой-то толк… молчит она профессионально, так что легенду о собственной эфемерной значимости не развеет.
Рабастан стал не в меру разговорчив, усталость начинала развязывать язык, и уже спустя минуту после того, как он произнес свою тираду он задумался на самом ли деле он озвучил сейчас все свои мысли или это игра усталого мозга. Разумеется, не Макс вызывал его опасения, а те, кто находился вокруг и за своими собственными делами не забывал поглядывать на их дружный тандем, обосновавшийся в центре зала.

+5

8

Когда последняя капля ароматного напитка покинула сей бренный мир и упокоилась в недрах пожирателя, Клэйдсу стало совсем легко и весело на душе. Все шло лучше некуда, и, не обладая провиденческий даром, в наличие коего у своей цели он также сомневался, Максимилиан был настроен заранее на успех, для чего у него уже было все необходимое в наличии. Украдкой поглядывая на свои маггловские часы на цепочки, покоившиеся в глубине кармана мантии, он отсчитывал минуты до назначенной встречи.
- Может, стареет? – предположил маг, улыбаясь абсурдности собственных слов. Стареющий Сивый – зрелище не для слабонервных, так что пожиратель поскорее предпочел выбросить из головы вырисовавшийся образ поседевшего и щедро покрывшегося морщинами оборотня. Успешно очистив свой разум, он одним движением поймал за руку пытавшегося прошмыгнуть мимо официанта и тут же послал его за счетом.
- Я, пожалуй, пойду, - кинув на стол деньги, привстал Клэйдс и принялся поправлять немного смявшуюся от сидения одежду. – Неожиданно и радостно было видеть тебя этим утром! Надеюсь, ты быстро отделаешься от всего этого, - он красноречиво обвел взгляд местных. - Передавай привет брату и бывай здоров!
До часа Х оставались считанные минуты.

***

Легкой, почти джазовой походкой Максимилиан неспешно спускался в бар под руку с девушкой, облаченной в длинные струи черной мантии. Отличительных примет в ней нельзя было различить - все было скрыто под мешковатыми на манер монашеской рясы одеждами, ужасно напоминавшими балахоны дементоров. В незанятой спутником руке незнакомка несла довольно большую клетку, возможно, совиную, непрозрачной плотной тканью скрывавшую свое содержимое. Клэйдс в своей традиционной манере острил на ходу, тогда как понять эмоций девушки было невозможно - то ли мантия скрадывала ее движения, то ли она действительно не находила юмор мага смешным, но, тем не менее, покорно следовала за пожирателем. Торжественно продефилировав таким образом до выхода, Максимилиан привычно рассыпался в комплиментах и услужливо приоткрыл даме дверь.
- Как поживает племянница? - на прощание вдруг спросил пожиратель. Клэйдсу дела не было до какой-то там родственницы своей подручной, но радость бурлила в нем, как вода в разогретом котле, и маг просто-напросто не мог самовольно заткнуться. – Кажется, Катрин?
- Да, - ответила скрытая от чужих взглядов фигура, оставаясь все также поразительно неподвижной. – У нее все как всегда, - как вопрос - такой ответ. Все приличия соблюдены, все точки над “i” расставлены.
- Тогда до свидания, Люси Морган, - с усмешкой закончил пожиратель и, еще мгновение понаблюдав за ней, резко контрастировавшей с местным ландшафтом, закрыл дверь под раздавшийся с улицы хлопок аппарации.
Когда ритуал прощания был окончен, маг смог наконец оглядеться. К удивлению чародея, помещение было заполнено более чем на половину. Посетители пребывали в нездоровом возбуждении, который, кажется, вызывал в них нездоровый аппетит. Контингент оказался на редкость разношерстным: после трагического падения "Кабаньей головы" от рук, как уже успел разведать Клэйдс, Вэлбурги Блэк, вся местная шваль перебралась в "Три метлы", чему, кстати сказать, персонал заведения не был рад. Максимилиан лишь насмешливо ухмыльнулся, наблюдая за неуклюжими попытками какого-то официантишки услужить знатным пройдохам.
Сам маг выглядел хоть и сиявшим от счастья, но на редкость изможденным, осунувшимся и помятым. Под лукаво прищуренными глазами тенями залегла вчерашняя бессонная ночь. Устало проведя по ним, пожиратель двинулся по проходу.
- Простите, - наткнувшись корпусом на мага, пробубнил озлобившийся на посетителей официант, и, обогнув Клэйдса, виртуозно двинулся дальше по проходу. Пожиратель саркастично поднял бровь и проводил того снисходительным взглядом, после чего продолжил вальяжной походкой свой променад по помещению.
За одним из столиков Максимилиан обнаружил Рабастана Лейстрейнджа и Абраксаса Малфоя. Оба, кажется, пребывали в благостном состоянии духа. Без лишних предисловий Клэйдс направился к паре.

+6


Вы здесь » Страницы Истории: Почерком Тьмы » Омут памяти » Пир во время чумы <03.01.1980, Р.Л., А.М. & М.К.> - завершен