Страницы Истории: Почерком Тьмы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Страницы Истории: Почерком Тьмы » Омут памяти » Игра с мячом, а зовется - квиддичом! (2 января 1980 года) - закрыт


Игра с мячом, а зовется - квиддичом! (2 января 1980 года) - закрыт

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Хогвартс:
$ Элизабет Харт (Гриффиндор) – охотник [капитан]
$ Серлина Варнс - МИ (Слизерин) – охотник
$ Барти Крауч мл. (Слизерин) – охотник
$ Рината Коул (Слизерин) – ловец
$ Бенедикт Поссибли (Хаффлпафф) – загонщик
$ Саммэр Флинт (Ревейнкло) – загонщик
$ Харлей Дэвидсон - МИ (Гриффиндор) - вратарь

Дурмстранг:
$ Рафаил Димитров - загонщик [капитан]
$ Ян Димитров - МИ – загонщик
$ Феликс Зограф - охотник
$ Теодор Григорьев - охотник
$ Эрик Придд – охотник
$ Елеазар Македонски – ловец
$ Ивон Левски - МИ – вратарь

Отредактировано Элизабет Харт (2010-07-06 19:03:15)

0

2

2 января 1980 года, 19:00

Лиззи осторожно ступала по тропинке, которая вела к квиддичному полю, боясь сделать лишнее неловкое движение: опыт двойного синхронного падения с метлой на покрытую свежим настом землю болезненным воспоминанием окроплял сознание девушки, так что она в совершенно нелепой позе кралась по заснеженным просторам Хогвартса. Радовало лишь то, что вокруг не было ни души, поэтому гордость девушки от этого страдала в гораздо меньшей степени.
Несмотря на ярую приверженность гриффиндорки к каблукам, спорт и погода сумели-таки переобуть Харт в зимнюю резину и украсить такими на первый взгляд ненужными игроку в квиддич аксессуарами, как шарф, что флагом развевался на ветру, и пушистыми белыми варежками, которые искрились из-за пропускаемого снежинками, что заблудились в дремучем лесу ворса рукавичек, света.
Однако даже излишества в спортивной униформе не сказывались на качестве игры гриффиндорки, в этом году ставшей капитаном сборной Хогвартса в соперничестве с командой Дурмстранга - этот пост стал неожиданностью для девушки: за плечам у нее был лишь год главенства в команде факультета, который, однако, принес львам кубок по квиддичу. Это назначение, конечно же, вызвало сплетни и толки разного рода и отнюдь не способствовало росту популярности Элизабет, так что сейчас Лиззи многое ставила на кон: в случае поражения она могла стать изгоем, но победа бы вознесла ее на недосягаемый для других уровень, когда говорят: "Победителей не судят".
Подобные мысли занимали голову Харт все то время, пока она преодолевала эту полосу неприятностей. Добравшись-таки до поля, гриффиндорка возблагодарила Мерлина и принялась увлеченно приводить себя и свою метлу в порядок. На горизонте стали появляться другие игроки, так что ожидание грозилось быть не долгим.

+7

3

Рафаил Димитров – загонщик, капитан сборной Дурмстарнга

Межшкольный турнир был первым серьезным мероприятием, в котором участвовал Рафаил, со времен своего назначения капитаном. Нервное напряжение зашкаливало, и Димитров постепенно начал срываться на свою команду, особенно это коснулось брата, действиями которого на тренировках, капитан был крайне недоволен. Постепенно фанатизм и желание победы начали возрастать и достигли своего апогея перед самым началом решающего матча. Сегодняшняя тренировка, воспринималась Рафаилом как очередная возможность подготовить команду к решающему матчу.
- Мы должны выиграть сегодня, - воодушевляющая речь, призванная поднять командный дух, началась с призыва, - мы намного лучше и сильнее Хогвартса, у них даже не нашлось достойных парней и пришлось набирать в команду девушек. Мы должны показать им сегодня, что значит Дурмстранг и настоящая мужская сила, - при этих словах Рафаил сжал кулаки, так что костяшки пальцев побелели, и погрозил невидимому противнику. Стиснув зубы, капитан оглядел всех членов своей команды, – идем и победим!
Взяв в руки свою метлу, и закинув ее на плечо, он взял в другую руку биту загонщика. Димитров дождался, пока команда построится в ряд, и, возглавляя шествие, покинул раздевалку.
На поле, перед началом тренировки, капитан давал последние наставления.
- Елеазар, не особенно-то миндальничай с их ловцом, – кивком головы капитан указал, на черноволосую девушку, намекая, чтобы Македонски действовал жестко. Феликс, Теодор и Ивон – не думайте ни о чем, кроме квоффла. А мы постараемся разобраться с их охотниками и чтобы бладжеры вас не достали, - поиграв со своей битой, подбрасывая ее и ловя, Рафаил протянул руку в центр круга, ладонью вверх, ожидая пока каждый из игроков накроет ее своей. – Мы победим!
Подняв, как он считал, настрой своей команды, Рафаил решил пошатнуть дух соперников, запугивая собирающихся игроков Хогвартса своей физиономией. Нахмуренные брови и зверская ухмылочка, выглядели как обещание серьезного боя, не на жизнь, а на смерть. Ничего, кроме победы Димитрова не устраивало.

+5

4

Скорее, из нежелания встречаться глазами с Димитровым, чем действительно как следствие острой нужды, весь монолог Македонски неторопливо и педантично осматривал свой Нимбус-1700, размышляя, как бы вел себя на месте Рафаила, довольно завидном месте, но все же изредка, не в силах сдержаться, бросал на говорившего быстрые хмурые взгляды. Кажется, общая тренировка внезапно возымела для капитана преувеличенно большое значение и его напутственная речь, которую, наверное, стоило поберечь до марта, по мнению ловца ставила перед командой не те цели. Впрочем, свои мысли Елеазар пока оставил при себе, так как стоило отдать Димитрову должное, он очень старался. И чем больше старался, тем явственнее было заметно, как он жутко нервничает, а подливать масло в огонь не хотелось.
Но на поле Македонски не сдержался. Все, что касалось его обязанностей как ловца, которые до этого каждую игру исполнялись им четко и почти без нареканий, воспринималось болгарином слишком болезненно.   
- Я собираюсь  м и н д а л ь н и ч а т ь  столько, сколько посчитаю нужным, - сухо проговорил Елеазар. - Неизвестно, будут ли еще общие тренировки, поэтому сейчас важно не победить, а выяснить, на что эти ребята способны и в чем их слабина. Игра, если ты не забыл, заканчивается, когда снитч пойман. 
С этими словами он последним протянул ладонь, запечатывая «узел дружбы».

+6

5

В раздевалке было душно и откуда-то пахло носками. Этот запах меня настолько раздражал, что половину напутственной речи Рафаила я прослушал. Но, думаю, он не сильно расстроился бы, если бы узнал об этом, ведь эту же речь он повторит и перед началом матча, который состоится уже в марте, и там уже, надеюсь, я выслушаю его внимательно. А пока я был занят собственным видом. Пусть и вел я себя как девчонка, но отсутствие бровей на моем лице покоя мне не давало. Отвлекло лишь то, что я заметил, как Григорьев трепетно приводит в порядок свою метлу. Моя же метла удостоилась лишь жалостливого взгляда. Пусть свое отношению к квиддичу я и изменил, но вот с метлами общего языка мы так и не нашли. Стараясь действовать незаметно, я подправил парочку торчащих в разные стороны прутьев, потер рукавом древко метлы и на этом успокоился, подняв глаза на Димитрова и покивав в знак своего согласия с его словами.
На поле мы вышли стройным рядом. Сборная Хогвартса была пока не в полном составе и, как видно, их очаровательная капитан, на которую я украдкой пару раз взглянул, не утруждала себя такими мелочами, как подбадривание своей команды. Играть против сборной, где преимущественно одни девушки, было не впервой. Хотя, признаться, на этот раз ожидал я несколько иного расклада, но зато мысль о том, что девушку лучше не обгонять, не трогать, не смотреть на нее, не говорить с ней и уж тем более не поддаваться ей уже не посещала мою седую голову. Ну ладно, пока еще не седую. В Шармбатоне все девушки были как с конвейера. Им я об этом, конечно же, не говорил, но факт остается фактом: на поле они вели себя как истинные леди, поэтому победа была достаточно легкой. А вот что касается Хогвартса... ну, что касается – это мы сегодня и выясним. Елеазар запечатал наш "узел дружбы" и мы, издав наш фирменный клич, приготовились к игре.
- Как вы думаете, - тихо заговорил я, обращаясь к команде, - в их сборной одни девушки потому, что местные юноши не хотят рисковать, или это такой коварный ход по отвлечению нашего внимания на поле? - поинтересовался я, указав красноречивым взглядом на прихорашивающуюся мисс Харт.

+6

6

Рик подойдя к команде ухмыльнулся услышав слова Феликса. Скажем так, по моему мнению оба твои предположения верны. Исподволь оценивающе глядя на команду противника. Однако не думаю что нам придется расслабляться. серьезности в голосе парня хватало. Это тебе мой дорогой друг отнюдь не Парижский отдых и учтивые реверансы, и эти девушки еще могут дать нам жару. Так что не буду говорить очевидного.
Таак у них кажется вратарь на прошлой сыгровке как то слабовато себя показал. Надо будет его ""проверить на вшивость" Шерри любимица парня выбралсь к тому времени из шкафчика куда Эрик ее  положил и недовольно шипя цапнула немца за шею своими когтями заставив недовольно мотнуть головой.
Ну вот, теперь опять воротник будет закапан. Опять чары... Недовольно морщась Рик оперевшись о метлу наблюдал за тем как собирается команда девушек, негромко роняя при этом. Дело в том, Феликс, что когда парни чрезмерно себя любят, то всегда приходится отдуваться девушкам. Впрочем, я как то маловато уверен, что юноши Хогвартса, даже хваленые гриффиндорцы смогут составить конкуренцию своим же девушкам в выносливости, уме и мастерстве. Но, это мое личное мнение. Впрочем время покажет... Змеекошка недовольно урча снова умостилась на плече охотника который пытался  придумать начало  игровой вариации благоприятной для своей команды.

Отредактировано Эрик Придд (2010-09-29 11:44:01)

+4

7

Кабинет по изучению латинского языка
19:00, среда, 2 января 1980 год

После уроков у обеих квиддичных команд неожиданно случилось незапланированное интервью, так что Бену пришлось покинуть Мартина, оставив его на попечение Иветты, которая, было ощущение, только этого и ждала. Такая чрезмерная забота казалась Поссибли странной, так что хаффлпаффец начал подозревать наличие некоих симпатий со стороны старосты их дома к О'Нолану - это объяснило бы несколько неадекватное поведение девушки. Увы, но его друг не обращал внимания на Джонс: все его мысли были заняты другой сокурсницей, и он, кажется, не особо скрывал своего особого отношения к Элизабет: надеясь привлечь ее внимание, парень даже учавствовал в этом году на отборочных в основной состав сборной школы, хотя в команде своего факультета был всего лишь в ранге запасного.
На самом деле любовные перепетии не особо занимали Поссибли, так что через пару минут он уже выбросил эти мысли из головы, как раз перед входом в учительскую, где, как им сообщил Филч, их ожидал журналист из "Пророка".
- Чего-то поздновато для статьи о прибытии дурмстрангцев в Хогвартс, - думал Бенедикт, хотя лицо его выражало, скорее, не задумчивость, а какую-то долю не то банального тупизма, не то благородной отрешенности. - С другой стороны, рано для освещения предстоящей игры, - не унимался он, пытаясь найти подвох в силу врожденной недоверчивости. Но такового не было обнаружено, и Бен благополучно пережил массовое интервью, во время которого ответил лишь единожды, когда журналист обратился непосредственно к нему.
После этого у парня оказалось немного свободного времени, и он направился в гостиную, надеясь застать там Мартина, а за одно взять с собой споринвентарь, но из знакомых Поссибли встретил лишь Риску, которая, мурлыкая, рассказала хаффлпаффцу, что Иветта утащила О'Нолана в библиотеку.
- Бедняга, - пожалел того Бен и с метлой на плече отправился на тренировку.
Хогвартцы на поле пока были в меньшенстве: рядом с капитаном расположились Харлей и Серлина, тогда как дурмстранговцы были в полном составе.
- Скучаете? - вместо приветствия бросил Поссибли, подходя к троице.

+6

8

Рината бежала к тренировочному полю и притормозила около свежих следов на снегу, нарушившие красоты мерцающего пласта. Она аккуратно ставила ногу в зияющие дыры, и, судя по их амплитуде и размеру, Харт была уже на месте. Приподняв выше шарф, чьи концы подхватил ветер и хлестанул ведьмочку по лицу, Рината быстро преодолела последние ямы и подошла к лавкам, где сидела гриффиндорка.
- Привет, - Коул улыбнулась и совершенно не расстроилась бы, если бы на нее не обратили никакого внимания. Привыкла, что манеры приличия существовали только в узких кругах студентов, в которые она не входила.
Стряхивая с ног ошметки снега, кое уже начали подтаивать и рисовать на форме темные холодные пятна, она заметила подошедших болгаров и приветливо помахала им рукой. Соревнования пусть остаются соревнованиями, квиддич всего лишь игра. Если бы Рината не была в воздухе столь же юркой и шустрой, сколько и чудной, а чудинки в ней было предостаточно, она вряд ли бы стала ловцом сборной команды Хогвартса. Ее жизненные позиции так разнились и излучали всемирную доброжелательностью, что это могло бы помешать Слизерину выигрывать кубки на соревнованиях. Но там, в небе, она чувствовала себя превосходно и, поддаваясь всеобщему азарту, чувствовала себя в игре легко и непринужденно. Похлопав себя по карманам, Рината вспомнила, что с прошлой тренировки забыла свои очки в раздевалке. Забежав в раздевалку, она быстро скинула с полки какое-то тряпье, под которыми нашла то, что искала. Резина дужек, примерзшая к дереву, не поддалась усилиям и с каждой попыткой грозилась порваться. Наложив заклинания тепла на  лед, Рината добилась успеха. Вынырнув из раздевалки на стадион, она заметила Бена, подоспевшего пока ее не было. И ему она тоже радостно помахала рукой, отчего ее хвосты запрыгали в такт.

+6

9

Реплика Феликса в кабинете перед девушками Хогвартса до сих пор не давала покоя Тео. Его уши горели, как два красных сигнала маггловского светофора, а сам он нарочито не встречался с Зографом взглядом, увлеченно начищая метлу. Рвение Григорьева держать свою красавицу в порядке и так было запредельным, а тут оно и вовсе стало навязчивым желанием. Казалось, что еще пара таких энергичных движений, и в древке метлы образуется дыра размером с галеон.
Напутственная речь капитана не очень вдохновляла, а выражение его физиономии еще и пугало. Тео почему-то казалось, что тот до сих пор не может забыть травологию, отчего он тут же тихо прыснул, стараясь не показывать Димитрову своей несерьезности к происходящему процессу, хотя мирно лежавшие у него в кармане корни Аконита лишь больше раззадоривали болгарина.
- Интересно, - стараясь не смотреть на капитана, думал он, - если я сейчас в него ими запущу, он меня убьет?
Вопросом-то Теодор задался, только решил пока не проверять свою теорию на практике, тем более, что игроков команды соперника становилось все больше, а значит близилось начало игры.

+6

10

Харлей Дэвидсон (Гриффиндор) - вратарь

Харлей вышел из раздевалки, закинув метлу на плечо, и пошел к площадке для квиддича по уже протоптанной тропинке. Команда противников была в полном составе, чего нельзя было сказать о сборной Хогвартса. Сложилось так, что в сборной оказались в основном девушки, но отказать им в мастерстве было невозможно. Гриффиндорец окинул взглядом стадион. Ряды запорошенных снегом сидений располагались достаточно высоко для того, чтобы зрители могли отчетливо видеть, что происходит в воздухе во время игры. На противоположных концах поля стояло по три золотых шеста высотой по двадцать метров с прикрепленными сверху кольцами. Они и являлись обязанностью Харлея. Небольшие снежные бугры на них говорили о том, что в квиддич здесь не играли довольно-таки давно. Дэвидсон остановился рядом с Элизабет, кинув внимательный взгляд на сборную Дурмстранга, но вскоре отвернувшись. Каждый был, похоже, озадачен предстоящей тренировкой. За вялой беседой с сокурсницей удалось скоротать время до появления Варнс, Поссибли и Коул.
- Может, стоит уже приступить к игре? – предложил Харлей, усмехнувшись. – А то наши противники, кажется, уже начинают скучать, – добавил гриффиндорец, кивнув головой в сторону дурмстрангцев.

+6

11

Увлеченно приводя себя и свою метлу в порядок, Лиззи незаметно скоротала то время, которые было необходимо остальным членам ее команды для того, чтобы собраться в полном составе. Девушка не оставила и следа, доказывавшего бы ее вину в неуклюжести, ставшей причиной ее головокружительных пируэтов на заснеженных просторах школы, и теперь изо всех сил лучилась обаянием, чтобы отвести от себя косые взгляды. Она одобрительно кивнула Ринате в ответ на ее приветствие, памятуя о ее храбрости, и ей вторили уже окружившие ее к тому времени игроки. Вскоре подоспел Бен и другие.
- Я, признаться, тоже уже засиделась, - сладко потянувшись, словно после длительного сна, ответила Лиззи Харлею и в очередной раз взмахнула волосами. - Крауч, ты взял сундук с мячами? - повернувшись к слизеринцу, осведомилась гриффиндорка, и, убедившись, что тот выполнил поручение, твердым шагом направилась к команде противников.
- Мы готовы, - объявила болгарам Харт, остановившись в нескольких шагах от них. - По метлам! - крик девушки эхом разнесся по стадиону, отражаясь и многократно увеличиваясь в силе звука.
Тринадцать экипированных и полностью готовых к битве игроков взметнулись в небо. На земле осталась лишь Лиззи, любуясь на команды снизу и ослепительно сверкая улыбкой иностранным студентам. Убедившись, что все готовы, Харт деловито направилась к сундуку, стоявшим на краю стадиона, по пути успевая поправлять головной убор и прическу.
- Мячи в игре! - возвестила всех гриффиндорка и пинком раскрыла сундуки. Два массивных мяча тут же устремились вверх, норовя сбить всех на своем пути. Следом за ними робко и не смело выпорхнул снитч, и, словно очарованный красотой Элизабет, совершил круг почета вокруг нее, после чего, набрав ошеломляющую скорость, устремился в небесные дали. Девушка проводила золотого негодника кокетливым воздушным поцелуем, а сама жеманно взяла в руки квофл. Покрутив его так, будто впервые в своей жизни увидела, Харт без предупреждения вскочила на метлу и без розыгрыша мяча устремилась к кольцам противников.
- Девушкам нужно уступать! - гаркнув в ответ на недовольство помчавшихся на нее в ту же секунду болгар, она обошла одного, обманула второго и привычным жестом атаковала нижнее кольцо дурмстрангцев.

+4

12

Пора было приступать к решительным действиям. Мгновения запугивания, что Рафаил усиленно выпучивал глаза и корчил, по его мнению, пугающие физиономии, прошли, оставив за собой резь в глазах и чудом не вывихнутую челюсть, от злобного скрежетания зубами, и губы, которые настырно кривились в коварной ухмылке разбойника с большой дороги. Видимых признаков, свидетельствовавших о том, что усилия были не тщетны, Димитров не наблюдал, отчего челюсть свело еще больше, но уже от досады. Хогвартцы были до омерзения спокойны и даже не выглядели сосредоточенными на предстоящей игре, вызывая его немое негодования и довольство собственными, более организованными дурмстранговцами. Рафаил даже на время позабыл о своих наставлениях, тщательно заготовленных им прошлой ночью, любуясь своими игроками. Он испытал животрепещущее чувство гордости, преисполнившись которой, почувствовав себя наравне с хлопотливой матушкой, впервые выводящей в свет своих «птенчиков» и тайком утирающей слезы счастья, невольно наворачивающиеся на глаза при одном лишь взгляде на плоды собственных трудов, которые дали ростки в любимом дитятке. Единственное, что усмиряло его пыл, направленный на собственных соратников, это игроки сборной Хогвартса. Он мог как угодно, чаще всего безразлично, хотя иногда и крайне дружелюбно, относится к своим соперникам вне игрового поля, но сейчас, каждый, кто был на противоположной стороне, был его врагом с красной мишенью на лбу, каждый круг которой становился все насыщенней, пока не переходил в жирную точку в самом центре, в которую он мысленно прицеливался, забывая, что основная задача тренировки это скрыть свои истинные возможности и постараться вывести из спокойного равновесия соперника, дабы раскрыть резервы и тот максимум, на который он способен. Забывая об этом сам, он был уверен в своих игроках, каждый из которых не зря попал под его командование в сборную Дурмстранга и знал свое дело, лучше чем кто бы то ни было. В этом он был уверен. 
Приближение капитана противоборствующей сборной отразилось на Рафаиле упрямо поджатыми губами и прищуренным взглядом, которым он пытливо выслеживал каждое ее мельчайшее движение, не ожидая подвоха, но будучи готовым к любой неожиданности или неверному шагу.
- Нет, это мы готовы! – по-детски парировав светловолосой девушке, Димитров до боли сжал древко метлы, щеголяя побелевшими костяшками напрягшейся кисти и повернув голову вполоборота, скомандовал своим игрокам: - По метлам! – пытаясь перекрыть своими звуковыми вибрациями крик гриффиндорки, и тут же взметнулся в небо вслед за своей командой, которая без лишних слов капитана разбилась на поле в традиционное построение, где каждый мог контролировать свой участок до того как все кругом перемешается настолько, что тактические построения станут неважны, оставив место голым инстинктам и натренированным годами приемам.
Рафаил ревнивым взглядом обводил кольца соперников, пока Ян и хогвартский загонщик ввели в игру бладжеры, умело пикировавшись черными мячами, грозящим каждого из них направить в нокаут, или, как минимум, оставить пару живописных синяков на память о встрече. Сам капитан успел размахнуться битой, чтобы отвести маленького разбойника подальше от плеча Македонски, когда мисс Харт ввела в игру последний мяч, с которым и рванула, избежав розыгрыша, к кольцам. Позавидовав той прыти и неслыханной наглости, на которую она пошла, Димитров попенял сам себе, что не удосужился проконтролировать этот момент, хотя и признал, что на ее месте он сам, несмотря на биту в правой руке, уже устремился бы к воротам противника, пока никто еще не настроился на серьезную игру и наслаждался полетом.   
Жажда разгромной победы затмевала собой здравый смысл, он настолько желал продемонстрировать всю мощь их школы, что, не раздумывая, помчался наперерез своим же охотникам, гонимый единственной мыслью, во что бы то ни стало не допустить, чтобы счет в этом матче открыла сборная Хогвартса. Его капитанская ревность гнала его пуще ветра, дувшего в спину и бладжер просвистевший у уха, лишь еще больше распалил его в этой погоне, оставив брату одному разбираться с загонщиками Хогвартса, сочтя их небольшой угрозой сосбтвенному покою, тогда как светловолосый охотник представлялся сейчас большей угрозой, которую он отчего-то предпочел устранить самому, нежели предоставить эту задачу более умелым охотникам Теодору и Феликсу.
- Ивон, не смей пропустить этот мяч! – зачатки осмысленности стали пробиваться в мозг Димиnрова вместе с сократившейся скоростью и его внезапным самоустранением в погоне за мисс Харт. Необходимой помощью в этом нелегком деле, явился Ян, пославший ему вслед мяч, который Рафаил сильным ударом переправил вслед гриффиндорке, гарантированно надеясь произвести огромную помеху в прицельном броске в их нижнее кольцо. Зависнув в воздухе, он, стиснув зубы, наблюдал за дальнейшими событиями, получая истинное наслаждение от того, что видит. Капитан сборной Хогвартса приобретала в его глазах все больше веса, вызывая восхищенный интерес, поражая скептично настроенного на ее счет дурмстрангца, полагающего, что эта хрупкая девушка вряд ли будет способна противостоять его непобедимой армаде больше трех секунд без вреда для собственного здоровья.

+4

13

Ивон Левски  - вратарь сборной Дурмстранга.

Ивон не выражая никаких дополнительных эмоций ни словом, ни делом, лишь педантично смахнув с плеча пару снежинок, тут же превратившихся в сплошное ничто, перекинул ногу через древко своей старой, но надежной метлы и взлетел в унисон с соратниками по команде, поражаясь той слаженности действий, что была им присуща, несмотря на редкие разногласия, вторгающиеся в их стройные ряды. Капитан, как всегда преисполненный непомерным тщеславием мало обращал внимания на, вечно недовольного всем и вся, вратаря сборной. Левски же не дожидаясь получения этого внимания и дополнительных команд, скорее даже избегая их, устремился к своей цитадели, своим кольцам, единоличным хранителем и правителем, которых он был, клянясь им в вечной верности и обещая оберегать их покой до самого конца.
Осматривая свои владения, он сделал круг, тщательно осмотрев каждое кольцо. Словно ища на нм надпись: «Притягиваю квоффлы!» или «В меня все попадают!». Не найдя ничего, что могло бы ему помешать справиться с собственными обязанностями, Ивон подчеркнуто аккуратно поправил свои перчатки из драконьей кожи, подтянул защиту на голенях, затянув ремни на щитках и расправив плечи, гордо задрал голову, наконец-то кинув взгляд на остальных игроков. Недолго пришлось ему наслаждаться покоем, охватившим его после проведения всех формальностей, предшествовавших обычно началу игры, так как он тут же заметил летящую на него дневной фурией девушку из команды Хогвартса, кажется Элизабет, хотя он мог ошибаться.
Прочитать ее замысел по лицу было практически невозможно, поэтому первым порывом Левски бросился на защиту верхнего левого конца, и лишь встав в оборонительную позицию, уловил взгляд охотницы, вскользь брошенный на нижнее кольцо, к которому после крика капитана он стрелой метнулся, раздраженно бормоча про себя, что сам знает, что ему делать и как, он едва не влетел в него вместо квоффла, превозмогая желание высказать Димитрову все, что думает по поводу подобных восклицаний в столь ответственный момент, когда все чувства должны быть сосредоточены на одном, а ему вместо этого приходилось обращать косвенное внимание на своего капитана. Казалось уже обе команды вплотную подлетели к их кольцам, а если кто-то еще отставал, то все жадные взгляды были устремлены на эту дуэль, в которой он не смел допустить промаха, и, сжав покрепче ногами метлу раскинул объятья для летящего ему навстречу мяча, поймав который после сильного броска капитана противников, совершил небольшой кульбит через голову и уловив боковым зрением подле себя Теодора, пробросил тому мяч, отдав в безраздельное пользование, абсолютно безвозмездно, проводив его лишь наполненным кратким сожалением взглядом. Он бы с радостью продержал его в своих руках подольше, но его кольца не единственные на этом поле, и не он один достоин наслаждаться ощущением азарта, оказавшись один на один со своим противником.

+5

14

Бен стоял рядом с капитаном своей команды, вокруг которой собрались другие игроки, и взглядом изучал соперников. В его обязанности как загонщика входило обеспечение безопасности своим, а также устранение любого чужого с пути держащего квоффл охотника. Поссибли не был одним из тех головорезов, которые швыряются бладжерами направо и налево, - он точно вычислял слабые звенья в тактике противника и при необходимости выводил их из строя. В то же время хаффлпаффец никогда не атаковал вратарей и ловцов, не принимая грязную игру в любых ее проявлениях, хотя в целях защиты мог сбросить того, кто понахальнее, с метлы, чему весьма способствовало его крупное телосложение.
По команде Харт парень оседлал метлу, держа ее в одной руке, второй же сжимал биту, закинутую ему на плечо, и в мгновение поднялся в воздух в окружении игроков своей команды, но на полпути стал сбавлять скорость, пока в конце концов не зависнул над полем гораздо ниже остальных. Его расчет был прост: хаффлпаффец знал, что Элизабет должна была вот-вот ввести мячи в игру, поэтому заранее выбрал стратегически верную точку для того, чтобы сходу запустить мяч в одного из охотников противоположной команды.
Еще на земле внимание парня привлек Феликс, который, в отличие от других игроков сборной Дурмстранга, не проявлял примерного рвения в доведении спортинвентаря до совершенства — он легонько, одними пальцами потрогал ветки своей метлы и на этом успокоился. Неудивительно, что первой жертвой был выбран именно, как самый неорганизованный, а значит не сосредоточенный.
Бен не смотрел вниз, где вовсю пудрила противникам мозги Элизабет, а вновь и вновь сканировал противников, чтобы убедиться в верности своего решения, поэтому крик капитана его сборной пришелся очень кстати. Опустив голову, парень увидел, как два мяча, разрезая воздушную массу своей обтекаемостью формы, стремительно приближались к игрокам.
Кинув еще один многозначительный взгляд на Зографа, хаффлпаффец отработанным годами махом руки отправил одного из «злодеев» в... капитана чужой команды. Решение было спонтанным, однако при этом верным: Димитров неадекватно отреагировал на ту вселенскую наглость, что позволила себе Харт, и с совершенно безумным взглядом и битой в руке кинулся наперерез своим охотникам в сторону охотницы. Бладжер пролетел в какой-то паре дюймов от головы болгарского капитана, но, кажется, ему этого оказалось достаточно для того, чтобы отстать от девушки, рвавшейся поразить одно из вражеских колец.
Тем временем другой загонщик болгар, обыграв Саммер в перестрелке бладжером, послал мяч в сторону капитана, который, подкорректировав направление мяча, задал тому цель помешать Элизабет закончить начатое. Бен пришпорил метлу и ринулся вперед, оставив Флинт в охрану Харлея и его колец.

+5

15

Заставили ли слова Эрика меня нервничать? Отчасти. Я, признаться, не привык отнимать мяч у прекрасного пола. Почему-то это дело представлялось мне сценой схватки с ребенком, наотрез отказывающимся делиться своей конфеткой. По себе знаю – сам таким в детстве был. Не конфету, а склянку с каким-то зельем моя кузина у меня все-таки отобрала. Ну, я, в общем-то, не особо растерялся, сделал круг почета вокруг этой великовозрастной воришки и жадины, да и вцепился ей недавно появившимися зубами в попу. Криков было много – слов тогда я тоже много новых выучил. До сих пор, кстати, помню и иногда употребляю. Но, стоя сейчас на квиддичном поле, которое разительно отличалось от нашего, я, к счастью, об этом случае из детства не вспоминал. Да и не думал я о том, как сложится тренировка: привалился к древку своей метлы и, вылупив глаза, наблюдал за командой противника, вскоре оказавшейся перед моими глазами в полном составе. Я так пристально и внимательно наблюдал, по большей части за стройными ножками противниц, что проморгать приближение Элизабет было практически невозможно. Зато пристальное внимание к моей скромной персоне одного из загонщиков их команды, я не учел. К реальности меня вернул оглушительный приказ Рафаила, бесцеремонно потревоживший мой слух и посеявший панику у барабанных перепонок, тут же поднявших звон в ушах.
- Силенцио на тебя не хватает, – проворчал я, скорчив рожицу за спиной капитана, которую рассмотрела, кажется, вся сборная. Сделав вид, что я тут, в общем-то, и ни при чем, я залез на метлу и собрался чинно взлететь в воздух, который тут же вернет мне мою внимательность.
Игра началась как-то совсем неожиданно. Я был не готов к такому наглому повороту событий: Харт присвоила себе мяч и ринулась к нашим кольцам, пока я принимал воздушные ванны и ждал минуты розыгрыша. Секунда, и я уже лечу вслед за этой белокурой нахалкой, которая решила, что в воздухе действуют те же правила, что и на земле. Похоже, не меня одного взволновал ее поступок, потому что через несколько мгновений меня подрезал наш же капитан, вслед которому я отправил одно из тех слов, которое выучил, когда на меня орала моя кузина в далеком и беззаботном прошлом. Но с курса, к счастью, я не сбился и вновь пристроился в хвосте Димитрова и Харт. Мимо просвистел бладжер, который, в прочем, предназначался не мне, поэтому особых помех на моем пути не составил. В изящном пируэте обогнув Яна, отправившего бладжер в сторону брата, переправившего черный бешеный мячик в Харт, я изменил свое направление, поскольку заметил, что Теодор уже впереди планеты всей и готов принять мяч, когда Ивон его поймает. В общем-то, поймал и передал. Найдя взглядом Эрика, я кивнул в сторону колец противника, намекая, что пусть переместится, а я уже подстрахую Теодора. О возможности попасть под раздачу, то есть под бладжер, я, как и раньше, не задумывался. Братья Димитровы не подводят. Поэтому пока мое внимание сосредоточилось на Григорьеве, чтобы, когда того потребуют обстоятельства, без видимых трудностей принять у него мяч. А трудности могли возникнуть, потому что два других охотника, девушка и юноша со Слизерина, кажется, Варнс и Крауч, тоже уже были поблизости, готовые к атаке.

+8

16

Ян Димитров – загонщик сборной Дурмстранга.

Мой брат - это нечто. Я всегда это знал, но, оказываясь с ним на поле, убеждаюсь в этом еще раз. А потом еще и еще. К тому же, он павлин. Правда, перед такой оппонирующей нам командой я бы тоже стал павлином: распушил бы хвост, важничал бы, задирал бы всех. Но я, как всегда, спокоен и стою в сторонке, пока не дают сигнал начала тренировки. До этого, в отличие от остальных членов сборной, рассматривающих исключительно девушек и то как объекты воздыхания, а не противниц, я изучал их именно как игроков – и никак иначе, уделяя даже наибольшее внимание сильной половине их команды. Они были спокойны и уверены в себе – хотя, это всего лишь тренировка, нечего переживать. Я вновь перевел взгляд на брата, который уже оседлал метлу и выкрикивал о начале тренировки… да, о спокойствии и уверенности в том, что это в с е г о  л и ш ь тренировка, стоило побеседовать именно с ним – вдруг проникнется моими мыслями. Вздохнув, подошел вслед за хогвартским загонщиком к ящику, где стиснутые кожаными ремнями рвались в бой черные бладжеры и, как будто бы не замечая девушки, расстегивающей второй ремень, выпустил на свободу один из мячиков и тут же взлетел вслед за ним, покручивая в руках биту. Тренировка началась нечестно, что, в прочем, сразу же задало темп – хороший, не сонный, взбодрились, наверное, даже замерзшие на трибунах по осени мухи.
Пролетая мимо Елеазара, отогнал от него бладжер, врезав по нему битой с такой силой, что чуть не оглушил ловца сборной. Мяч полетел в сторону, кажется, Бенедикта, который посматривал на Зографа – это его внимание к нашему охотнику не укрылось от моего еще на земле, поэтому, клюнув на его обманный маневр, я направился в сторону Зографа, в то время как пущенный мною в его сторону бладжер полетел в моего переполошившегося из-за вопиющей наглости капитана хогвартской команды брата. На высоких скоростях разминувшись с Феликсом, направился ближе к нашим кольцам, куда, кажется, устремилась половина игроков. Не замечал раньше за собой стадного чувства, но что ж поделаешь. Направляясь к нашим кольцам, которые уже защитил Ивон, я увидел летящий в меня черный мяч: взяв чуть в бок, я рывком пошел на повышение, огибая бладжер и оказываясь позади него, чтобы очередным оглушительным ударом отправить его в сторону Бенедикта, посягнувшего на благополучие моего брата.

+4

17

То, что англичанки сами себе на уме, Тео понял в первые же дни пребывания на земле британской, но то, что они еще бывают и настолько наглыми, пожалуй, для Григорьева стало открытием. Он елозил на метле взад и вперед, в нетерпении ожидая розыгрыш мяча, который, кстати говоря, частенько выигрывал, но капитан сборной Хогвартса решила обойтись без этого, видимо, как ей показалось, незначительного элемента игры. Болгарин от возмущения начал чуть ли не задыхться, когда белокурая бестия как малолетнего обошла его с квоффлом в руке и устремилась к их кольцам.
-Какого черта?!
Будь у него под рукой что-нибудь - что угодно - он без раздумий метнул бы это в Харт, однако, увы, ничего не оказалось, поэтому пришлось истошно вопить, чтобы хоть как-то компенсировать моральную травму. Но в квиддиче криками и скандалами делу не поможешь, и Тео, взяв себя в руки, пришпорил метлу и устремился за обидчицей. Он, пожалуй, был солидарен с Рафаилом в желании догнать ту и отобрать мяч, правда, бита в руке капитана грозила не проствм перехват квоффла, а осложненным возможными травмы. Поэтому Григорьев, набирая превосходящую скорость, вздохнул с облегчением, когда Димитров отступился, дав возможность Ивону самому разобраться со сложившейся ситуацией. И он это сделал выше всяких похвал, в результате чего в руках Тео оказался вожделенный мяч.
-А вот теперь мы поиграем!
Решил болгарин и, в мертвой петле обойдя разозлившего его капитана враждебной сборной, молнией рванул к кольцам противников. Боковым зрением он выхватил позади себя союзных охотников, страховавших его на случай контратаки, которую, к удивлению сказать, организовали не охотники, а слаженно работавшие загонщики, дружным хором атаковавшие Григорьева. Издав крик раненной птицы, Теодор отдал пас Феликсу и спикировал ниже, стараясь увернуться от мастерски запущенных бладжеров.

+4

18

Положа руку на сердце, Елеазару было почти безразлично, сколько мячей поймает Ивон и сколько на той стороне поля пропустит верзила по фамилии Дэвидсон, так как уже после первой минуты игры стало понятно, что у девушек-спортсменок, вопреки бытовавшему среди болгар мнению, руки растут откуда нужно и на разгромный перевес в сто шестьдесят очков, благодаря которому и не жаль было бы как утешительный презент преподнести ловцу соперников на блюдечке снитч, полагаться никому уже не стоило. Так что все это броуновское движение над полем, в которое ловец вникал лишь настолько, чтобы ненароком не пропустить стремительное сближение с шальным бладжером, а то и вконец ошалелым загонщиком собственной команды, размахавшимся битой как мельница лопастями, по его мнению, могло представлять хоть какое-то значение лишь по окончании спарринга, когда Димитров, со свойственным ему скрупулезным, даже, возможно, чересчур скрупулезным подходом к обязанностям капитана устроит обязательный «разбор полетов», или еще позже, уже в виде шуточек и подковырок – реже единичной скупой похвалы – в течении нескольких последующих дней.       
Так что, заняв неплохую позицию в центре отведенного для игры воздушного пространства, Македонски, лениво дрейфуя из стороны в сторону, внимательно оглядывал поле, трибуны и кольца, не выпуская из виду и Коул. Опыт говорил, что появление снитча следует ожидать еще минут через… несколько, когда игроки немного выдохнутся и порастратят пыл, а счет сдвинется с мертвой нулевой отметки. Но, тем ни менее, исключения из правил никто не отменял.

+5

19

Нужно было как-то растормошить это сонное царство, и Лиззи это мастерски сделала. Почему кто-то остался недоволен, она искренне не понимала и также искренне не хотела этого понимать. Зачем? Что ей это даст? Лишнюю информацию охотница старательно отфильтровывала. Да и к тому же семь здоровенных бугаев против ее команды, состоявшей по большей части из девушек, - разве это честно? Ответ очевиден, так что девушка решила ставить не на силу, а на хитрость. Итак, ставки сделаны – ставок больше нет.
Когда гриффиндорка смело одна неслась сквозь негодовавших болгар к их кольцам, она себе не могла и представить, что вызовет такой ажиотаж. Крики, шум, гомон смешались у Элизабет в ушах со свистом от набранной ею скорости. Атаковать нижнее кольцо было проще всего, именно поэтому охотница понадеялась на то, что вражеский вратарь ринется закрывать другие два кольца, решив, что она пытается провернуть обманный маневр, но нет, хитрость не сработала.
- Перемудрила, - только успела мелькнуть мысль в голове, а болгарский вратарь тут же отдал пас одному из своих охотников. – Воображала, - тут же заключила блондинка, когда тот в совершенно неестественной для квиддича манере обошел ее, сделав мертвую петлю.
Но надо было отдать выскочке должное – он успешно прорвался через стену остальных охотников ее команды, которые тут же удостоились неудовольствия Харт, и был готов уже атаковать кольца, когда внезапно появившиеся прицельно запущенные бладжеры не разрушили выстроенную болгарскими охотниками свинью. В результате сложившейся в рядах противников смуты квофл оказался в руках одного из отличившихся на драконологии  болгар, пока другой, как выяснилось, парил где-то в высших сферах, именуясь ловцом. И, несмотря на временно вышедшего из строя «выскочки», два других охотника без проблема атаковали хогвартские кольца, разыграв беспроигрышную комбинацию. 10:0 – Дурмстранг впереди.
- Барти! Серлина! Разыгрываемой вторую комбинацию! – на ходу развернув метлу на 180 градусов, когда мяч вновь оказался у ее команды, крикнула двум другим охотникам Лиззи, и они тут же выстроились в идеальную линию. Особенностью этой линии была ее вертикальность – хогвартцы образовали трехъярусную фигуру, внутри которой передавали квофл между собой.
- Бен! Прикрой Крауча! – увернувшись от запущенного в нее бладжера, успела крикнуть в сторону хаффлпаффца охотница, прежде чем пасом вернула квофл сердцу их композиции – Барти, который вот-вот должен был пойти в атаку, пока они с Серлиной ему ассистировали.

+6

20

И я верил, что это будет простая тренировка?! Ну и дурак же я. Наивный глупец, решивший, что придем, посмотрим, наследим, узнаем, на что там способна сборная Хогвартса, с девчонками пообщаемся, подружимся (особенно со мной и особенно после нашего фокуса с драконом), а тут вон какой финт ушами: состязаемся так, словно уже матч идет. Только трибуны что-то больно молчаливы. В прочем, задуматься нормально о таком повороте событий я не успел: Теодор был сбит вражеским снарядом – я же, не растерявшись, поймал самое ценное: квофл, естественно. И устремился к кольцам противника, петляя, как заяц среди препятствий. Обманный маневр, немного удачи и мы открываем счет.
- Дружище, не скучай,  - весело крикнул Елеазару, пролетая мимо и посматривая на хогвартских охотников, выстраивающихся в банальную фигуру. Нечто подобное пытались провернуть с нами и шармбатонцы. Видимо, все девушки мыслят одинаково. А пока мой разум порабощал вакуум… что-то странное со мной творилось, но это чувство странности я старательно игнорировал. Как мог.
Братья Димитровы, как я успел заметить, активно и жестоко лупили по бладжерам, метя в девушек: что ж, сами виноваты, сами начали жесткую игру, - мы же, охотники, рассредоточившись, караулили заветный мячик по всем позициям, изредка делая выпады, чтобы отнять его, но не попасть под обстрел. Мне показалось, что где-то что-то блеснуло, но не берусь утверждать, что то был снитч, может, часы на руке у кого из игроков. А пока, натянув на лицо лучезарную улыбку, пристроился рядом с Харт, кокетливо пихнув ее плечом.
- Девушка, а, девушка, можно пригласить вас на чай сегодня вечером? – прошептать это томным голосом на ушко белокурой бестии возможности не было, поэтому проорал на всю округу, отвлекая от игры и карауля квофл. В прочем, караулил я и ответ капитанши. Чисто из спортивного интереса. А пока Теодор и Стефан (который был Эриком) строили свои коварные планы.

+5

21

В тот день Сивилле не сиделось на месте: в порыве нахлынувших на нее предчувствий она лихорадочно опустошала свои запасы мистического топлива, коим величался честно стыренный с кухни херес, но даже это не могло унять начавшийся провидческий зуд, охвативший ее еще на рассвете, когда сквозь толстые линзы свои очков предсказательница впитывала алые всполохи просыпавшегося солнца, и она, не находя себе места в своей таинственной обители, то и дело порывалась там что-то поменять. Уже и столы были передвинуты, сменив свое расположение с неряшливого овала до идеального круга, и пуфы приняли куда более загадочно-беспорядочный вид, и свечи мелкими перебежками заняли места в энергетических центрах помещения, которые, как и все в Хогвартсе, любили своевольно перемещаться, однако ничто не могло отвлечь провидицу.
Измученная тщетностью попыток унять неизбежное, она решилась. Поправив на голове столь тщательно свитое воронье гнездо, девушка достала любимый хрустальный шар, поверхность которого тут же покрылась легкой дымкой, поместила его на подставку, что стояла на столике близ камина, и, запутавшись в подоле, изящно свалилась на стул подле. Погрозив неведомым неприятелям мифическими проклятьями, Трелони размотала ноги, привела их в подобающий вид и с решительностью взглянула внутрь шара. Туман, застилающий будущее, постепенно стал рассеиваться...

Шар Сивиллы написал(а):

Обычная тренировка двух школ сразу приняла ожесточенный характер. Разгневанные выходкой капитана английской школы болгары забыли о несерьезности соревнования, в которое невольно ввязались по воле непредсказуемой Судьбы, и бросили все силы на достижения тотального доминирования на поле, которого в итоге и добились: вратарь хогвартцев, словно не евши утром овсянки, пропускал даже самые простые мячи, большинство которых были исполнены Стефаном Приддом, хмурым юношей с редкой растительностью на лице. Хогвартсы чувствовали себя уверенно только в защите стараниями Бенедикта Поссибли и Саммерс Флинт, тогда как их охотники мало что могли противопоставить противникам, несмотря на попытки капитана Элизабет Харт тактически обыграть соперников. В целом болгары под руководством одержимого победой Рафаила Димистрова показали слаженную игру, слегка подсмазанную выкрутасами Теодора Григорьева, которого чуть не сбросила с метлы английская девушка-загонщица, и чрезмерной болтливостью Феликса Зографа, но в итоге через полчаса закончили игру со счетом 270:80 пойманным Елеазаром Македонски снитчем.

... Потрясенная увиденным, Сивилла отпрянула от шара. Секунда нерешительности, предсказательница бормочет себе под нос "Глупости какие" и спешно убирает шар обратно на полку. Ее святая вера в победу хогвартской команды все еще жива.

+3


Вы здесь » Страницы Истории: Почерком Тьмы » Омут памяти » Игра с мячом, а зовется - квиддичом! (2 января 1980 года) - закрыт