Страницы Истории: Почерком Тьмы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Страницы Истории: Почерком Тьмы » Омут памяти » Поменяться местами. 1971 год. Л.М., С.С.


Поменяться местами. 1971 год. Л.М., С.С.

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Непонятное просветление в мозгах, как правило, наступает ночью, отчего резко повышается работоспособность. В тишине, покое и темноте. Вероятно, именно в темноте лучше заметен свет, который, согласно общепринятому мнению, несет ученье. Особо законопослушные студенты ограничиваются штудированием глубоко-научных книг в спальне. Те студенты, которые слова «правила» и «закон» если и слышали, то в младенческом возрасте, осмеливаются выползти в ночь из гостиной и отправиться исследовать древний замок. Единицы, естественно, заходят во время этих исследований в библиотеку. Разве что в Запретную секцию заглянут и то по ошибке. Зато их не совсем научные изыскания оставляют после себя немало легенд для запугивания первокурсников. Есть еще такие студенты, которые знакомы с правилами, но какие именно соблюдать – решают сами. Вот Снейп и решил, что кабинет арифмантики для его экспериментов в один из ночных моментов просветления подойдет, поэтому и арендовал его на ночь. В известность об аренде, разумеется, никого не поставил.
Вот уже не первую неделю Снейпа интересовало Оборотное зелье. Конкретно – его абсолютная непрактичность. Сложность приготовления, 60 минут действия и практическая невозможность постоянно держать при себе объект, в который хотелось бы превратиться. Теперь была задача: как через упрощение добиться максимальной эффективности. Он знал, как разлить по флаконам известность, как сварить триумф, как закупорить смерть. Щепотка везения и он будет знать ответ и на эту задачу. Снейпу однажды уже повезло – он родился. Вероятность того, что ему повезет еще раз, присутствовала.
Шла третья ночь в кабинете арифмантики. Работа кипела. Склонившись над средних размеров котлом, Снейп внимательно наблюдал за процессом варки, морщась и склоняясь еще ниже до возможных пределов. Иногда он добавлял очередной ингредиент, хмурился и мешал варево волшебной палочкой то по часовой стрелке, то против. На соседнем столе стояло три одинаковых кубка, за одним из которых зельевар потянулся тогда, когда из котла повалил молочного цвета пар. Зачерпнув им зелья, Снейп принюхался к содержимому. Неопределенно хмыкнув, он поставил кубок на место, а на вынутом из кармана листе бумаги написал «цвет: бледно-желтый; запах: отсутствует». Убрав пергамент обратно в карман, Северус отошел к другому столу, где взял заранее растертый рог двурога и добавил его в котел. Выждав три минуты, он взял второй кубок и снова зачерпнул им зелья. На этот раз содержимое явно не вызвало у него положительных эмоций, но, тем не менее, кубок Снейп поставил на место, а на пергаменте записал «цвет: болотный; запах: аммиачный». Очередь третьего кубка пришла сразу после добавления в зелье сушеных златоглазок. Бордовый цвет, напоминавший красное вино, и терпкий запах были зафиксированы на бумаге, а кубок поставлен рядом с остальными двумя. Работа трех бессонных ночей подходила к своему концу. Оставалось определить, содержимое какого кубка не убьет, а превратит. Достав из деревянного ящичка три колбы, Снейп добавил в них по образцу каждого зелья, закупорил и убрал обратно в ящик. Затем вырвал три волоска из своей головы и кинул их в каждый из бокалов. Реакция произошла во всех трех: после того, как густой дым рассеялся, в бокалах осталась не источающая запах прозрачная жидкость, неотличимая от воды.
Да, лучше всего работается ночью. В тишине, покое и темноте. И сейчас в темноте коридора за дверью кабинета арифмантики послышались чьи-то осторожные шаги. Работа встала – эксперимент прервался.

+7

2

Люциус осторожно продвигался вперед по знакомому коридору. Палочка в руке тускло мерцала Люмосом, чисто символическим для того, чтобы не пропустить поворот и не поднять переполох среди видящих десятый сон портретов. Люциус и сам давно бы следовал их примеру, если бы в его дверь не постучали, чтобы сообщить об отсутствии одного из малолеток в слизеринской спальне. Шел последний год обучения Малфоя в Хогвартсе, и он уже давно привык носить на мантии значок старосты дома Слизерин, словно почетный орден, относясь при этом к полагающимся обязанностям, как к досадной обузе. Надо отдать должное тому, что организовывать и убеждать он все же умел, и потому на данный момент мог спать спокойно, доверив неусыпный надзор за соблюдением правил энтузиастам. Так можно было не морочиться без особой надобности. Однако сегодня среди ночи в его дверь постучал такой осведомитель, и потому пришлось отложить сон, спешно одеться и отправиться наудачу по спящим коридорам, так как, справедливости ради, надо оговориться, что постучали не в первый раз. Прошлой ночью Малфой не посчитал необходимым пойти разыскивать нарушителя, потому что плутать по ночному Хогвартсу было занятием отнюдь не таким интересным, как это представляется малолеткам, которых удерживают в спальнях правила. Вариант встретить рассвет, кое-как перекантовавшись  на диване в гостиной и триумфально дождаться возвращения нарушителя, чтобы устроить ему качественный разнос, не рассматривался ввиду сложности исполнения ради очень сомнительного удовлетворения от торжества справедливости. А от многозначительной беседы в течение дня на тему «я за тобой наблюдаю» Люциус воздержался ввиду недостатка разгромных улик, которые не стыдно при этом бросить в лицо зарвавшемуся слизеринцу. Да и не до того ему было: квиддичная команда вплотную приступила к тренировкам.
В понимании Люциуса Малфоя все сознательные нарушители правил делились на два типа: тех, которые выкрутятся из любой ситуации без потери в баллах для любимого факультета, и тех, которые признавали только личный зачет, а следовательно, рискуя, руководствовались исключительно своими соображениями и забивали на глобальный общий результат и, как отягчающее следствие, на имидж старосты. В том, что Северус Снейп относится ко второму типу не было никаких сомнений. Поэтому не оставалось иного выбора, кроме как показательно проучить малолетку собственноручно, не дожидаясь возмездия со стороны, которое повлекло бы неизбежную потерю в баллах. Довольно продолжительное время пришлось слоняться по спящему замку совершенно безрезультатно. В этом добровольно-принудительном патруле сон медленно улетучивался, и восприятие становилось внимательнее. Наконец, в какой-то раз забредя на этаж с учебными кабинетами, Малфой засек еле различимые звуки из кабинета арифмантики. Он осторожно подошел к двери, приоткрыв ее на миллиметр, чтобы уловить происходящее внутри и зайти хозяином положения. Ошибки не было. Люциус резко потянул на себя ручку и шагнул в тускло освещенный класс с  видом Правосудия, несущего возмездие. –WTF, Снейп? Ты, должно быть, перепутал время факультатива?

Отредактировано Люциус Малфой (2010-01-10 16:24:59)

+5

3

Бессонные ночи плохо сказываются на организме. Вероятно, именно из-за них и из-за увлеченности работой Снейп стал настолько рассеян, что забыл запереть дверь в кабинет. Одно простое заклинание. Эта оплошность пришлась именно на тот момент, когда кто-то не в меру любопытный решил прогуляться по замку в неподходящее для этого время. Снейп сомневался, что это жаждущий знаний студент забрел на этаж с учебными классами. Значит, это был кто-то, следящий за порядком. Северус не кинулся в панике собирать вещи и придумывать себе оправдание. Но все-таки он с постепенно таящей надеждой на то, что пройдут мимо кабинета, замер рядом с котлом, сжимая в руке волшебную палочку и прислушиваясь к тихому сопению за дверью. Вряд ли кому-то может понравиться, когда его отвлекают в самый неподходящий для этого момент. Чувство страха, которое непроизвольно возникло, стоило услышать шаги, постепенно сменялось возрастающим раздражением. Слизеринец в упор смотрел на дверь, которая приоткрылась сначала всего на чуть-чуть, а затем и распахнулась вовсе, впуская гостя. Этим гостем оказался Малфой, на которого Снейп коротко и недовольно взглянул. Нахмурившись и промолчав, сочтя вопрос слизеринского старосты риторическим, он отвернулся от него и опустил взгляд на булькающее в котле зелье. Отведенное время истекло, и сейчас из котла валил густой пар, стелящийся по холодному каменному полу плотным ковром.
- Evanesco! /тихо произнес зельевар, опустошая котел. Снейп пытался игнорировать присутствие Малфоя, который, по мнению самого Северуса, ощутимых проблем принести не мог. Но все-таки его присутствие напрягало, и недооценивать Малфоя, наверное, не стоило/ - Не спится, Малфой? /сухо ответил вопросом на вопрос Снейп, закрывая ящик с ингредиентами на замок. Кубки стояли на своих местах, в принципе, ничем не привлекая внимания/ - Ты что-то хотел? /буркнул Снейп и обернулся к Люциусу, скрестив руки на груди из желания казаться внушительней, и выжидательно уставившись на него, демонстрируя всем своим видом нетерпение/

+4

4

Учебный год перевалил за половину, и Люциус уже в красках представлял себе будущую блестящую карьеру, до которой оставались формальности. Он с похвальным рвением вел дела по части семейного бизнеса, что поручил ему отец, вникал во все практические тонкости, обзаводился нужными знакомствами и производил солидное впечатление на приемах. Словом, примерялся к образу фигуры на газетной колдографии, такой же недостижимой для простых смертных, как Фадж, старший Крауч или Фламель. Посему до оскомины привычные школьные разборки, беготня по ночным коридорам и прочие хогвартские радости ему уже изрядно досаждали. Он не был настроен на долгую возню, намереваясь побыстрее покончить с инцидентом и вернуться досматривать сны. И даже нахальное поведение Снейпа не могло нарушить его первоначального плана. Хотя в первый момент Люциус подумал, а не засыпает ли он в самом деле на ходу , и не послышалось ли ему столь дерзкое обращение. Он раздраженно прищурился, внимательно оценивая картину. Ошибки не было, хоть происходящее и поражало своей абсурдностью. Но будущей живой легенде и действующей школьной знаменитости не пристало ломать копья из-за неправильного ответа подопечного. Тем более вот  этой чокнутой и дурно воспитанной мелюзги. Он просто не понимает с кем связался.  Было бы смешно с ним препираться, право. И много чести. Надо поскорее увести его отсюда, а разговор вполне подождет до утра. В том, что у Люциуса было достаточно полномочий и влияния на факультете, чтобы превратить жизнь второгодки в ад, он всегда успеет его убедить. Малфой лишь усмехнулся на вопрос и забавно вызывающий вид Снейпа с полупрезрительным снисхождением, и направился прямиком к столу, где стояли кубки с готовым зельем, лишний раз давая понять, что блаженная лень и небрежная расслабленность в его облике – не более, чем легкая видимость. Малфой был внимателен, и потому манипуляции с котлом и ящиком шкафа не ввели его в заблуждение. Люциус небрежно наклонился над кубками, с деланным интересом разглядывая их содержимое, больше для того, чтобы продемонстрировать горе-зельевару, что играть с ним бессмысленно. –У тебя минута на то, чтобы собрать свои склянки, и мы возвращаемся в Подземелья, - подчеркнуто презрительно произнес он. – Моли Мерлина, чтобы никто нам не встретился по дороге, а прочее, что я хотел тебе сказать, мы обсудим завтра. – скривился Люциус, и дав пару секунд Снейпу на то, чтобы переварить, что от него требуется, раздраженно перевел – Быстро собирай это. – Он кивнул на кубки и, отошел к двери, не заметив, как в зелье сорвался его волос.

Отредактировано Люциус Малфой (2010-03-22 01:04:32)

+4

5

Снейп затаил дыхание, когда Малфой приблизился к результату кропотливого труда трех бессонных ночей, разлитому по трем кубкам. Зельевар сделал шаг вперед, точно хотел преградить путь старосте, но вовремя передумал, остановившись с напускным безразличием. Понимая, что на сегодня его работа закончена и что завтра придется искать новое место для завершения эксперимента, Снейп недовольно разворачивается на каблуках и уменьшает котел до размеров, позволяющих сунуть его в карман. Напоминая паука, он обходит стол с другой стороны и нехотя протягивает руку к кубкам. Вдруг Северус замечает, что в одном из них зелье приобрело мутно-серебряный оттенок. Бросив взгляд на Малфоя, он медленно, стараясь издавать как можно меньше шума, чтобы лишний раз не провоцировать аристократа и не раздражать его и без того раздраженную нервную систему, пододвигает кубок ближе к себе. Он склоняется над ним так низко, что практически касается кончиком носа жидкости. Не понимая, что могло произойти, Снейп запускает руку в карман, пытаясь найти там пустую склянку. Удача ушла. В кармане не попадалось ничего, кроме уменьшенного заклинанием котла, исписанного пергамента и фантика от конфеты «Берти Боттс». Снова прошептав заклинание, зельевар, оказавшийся в тупике из-за произошедших изменений, опустошил два кубка, которые тут же стали не нужны. Северус, постоянно кидая на Малфоя раздосадованные взгляды и уже не надеясь, что он оставит его в покое, уже готов был взять в руки кубок и аккуратно донести его до спальни, где спрячет под кровать вместе с чемоданчиком с ингредиентами до наступления ночи. Но по неосторожности он задевает его и, пошатнувшись, кубок падает на деревянный стол.
- Дьявол /в сердцах выругался Снейп, так смотря на лужу на столе, точно там лежал его умирающий друг. В кабинете появился приторно-сладкий запах. Ничего не оставалось, кроме как окончательно уничтожить зелье. Вытерев руку, на которую попало пару капель зелья, и спрятав палочку, он взял подмышку ящик с ингредиентами и подошел к Малфою/ Только после Вас /кивком головы указал на дверь, хмуро смотря на слизеринца снизу вверх/

+4

6

Люциус относительно терпеливо наблюдал за возней, внешне более не выдавая своего  раздражения.  Пока Снейп пристально приглядывался к содержимому своих склянок, Малфоя вдруг осенило, что, вероятно, причиной  ночных занятий зельеварением  послужила безнадежная неуспеваемость по предмету и постоянные насмешки сверстников. Не исключено, что профессора Слагхорна оно бы даже растрогало.  Так что в случае неудачи с незаметным возвращением обратно, можно было упирать на похвальное упорство сопляка и рассчитывать, что баллов забрали бы немного. В подтверждение мыслям старосты, последний кубок с зельем вдруг по неосторожности полетел на пол, и мальчишка всердцах выругавшись, уничтожил остатки своего варева.
– Чего Зельеварение категорически не терпит, так это кривых рук, - назидательно изрек Люциус, равнодушно отвернувшись, и небрежным движением разглаживая складку на рукаве мантии. Вежливое же предложение покинуть кабинет первым и кивок на дверь в исполнении Снейпа его взбесили. Захотелось схватить малявку  зашкирку и хорошенько пнуть для скорости, потому как снисходительного к себе отношения обнаглевший полукровка, по всей видимости, не оценил. Трость осталась в комнате.  Если бы подцепить мальчишку за шиворот ее цепким серебряным набалдашником, было бы привычней, а так Малфою пришлось вытянуть руку и с силой схватить Снейпа за тощее плечо. Это лишнее наглядное напоминание о том, что он маленький и тщедушный, остановило Люциуса. Все же не к лицу аристократу раздавать нахальной мелюзге оплеухи, лупить книгами по затылку, и швырять об стены в коридоре.  Даже если другого обращения кто-то и не в состоянии воспринять. Малфой резко отпустил плечо мальчишки, и распахнув дверь, коротко кивнул на темный коридор. – Марш. – ни на пол тона не повысив голос, коротко бросил он.

Отредактировано Люциус Малфой (2010-03-27 23:14:33)

+3

7

На лице выступили красные пятна не то от гнева, не то от смущения. Ехидный комментарий Малфоя задел, но отвечать на него Снейп не стал. Уязвленный, он смерил его недовольным взглядом, когда раздраженный слизеринец схватил его за плечо. Северус скосил взгляд на руку аристократа, перебарывая желание смахнуть ее как назойливую муху. Сжав кулаки и заскрипев зубами, он дернул плечом, намереваясь высвободиться, но Малфой сам разжал пальцы и убрал руку. Быстро и недовольно одернув рукав мантии, Снейп, ссутулившись, первым вышел в коридор, нарочно задев локтем стоявшего рядом старосту, и без промедления направился в сторону подземелий. В замке стояла гробовая тишина, нарушаемая тихим нестройным шагом двух студентов. Северус не считал нужным использовать Люмос, неплохо ориентируясь в коридоре, по которому ходил уже не первую ночь. Участки, где горели факелы, он старался обходить стороной, придерживаясь тени. В отвратительном расположении духа он стремительно пересекал коридор за коридором, точно его не заботило возможное появление Филча со своего кошкой или кого-то из профессоров. Но, не смотря на желание побыстрей оказаться в слизеринской спальне, Снейп прислушивался ко всем посторонним звукам. В гостиную Слизерина можно было попасть, пройдя сквозь голую стену в одном из подземных коридоров, где Снейп вскоре и остановился. Помедлив с паролем, он в первый раз за весь путь от кабинета арифмантики до подземелий обернулся взглянуть на Малфоя. Окинув старосту раздраженным и практически оценивающим взглядом, Северус перехватил свой ящик с ингредиентами и, назвав пароль, вошел в пустую факультетскую гостиную. Спокойной ночи /нехотя тихо прошипел Снейп, рассчитывая как можно быстрей покинуть компанию Малфоя/

+3

8

Признаться, правильно передвигаться по замку второкурсник умел. Не шумел, не лез на свет, и толково выбирал маршрут. Это избавляло Малфоя от необходимости то и дело упреждающе хватать его за шиворот,  вталкивать в нужный поворот, и при этом шипящим шепотом  высказывать крайнюю степень недовольства.  Даже как-то отлегло.  Расстояние до Подземелий сокращалось, шансы встретить по пути других блюстителей порядка пропорционально таяли, Люциус  почти перестал злиться. Он так же бесшумно следовал за отличившимся слизеринцем,  по дороге размышляя, каким трудом разнообразить скучную учебную рутину Снейпа, чтобы это с лихвой покрыло его тягу к дальнейшим ночным похождениям, а так же внушило мысль о том, что грубить старшим может оказаться  опрометчиво и чревато. Все, что приходило на ум, казалось банальным, не подходящим к данному нерядовому случаю, и воспитательный момент каждой придуманной каверзы оставался весьма спорным. Поэтому, когда они наконец оказались в гостиной своего факультета, и Снейп заторопился попрощаться и прошмыгнуть в спальню, у Люциуса до сих пор не было однозначного вердикта. – Не так быстро, - протяжным тоном отозвался он. – Для начала ты отдашь мне котел и вот это, - Малфой выразительно посмотрел  на ящик с ингредиентами, который Снейп все это время нес в руках.  - А завтра перед занятиями зайдешь, и мы обсудим, как с пользой для факультета использовать твое свободное время. Я считаю, что его у тебя непозволительно много.

+4

9

Что-то в этом роде Снейп ожидал услышать, но все-таки надеялся избежать возможного лишения имущества, тем более Малфоем. Остановившись на полпути к лестнице, ведущей в спальню мальчиков, Северус медленно обернулся, вскинул бровь и удивленно уставился на старосту. Наверное, отправь он в Люциуса сейчас Оглушающее заклятие, то, в лучшем случае, его либо исключат, либо заставят отбывать суровое наказание у Филча. В худшем же случае, Малфой никогда от него не отстанет и приложит все усилия, чтобы отравить Снейпу жизнь. Немного подумав и придя к какому-то решению, Северус все-таки сунул руку в карман и, нащупав в нем магически уменьшенный котел, достал его. Взглянув на Малфоя исподлобья, он сделал недовольную гримасу и поставил требуемый предмет на ближайший стол, а следом достал волшебную палочку.
- Engorgio /недовольно произнес Снейп, взмахнув палочкой и вернув котлу его привычный размер/ Бери /буркнул Северус, кивнув в сторону котла и сделав несколько шагов назад, крепче прижимая к себе ящик с ингредиентами и сжимая в руке волшебную палочку/ А «вот это» я оставлю себе. Утром, так и быть, зайду /без должного уважения сухо отозвался слизеринец. Напрягшись и выжидательно наблюдая за старостой, он решил во что бы то ни стало сохранить и свой ящик, и свое единоличное владение им, если Малфой не удовлетворится котлом и вздумает все-таки отобрать достаточно ценный предмет, в котором хранились образцы сегодняшнего зелья/

+3

10

За все время, которое Снейп тянул как кота за хвост, Люциус стоял совершенно спокойно, лениво наблюдая за второкурсником. Вне  всякого сомнения, тот решал для себя сложную дилемму, что произойдет, если ослушаться.  Было в какой-то степени любопытно, какие комбинации он просчитывал, пока таращился на старосту с таким видом, будто тот потребовал нечто неслыханное.  Наконец разум возобладал над недовольством, красноречиво написанным у него на лице, и слизеринец неохотно вытащил котел из кармана. Малфой было самодовольно  кивнул, но дальнейшие действия и слова мальчишки никак не заслуживали одобрения, даже насмешливого.  Безусловно, котел был увеличен для того, чтобы Люциусу было «удобнее» его забирать, ящик свой сопляк не собирается отдавать категорически, а в палочку вцепился с таким видом, что заавадил бы на месте, вздумай Малфой настаивать. Люциус с сомнением посмотрел на второкурсника, отчаянно прижимающего к груди ящик, словно там находились все его сбережения, и передумал его провоцировать.  Продолжить варить без котла проблематично, так что можно не беспокоиться, что мальчишка проявит ослиное упрямство и вернется к своим занятиям. А забирать этот ящик себе дороже.  Мало ли, какая пакость оттуда чего доброго выползет и расплодится  по спальне.  Пусть  успокоится и идет себе, наказание вполне подождет до утра. – Приятных снов, - усмехнулся Люциус, продолжая смотреть на Снейпа в упор, пока тот сообразит, что его не собираются останавливать и поспешит скрыться за дверью спальни.

+3

11

Северус застыл на месте, удивленно уставившись на Малфоя. Напряжение и осторожность отошли не сразу. Он вскинул бровь и, перестав цепляться в ящик как в спасательный круг, аккуратно, точно проверяя реакцию старосты, сделал шаг назад. К Люциусу поворачиваться спиной он пока не рисковал.
- И тебе того же /тихо произнес слизеринец все с тем же удивлением в голосе/
Еще один шаг назад. Поняв вскоре, что пятиться не слишком достойно и выглядит достаточно странно, Северус медленно развернулся и, не смотря больше на Малфоя, взбежал вверх по лестнице. Бесшумно ступая на каменный пол, он быстро дошел до двери, ведущей в спальню юношей второго курса, и без промедления толкнул дверь, входя внутрь темного помещения. Со всех сторон слышался дружный храп и сонное посапывание одногруппников. Первым делом Снейп запихнул под кровать свой ящик. И только после этого, облачившись в пижаму, залез под одеяло и закрыл глаза, и думать забыв о Малфое и светившей впереди отработке.
С наступлением утра разбудил Северуса какой-то стук, похожий на настырную долбежку в дверь. Открыв глаза, точно он и не спал вовсе, Снейп поморщился и закрыл лицо руками, пытаясь окончательно проснуться и абстрагироваться от раздражающего звука. И в следующее мгновение он резко сел, удивленно уставившись на свои руки, не узнавая их и не понимая, где находится.
- Что за черт? /прошептал Северус, ничего не понимая и ощупывая чужую пижаму, оказавшуюся на нем/
Вскочив с кровати, он заметил зеркало и тут же подбежал к нему, уставившись на чужое отражение. В ужасе осматривая представшего перед ним Люциуса Малфоя в шелковой пижаме, Снейп, не удержавшись, красноречиво выругался и недовольно поджал губы, больше не находя слов. Отражение педантично повторяло каждое, даже еле уловимое, движение, пока Северус щипал себя за руку в надежде, что все это не больше, чем сон.

Отредактировано Северус Снейп (2010-05-15 01:21:02)

+3

12

Малфой  вынес всю церемонию со спокойной снисходительностью. Никак более не комментируя действий Снейпа, он терпеливо дождался, когда тот наконец исчезнет из гостиной, вновь уменьшил котел изящно-небрежным взмахом палочки, и,  сжав в ладони трофей, направился в свою комнату, где наконец-то без всякого промедления и раздумий лег спать.
Люциус проснулся от того, что замерз. Он сонно пошевелился, чтобы посильнее укутаться, пока еще оставалась надежда не открывая глаз  провалиться обратно в сон. Одеяло странно не послушалось, оказавшись возмутительно коротким и неуютным.  Люциус недовольно повернулся, чтобы его поправить, но тут же ощутил, как заныла затекшая спина. Он снова повернулся и вытянулся, теперь уже кроме холода  и нехватки одеяла отмечая, что кровать непривычно жесткая и неудобная. В довершение до слуха донеслись какие-то звуки, весьма напоминающие сопение и храп. Это был уже явный перебор. Люциус открыл глаза и проснулся окончательно. То, что он какими-то судьбами оказался в общей спальне, он осознал мгновенно несмотря на рассветную темноту в комнате, а вот как именно, было настоящим испытанием для памяти. Малфой резко сел на кровати и напряженно огляделся, втайне надеясь, что наваждение исчезнет само вместе с остатками сна. Но оно только окончательно материализовалось, приняв вид чужой кровати в  темном углу, рядом с которой на стуле различался небрежно сваленный ворох одежды. Трости нигде не было видно. Уже в очевидной тревоге, Люциус несвойственной ему поспешностью метнулся рукой к изголовью кровати. Палочка была на месте.  Люмос! – вместо ожидаемого серебристого огонька она выпустила сноп красных искр дернулась в руке и в короткий миг в соседнем углу с грохотом попадали какие-то тяжелые предметы. Раздался звон разбитого стекла. 
–  Ты чё тут натворил, драклов придурок! – без тени почтительности отозвался первый возмущенный голос и потонул в аналогичном дружественном гуле. Далее анализировать аристократические сновидения было некогда. Люциус быстро схватил со стула мантию и с заподлянской палочкой в руке поспешил выскользнуть из общей спальни прежде чем остальные тоже как следует проснутся.  В гостиной он замедлил шаг, недоумевая на собственное опрометчивое поведение, затем и вовсе остановился и приосанился. Собрав самообладание он с холодным достоинством  развернулся  и бросил надменный взгляд в  зеркало, намереваясь поправить наспех наброшенную мантию, но в ужасе замер, встретившись глазами с отражением, которое смотрело  на него из серебристой поверхности.  Затем  слизеринец  побледнел  сильнее, но уже от ярости, с прежней стремительностью бросился в сторону комнаты старосты факультета, и со всей силы забарабанил в дверь. Никакого ответа не последовало, да и Люциус был не в том состоянии, чтобы терпеливо слушать тишину. Он назвал пароль и буквально влетел внутрь кипя от негодования.

+4

13

Мозг пытался быстро найти причину, которая могла бы удовлетворить Снейпа, настырно ищущего ответ на вопрос, как такое могло произойти. Размышляя, он делал то несколько шагов в сторону двери, то тут же разворачивался и шел обратно. Когда стук на какое- то мгновение прекратился, Северус почти уверенно шагнул вперед, но дверь сама, опередив его желание открыть ее, резко отворилась, и он чуть не столкнулся с влетевшим в спальню самим собой. Бледное лицо было искажено гримасой негодования, а  черные волосы были в беспорядке после сна. На щеке до сих пор виднелась полоска, оставшаяся после весьма тесного контакта с подушкой. Было странно смотреть на себя сверху вниз и наблюдать со стороны. Но каждое движение и мимический жест давали  понять совершенно определенно, что перед ним стоит кто-то другой.
- Доброе утро /неуверенно заговорил Северус, с претензией во взгляде осматривая собственное тело, которое теперь, как бы ему не хотелось думать, что оно живет просто автономно от него, жило благодаря тому, что в нем был заточен, вероятнее всего, Малфой/ - Люциус, /закончил свое вымученное утреннее приветствие Снейп/
Зельевар заметил во время своего осмотра в руке кипящего от негодования Люциуса свою палочку и практически сразу же бесцеремонно ткнул в нее пальцем.  Она тебя слушалась? вопрос вырвался неожиданно, продиктованный искренним любопытством юного экспериментатора.

+4

14

Люциус  весьма недружелюбно буркнул вместо приветствия  нечто невнятно-экспрессивное, что в переводе на светский  могло бы означать, что какой хозяин, такая у него и палочка, и, ограничившись лишь беглым испепеляющим взглядом на двойника, стремительно прошел мимо, к изголовью кровати. Затем он не слишком бережно отбросил на одеяло палочку Снейпа, и с величайшей осторожностью извлек из-под подушки свою. Знакомая до мельчайших подробностей изящная рукоять вдруг показалась непривычно неудобной наощупь, словно он по рассеянности переложил ее в другую руку. Буквально тут же Люциус сообразил, что все дело и было в неправильной руке, а вовсе не в идеальной палочке. В свою очередь ему стоило колоссального усилия воли сдержать собственный экспериментаторский порыв немедленно проверить,  станет ли она его теперь слушаться,  и запустить каким-нибудь особо изощренным заклинанием в нахального мальчишку. Но не мог же он в самом деле этого сделать, когда тот прикрылся со всех сторон его же телом! Пусть все вернется на свои места, вот тогда.  От злости соображалось туго.  Кроме того, лицезреть себя, существующего отдельно,  было испытанием для самообладания. И, что хуже всего, происходило все это вразрез с его волей и планами.  Теперь сегодняшние дела вынужденно откладывались на неопределенный срок. 
– Сколько еще времени будет действовать твое зелье? – без лишних предисловий осведомился Малфой. В том, что злостное хулиганство свершилось не без помощи ночного варева, было очевидно, хотя легкое недоумение от того, что при этом ничего не пришлось пить,  присутствовало.

+4

15

Северус, не сказав ни слова, не спеша проследовал за Люциусом к кровати, на которую тот кинул принесенную палочку. Снейп наблюдал за ним, вскинув в удивлении бровь. Малфой, который выглядел как Снейп, но двигался с непривычной для зельевара грацией, достал из-под подушки свою волшебную палочку. Сутулый и вдобавок худой, Северус всегда передвигался резкими движениями, будто паук, а прилизанные пряди волос при этом болтались по щекам. Сейчас же, когда его тело стало жить обособленно от него, изменился характер движений. Не смотря на то, что на лице горе-зельевара было выражение крайней скуки, в душе он паниковал. Северус поднял с кровати свою палочку с неуверенностью, точно бы сомневался теперь в ее волшебной силе. Но проверять это на деле не стал.
- Не знаю, /Снейп безразлично пожал плечами/ это был эксперимент и подобного результата я, /прервав себя на полуслове, он окинул себя, стоящего напротив, критическим взглядом, а затем отвел глаза в сторону/ не ожидал.
Ссутулившись, Северус задумчиво покручивал в пальцах неудобную палочку, смотря поверх плеча Малфоя, точно не замечал его. Понадобилось несколько секунд, чтобы вспомнить подробности прошедшего вечера.
- Может, действие пройдет к вечеру /произнес слизеринец без особой надежды в голосе/ А сейчас только утро и пора собираться на урок.
Как и любой прилежный второкурсник, Снейп был фанатом обучения и пропускать занятия из-за каких-то там изменений во внешних данных был не намерен.

+4

16

Некоторое время Малфой даже не нашелся, что на это сказать, так он был о б е с к у р а ж е н  ответом Снейпа, и его отрешенным поведением и в целом ситуацией.  Однако, при  том, что мозг лихорадочно генерировал одну блестящую мысль за другой, разоряться на злобный клекот  и озвучивать их не было большого желания, так как опыт показывал, что в данном случае все усилия приравнивались нулю.  Судя по неуверенному тону второкурсника, он и сам не понял, что натворил, а потому на предположение о том, что действие зелья пройдет само, особенно уповать не приходилось.  Как ни не хотелось позориться и идти к декану за помощью, другого выхода просто не было: аргументы «а вдруг я умру» или «а вдруг я навсегда останусь им» сильно перевешивали удар по репутации  от вероятной огласки происшествия.  Хотя, если представить себе последствия в красках… Люциус  еще немного подумал о возможности потянуть до вечера. Ведь, положа руку на сердце, если человек по жизни везунчик, ему очень сложно всерьез поверить в неуспех.  Но затем  Малфой вспомнил, что сразу после завтрака у него занятие по ЗОТС. В дуэльном клубе. А потом Полеты на метле. И даже если Снейпу повезет,  и он протянет до обеда, то уж квиддичная тренировка гарантированно обеспечит ему попадание в школьный лазарет. И все бы ничего, но радость оказаться к вечеру в собственном переломанном теле сильно омрачалась  закономерной необходимостью весьма неприятного лечения и еще более неприятных болевых ощущений. – Я иду к Слагхорну, - лаконично резюмировал Люциус вслух. Он взял в руку с в о ю трость и решительным шагом направился к двери.  Резко распахнув ее, слизеринец неожиданно оказался лицом к лицу с Крэббом и Гойлом, и спустя мгновение последний еще более неожиданно бесцеремонно схватил его за шиворот.
-Люц, ты прикинь, что этот упырь натворил в спальне, - возмущенно начал он, обращаясь к Снейпу.  И вот тут внешнему спокойствию Малфоя пришел конец. Он взбешенно оттолкнул руку Гойла, но в нынешнем обличии соотношение сил было слишком неравным. Так что продолжать попытки в ожидании скорой затрещины было крайне неумно. –Так, Люциус! - зло отчеканил Малфой, обернувшись к Снейпу, - Ну-ка скажи этому гоблину, чтобы убрал грабли!

Отредактировано Люциус Малфой (2010-10-01 01:17:22)

+3

17

Такой исход разговора был легко предсказуем. В принципе, даже логичен. Когда не можешь помочь себе сам – обращайся за помощью к кому-нибудь другому. Желательно, имеющему хоть какую-то власть, средства и интеллект. К тому же, разговор со слизеринским старостой, который старостой-то теперь и не был, зашел в тупик. В ответ на заявление Малфоя о декане, Северус не то хмыкнул, не то откашлялся. В другой ситуации Снейп, наверное, предпочел бы оказаться где угодно, но только не здесь, либо давно бы махнул рукой. И отправился бы дальше экспериментировать со своими зельями и постигать щедро преподносимые школьные знания, дожидаясь возвращения в собственное тело. Оставив попытки разобраться в проблеме какому-нибудь специалисту в этой области. Высококвалифицированному и высокооплачиваемому специалисту. А юному зельевару за такую работу не платили и баллы не начисляли. И с подобным он еще не сталкивался. Но эта проблема касалась непосредственно его существования. Поэтому, чтобы не провести остаток жизни в чужом теле, нужно было действовать. И из-за такого стечения обстоятельств, как не прискорбно, расставаться с Малфоем не хотелось. Собравшись остановить Люциуса, Северус был прерван неожиданным вторжением. Появление Крэбба и Гойла Снейп впервые счел подарком. Но исполнять приказ Малфоя он не торопился. Даже не из вредности. И не потому, что не хотел помочь самому себе. Нужно было ответить что-нибудь в стиле Люциуса Малфоя, а изучением повадок данного индивида зельевар не занимался. О чем сейчас очень жалел.
- Больше уважения, мистер Снейп /тихо произнес Северус, ухмыляясь мерзейшим образом, и перевел взгляд на подпевал, вечно таскающихся за Люциусом в качестве его свиты/ Мне не интересно, что он там натворил, так что оставьте его /слизеринец помахал рукой в характерном отгоняющем жесте, в слепой надежде на то, что так его слова станут ясней/ сам потом с ним разберусь.
Снейп и сам толком не понял, откуда взялись такие странные слова, но почему-то сейчас они показались ему редкостно удачными. Что дальше делать с Крэббом и Гойлом, он понятия не имел, поэтому вопросительно уставился на Люциуса в ожидании подсказки.

+5

18

За то короткое время, пока ничего не происходило, у Люциуса в голове пронеслось немало недобрых мыслей.  Одна из них, о том, какие все-таки тормоза его вечно окружают, даже повторялась, и каждый раз с новым эмоциональным настроем. В сущности, Малфою было на руку, что Гойл медлит с ударом, но он понимал, что это его слова он так тщательно обдумывает и вряд ли посмеет ударить, пока «Люциус» их не подтвердит, либо опровергнет.  Медлил ли Снейп из вредности или от того, что растерялся, было  совершенно неважно. Именно по его милости Малфой до сих пор предпринимал неловкие попытки высвободиться, и тем самым рисковал усугубить свое и без того унизительное положение,  получив крепкую затрещину. «Нет, какие все-таки тормоза меня вечно окружают!»
Наконец, Снейп соизволил заговорить, и хотя Люциус не сомневался в том, что он прикажет Гойлу его отпустить, никогда прежде он не прислушивался к его словам  с таким вниманием. И если с первой фразой он был всецело согласен, поскольку никак не ассоциировал себя с произнесенным именем, видеть дальнейшее было странно. Вроде бы все выглядело правильно и убедительно, только уж очень сильно шло вразрез с тем, что сделал бы сам Малфой, окажись он сейчас на своем месте. О  том, что у него не было бы никаких причин заступаться за Снейпа  и прочих правдоподобностях, как раз рассуждать не хотелось, и потому, хоть Северус и выполнил, что от него требовалось творчески,  грамотно и в срок, Люциус все равно особой благодарности не испытывал и злиться не перестал.
Гойл отпустил руку и уставился на старосту факультета. Кребб посмотрел на Гойла и тоже воззрился на Снейпа. Напряженная работа мысли читалась на обеих физиономиях. Снейп же в этот момент вопросительно смотрел на  Люциуса и Люциус не стал дожидаться, когда Снейп или эти двое вступят в диалог и перехватил инициативу. – Слышали, что вам говорят?  Давайте, проваливайте. Мистеру Малфою надо собраться.  И прежде, чем кто-то успел что-то переспросить, он решительно захлопнул дверь.  Намерение немедленно отправиться к Слагхорну уже не было твердым, и Люциус в задумчивости прошелся по комнате, казалось, не обращая на Снейпа никакого внимания и размышляя, что теперь следует делать.  – На ЗОТС тебе идти нельзя, - наконец резюмировал он, усаживаясь напротив Северуса и тем самым демонстрируя волю к более обстоятельной беседе. – Палочка слушаться не станет. После завтрака возвращайся сюда и приноси свой ящик.

+6

19

Снейп проводил хмурым взглядом Крэбба и Гойла и продолжил тупо стоять посреди комнаты, собираясь с мыслями. Сейчас, как никогда раньше, весь мир представлялся второкурснику садисткой полосой препятствий. Нет, на жизнь он не жаловался. Старался, во всяком случае. Но всю его пока не очень долгую жизнь приключения с завидным упорством находили его сами – для этого было достаточно проснуться утром. Можно было даже не вставать. Вот и сейчас, экспериментируя с зельями, которые не должны были повлечь за собой такие последствия, Снейп не успел опомниться, как вляпался по самые гланды. В этом, конечно же, была вина Малфоя, который сунулся в самый неподходящий момент. Но говорить ему об этом вслух слизеринец не рискнул. И не рискнет, пока не привыкнет к жизни в этой оболочке. В последнее время Северус слишком часто задавался вопросом, а почему всегда он? Почему все шишки доставались именно ему? Но поиски ответа на эти вопросы – дело неблагодарное. Поэтому зельевар лишний раз напомнил себе, что не стоит думать о ерунде. Малфой, кажется, передумав идти к декану, сменил гнев на милость и соизволил побеседовать. Снейп не перебивал. Но большая часть из того, что сказал Люциус, пришлась зельевару не по нутру.
С тем, что он пропустит ЗОТС, Северус смирился – тот объем знаний, который преподавали в школе, был ничтожно мал. Поэтому Снейп считал эти уроки пустой тратой своего времени. Но добросовестно посещал и молчал в тряпочку. Хотя, на старших курсах программа может быть интересней. Но довод про палочки был справедлив, поэтому слизеринец не стал возражать, кивнув на слова Малфоя.
Будет ящик – будет нужен и котел. Но эту проблему он решит по мере поступления. Поэтому вновь кивнул, скрестив руки перед собой и хмуро наблюдая за Люциусом.
Пришлось смириться еще с тем, что уговаривать Малфоя сходить вместе с второкурсниками на зельеварение к Слагхорну он не будет ни за какие галеоны.
- А что в это время будешь делать ты? Сидеть и ждать?
После непродолжительной паузы с неподдельным любопытством спросил Северус. И продолжил изображать из себя скульптурное изваяние в пижаме.

+4

20

Надо сказать, что обстоятельства приучили Малфоя к тому, что в определенном детском мирке  его распоряжения не обсуждались. Вообще, повелевать  он приучился с колыбели, и с тех пор умело помыкал мэноровскими домовиками, и всеми, кого считал хоть сколько нибудь ниже себя: будь то по крови,  по положению или по возрасту.  У Люциуса был богатейший спектр фраз и интонаций, от откровенно презрительных, до вежливо-надменных, которые обычно безотказно воздействовали на окружающих, и все его приказы, прихоти и тем более просьбы не встречали сопротивления.   Конечно, Люциус едва ли с умыслом заговорил со Снейпом доверительно, как с кем-нибудь из «свиты».  Но самого факта, что он снизошел до разговора должно было хватить, чтобы тот с радостью мчался исполнять,  что велено, не задавая лишних вопросов.  Впрочем, не исключено, что неслыханная деловитость Снейпа как раз и объяснялась  желанием подольше поговорить с самим Малфоем. С настроением Люциуса это нелепое желание совершенно не совпадало, тем более, что из слов Северуса следовало, что его неоценимое руководство в исправлении трудной ситуации, которая возникла целиком и полностью по вине горе-зельевара, рассматривалось как «сидеть и ждать».  Если бы Малфой четко представлял себе от и до, что нужно делать, возможно, он бы и взял на себя труд ввести Снейпа в курс дела, тем более, что другого собеседника на все время действия зелья все равно не предвиделось. Но никакого плана у него не было, и оттого в ответ на неловкую попытку малявки поддержать диалог  хотелось нагрубить.  Поскольку разговор едва начавшись рисковал перейти в препирательства,  Люциус предпочел немедленно объяснить все еще раз коротко и популярно. –Послушай, как там, тебя…Северус, - терпеливо произнес  он, - я не знаю, что ты себе вообразил, но без моей помощи ты из комнаты этой не выйдешь, не говоря уже о том, чтобы  самостоятельно действовать за ее пределами в этом теле и с этой палочкой.  Возможно, ты даже гордишься тем, что натворил, и воображаешь себя всезнайкой, но тебе следует как-то сдерживать себя, и делать, что говорят.  Так что для начала переодевайся вот в эту мантию, потому что староста факультета всегда приходит в Большой зал в приличном виде и вовремя.

Отредактировано Люциус Малфой (2011-02-08 19:51:02)

+5

21

Северус категорически не понимал этих аристократов. Которых, к слову, на его факультете было как гриндилоу с не переломанными пальцами. Иногда ему даже хотелось подойти и спросить у этих отпрысков чистокровных семей, действительно ли они так глупы или только кажутся такими напыщенными индюками с мозгами со спичечный коробок. Возомнили себя пупами земли и тупили напропалую. В общем-то, это было праздным любопытством, но очередная недальновидность большинства чистокровок, от мала до велика, искренне удивляла молодого зельевара. С завидным постоянством, кстати. Выслушав Малфоя, Снейп в очередной раз задался тем же вопросом. Но выяснять уровень IQ, как это любил делать с сокурсниками, эксперименты по такому поводу над которыми бывали наиболее любопытны, не кинулся.
- Люциус, – так же терпеливо, как и собеседник, заговори Снейп после непродолжительной паузы. – Если ты еще не понял, то без моей помощи ты не вернешься в свое тело. К тому же, – Северус вновь замолчал и взял со стула мантию. Покрутив ее в руках, приложил к себе, примеряя, - мне здесь не так уж и плохо. Выйти в таком виде не рвусь, – слизеринец не то ехидно улыбнулся, не то это просто была подозрительная судорога лицевых мышц.
Снейп, конечно, понимал, что выводит Малфоя из себя, но не все же время чистокровкам действовать ему на нервы.

+3

22

Люциус вновь поймал себя на мысли, что происходящее напоминает дурной сон. В этот раз из-за ощущения, что ходишь по кругу, а выхода все нет. Еще вспомнилось абсурдное наставление, что раз не можешь проснуться, нужно искать спасительную дверцу повсюду, хоть бы даже в ножке бюро. Его заклинило в одной точке оттого, что он что-то делает не так и  просмотрел эту самую дверцу.  Пока Снейп нарочито задумчиво крутил в руках мантию, Люциус размышлял. С самого злополучного столкновения в кабинете Арифмантики Снейп вел себя дерзко и вызывающе.  Дурное воспитание - так он сразу решил.  Был пойман  ночью  за какими-то дикими экспериментами – учится круглосуточно.  На него стучат, значит, не уважают и не ценят. Рассказывать, что варил, не рвется – убежден, что все равно не поймут… Дерзко и вызывающе – о б и ж е н, что не ценят.  Да он просто вообразил себя умнее всех  и держится так, как будто вынужден существовать  среди идиотов. К тому моменту как Северус Снейп все так же нарочито медлительно заявил, что на свободу не рвется, Малфою все с ним было наконец понятно. И от того, что паззл сложился, всерьез гневаться уже не хотелось. В таком виде! Что б ты еще понимал, маленький паршивец. Но Люциус  только усмехнулся. Решительно, он нашел эту самую дверцу, догадавшись о том, в чем Снейп был уязвим. Осталось разыграть ключ.  И перед предвкушением азартной игры уже даже не так сильно верилось в  угрозу не вернуться в свое тело. Было непохоже, что второгодка  рвется оставить себе облик старосты факультета навеки, так что их цели все же, как ни крути, совпадали.  И еще очень на руку, что он, кажется,  убежден в моем ядерном? идиотизме. В глазах Малфоя заплясали злорадные огоньки.  Снейп может сколько угодно ставить себя выше авторитетов, но есть такая вещь, которую должен уважать даже он. Слизерин. Гордость лучшего в школе факультета. Она не позволит  выставлять своего старосту дураком перед гриффиндорцами и хаффлпаффцами. Потому что позор падет на всех, кто носит змеиную нашивку.  Как и всем, кто надев Распределяющую Шляпу, так стремился к величию, Снейпу просто не может быть все равно на собственную репутацию в глазах остальных факультетов. Так значит? – холодно уточнил Люциус. – Тогда я пойду сам. А ты можешь делать, что хочешь. Он решительно двинулся к двери, рассудив, что после заступничества «Малфоя» охотников разобраться с ним за утренний инцидент больше не найдется. Предусмотрительно оставив дверь открытой Люциус подчеркнуто стремительно вышел в гостиную Слизерина, но, вдруг вспомнив действительно важную вещь, остановился.– И только подойди к Нарциссе Блек! -  он выкрикнул угрозу двери так, чтобы Снейп его точно услышал, и стремительно зашагал далее, направляясь в Большой Зал.

+5


Вы здесь » Страницы Истории: Почерком Тьмы » Омут памяти » Поменяться местами. 1971 год. Л.М., С.С.