Страницы Истории: Почерком Тьмы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Страницы Истории: Почерком Тьмы » Омут памяти » Больничное крыло Хогвартс 1980 [АД, РК, ММ, ДБ] - закрыт


Больничное крыло Хогвартс 1980 [АД, РК, ММ, ДБ] - закрыт

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Дата 3 января 1980

Больничное крыло.
Рената пришла в себя.

0

2

... Кабинет Директора.

Друэлла молча следовала за директором Хогвартса, с того момента, как она покмнула кабинет, она не проронила ни слова. Взгляд потемневших глаз был устремлен вперед, с вызовом поднятый подобородок и плотно сжатые губы, говорили о том, что "бывшая" слизеринка делает сейчас большое одолжение, продолжая оставаться в замке после того, что было выказано в кабинете.
Она шла по коридорам, не глядя по сторонам, её ноги четко печатали шаг, а последующий удар конца трости об пол, словно ставил точку и придавал завершенность каждому её движению.
То, как боязливо основная масса учеников отпрыгивали с её пути. говорило о том. что в данный момент Миссис Блэк выглядела более грозно, чем обычно. Но её это мало заботело, особенно мнение всяких сопляков, которые попадались на её пути и были досадной помехой, иногда мешая движению. Она не размышляла о том, что случилось, потому-что это уже произошло. Её куда больше волновали последствия и то, что уйти с поста сейчас не удасца. Хотя конечно можно, но тогда её обвинят в постыдном бегстве. а Блэки никогда не были трусами. С этими мыслями она вошла в палату.
Бегло, скорее по привычке осмотрев интерьер, она наконец приблизилась к кроватям, где уже стояли Минерва и Альбус. - Здравствуйте Минерва, - голос Друэллы звенел, словно воздух был заморожен и был таким острым, словно натянутая струна о которую можно порезаться до крови.
Шаг-удар трости - точка - шаг - удар - точка. Всё ровно и четко, как в танце: шаг - приставка - шаг - приставка.
- Что тут случилось ещё? Её глаза пристально подобно иглам впивались в девушку на кровати. Но вопрос был адресован не ей. - О чем я ещё не знаю Альбус? Взгляд неотрывно был прикован к девушке, голос звучал тихо, но четко.

+2

3

Больничное крыло
03.01.1980 год
10-11 утра

   Рината сморщилась, когда увидела нечто зеленое, что ей предлагали проглотить. Внутри вспыхнул бунт, как при митинге троллей на Косой алели в 1955 году. Она боролась с желанием отшвырнуть ложку от себя дальше, но осилила лишь откинуться глубже на подушку, безапелляционно показывая всем своим видом, что это нечто ее языка больше не коснётся и заставлять нет никакого смысла. О ее упрямстве знали не понаслышке. Что касалось языка - она оставалась молчаливо хмурой даже тогда, когда ласковый голос Альбуса коснулся ее слуха. Взор полный обиды, как пламя свечи, терзавшееся на сквозняке, метнулся к спокойной заводи светлых глаз директора, потонув, испуская рассерженное шипение.  Коул не хотела говорить, душили эмоции, где-то зарождался гнев, удерживаемый лишь тем, что Рината никогда никому не желала плохого, и сейчас она ругала себя больше, потому что чувствовала пресловутую обиду, а не ненависть к Феликсу. Она откидывала от себя тянувшееся к ней спокойствие Дамблдора, волнение профессор МакГонагалл и хладнокровие целительницы, желая чувствовать только себя, только свои эмоции. Та пустота, которую она ощутила в юноше даже в памяти теперь пугала не меньше, чем то, что она чуть не умерла в его руках. Хватаясь за дар, как за нить спасения, она предпочитала слышать людей вокруг, и не понимала, как раньше могла желать иного...но только слышать. Ее мысли стали крепче.
  В крыло ворвалась женщина, раздражая воспаленное сознание стуком трости о камень, методично, словно годами отработанный шаг. Она встает напротив Ринаты и взирает на нее с лицом судьи. Коул даже не изменилась во взгляде, ощущая усталость и на вызывающий взор женщины, могла ответить лишь равнодушием. Злость от недопонимания и высокомерие исходило от железной леди, концентрируясь на директоре. Женщина жаждала растоптать больше, чем скорее подозревала, а может, она боролась с искушением высказать это вслух. Очевидно, у них уже состоялся сегодня разговор и, видимо, не очень приятный. На языке вместе с привкусом зелья появилось странное мерзкое чувство недоговоренности. Ведьма знала, что Альбусу ничего не стоит прочесть ее мысли, подозревая в нем таланты, которым Рината была не конкурент, плюс его огромный опыт и врожденную мудрость. Не обладая фанатскими чувствами к директору, Коул испытывала благодарность и к этому человеку. За последний год, ее единственной семьей оставались учителя и единицы из студентов, которые не бросались от нее в рассыпную, как мыши от кошки.

+4

4

Больничное крыло

Поппи хлопотала, ворчала, причитала, наставляла и делала столько действий в стремительные 60 секунд, что ощущение и видимость бурной деятельности вокруг кровати, на которой лежала мисс Коул и рядом с которой стояла Минерва, становились практически ощутимыми: протяни руку и ты почувствуешь энергетику и шквал желаний, главенствующим среди которых было «вылечить». Профессор МакГонагалл стояла рядом подобно стражнице. Когда она убедилась, что это не минутное пробуждение Ринаты, декан Гриффиндора потянулась за своей волшебной палочкой, спрятанной во внутреннем кармане в рукаве мантии, чтобы отправить утешительную весть Альбусу, как двери лазарета распахнулись, впуская его собственной персоной. Минерва собралась было с облегчение вздохнуть, но это самое облегчение застряло где-то поперек горла, когда ее ушей достиг четкий стук, издаваемый тростью, принадлежавшей миссис Блэк. Каждый удар говорил о настроении аристократки – этот же удар вбивал все глубже гвоздь раздражения в сознание заместителя директора.
- Здравствуйте, миссис Блэк,  - отозвалась профессор МакГонагалл на приветствие, внимательно следя за женщиной, поведение которой оказалось, похоже, неприемлемым для стандартов мадам Помфри, которая зашипела на аристократку, требуя понизить голос. Ноздри же Минервы побелели, когда Друэлла обратилась к Альбусу в столь вызывающей манере. Воздержаться от комментариев ей помогло только воспитание и натренированная годами работы в школе сила воли. Поэтому, когда она все-таки обратилась к миссис Блэк, ее слова звучали учтиво, сурово и по-деловому сдержанно. – Боюсь, произошедшее с мисс Коул для всех пока загадка, миссис Блэк. Девочка очнулась 5 минут назад и не произнесла пока ни слова. И я не позволю, – жестче и на полтона выше, опережая события, произнесла Минерва, желая, чтобы всем стало ясно, что свои слова она сдержит, - допросить девочку сегодня.

+4


Вы здесь » Страницы Истории: Почерком Тьмы » Омут памяти » Больничное крыло Хогвартс 1980 [АД, РК, ММ, ДБ] - закрыт