Страницы Истории: Почерком Тьмы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Страницы Истории: Почерком Тьмы » Омут памяти » Даже среди непристойного, можно найти прекрасное… М.Д/М.Р


Даже среди непристойного, можно найти прекрасное… М.Д/М.Р

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

22 декабря 1979 года

    Всего пару дней до Рождества, каких-то пару дней, что бы многие  собрались за обеденным столом в кругу семьи и близких. Витрины пестрят не подарками и елочными игрушками, они переливаются от вечной толпы в магазинах и лавочках, от разноцветных мантий и меховых шуб, от современных курток и серых пятен старых добрых дедовских мантий. Люди стремятся приобрести подарки своим любимым.
    Я никогда не задумывался, что дарить. Покупаю подарок почти не глядя, и единственное, что требует усилий, это нацарапать сопроводительное письмо. Подарок доставляют адресату прямо из магазина. Вот уже сколько лет я справляю Рождество в дали от семьи, как и мой брат, в принципе, тоже. Буду не удивлен, если моя мать хранит весь тот хлам, что я ей  присылаю – эта мысль греет меня.
     Дверь отварилась, и в помещение хлынул мороз. Царивший вокруг сумрак приглушенных ламп еле позволял различать черты лица посетителей бара. Карточный стол, рулетка, барная стойка, небольшой танцпол – отличий от классического предоставления услуг маггловского заведения практически нет.
     Я давно не играл в карты. Тот, что сидит напротив меня, блефует. Его зрачки меняются от прикосновения взгляда к глянцу карте, гадает. Если он поторопится, мы закончим игру еще к утру.
     Михаэль сидел в расслабленной позе, держа карты рубашкой вверх на столе. Он не открывал, не прикасался и даже не смотрел в их сторону. Лишь манерные покачивания на стуле взад и вперед по сантиметру, со скучающим выражением на лице. Несколько дней до Рождества, и в баре собрались только те, кому спешить было некуда: одинокие богачи, пройдохи с пустыми карманами, пару-тройку распутных женщин, две из которых восседали на коленях играющих мужчин, то и дело прикасаясь к их лицам, плечам, груди, выражая свою продажную ласку. Притянув стопку с огневиски к себе ближе, Рихтгофен опрокинул в себя горячащую жидкость. Карты раскрылись, и Михаэль обнажил свои – два короля;  брюнет, не очень искусно блефовавший, вытерев вспотевшие губы, чертыхнулся и с ударом кулаком в стол вылетел из бара. Все, как и предполагалось. Молодой человек оттолкнулся от стены, подпирающий уже несколько секунд его стул, и, похлопав несколько медленнее, чем хотелось, себя по звенящим карманам, привстал, собираясь последовать примеру  брюнета и удалиться восвояси.

+6

2

Приглушенный гомон пьяных голосов, клубы сигаретного дыма и полумрак. В руках флегматично покачивается пузатый бокал с искрящимся, золотисто-янтарным коньяком. Время от времени, когда наружная дверь отворяется, выпуская на улицу очередного засидевшегося посетителя, виден клочок хмурого лондонского неба цвета свинца, как раз под стать настроению, и в затхлое помещение врываются свежий воздух, беззаботные голоса, смех – увлекаемые праздной суетой, люди все спешат куда-то, не оглядываясь, не останавливаясь, – отчего ее губы вдруг искривляются в циничной ухмылке.
Глоток, еще один, крепкий напиток обжигает горло, приятное ощущение тепла и желания веселиться, тут же расходиться по телу, повинуясь мерным ударам сердца. Сидя в одиночестве за барной стойкой, девушка с интересом наблюдает за теми немногими магглами, что все еще не спешат покинуть эту обитель легкой наживы и разврата. В самом углу зала проходит довольно скучный карточный поединок, главной достопримечательностью которого служит один из игроков – пожалуй, единственный, кто здесь одет прилично и даже со вкусом. За столиком напротив  три неопрятных, разлагающихся элемента  общества распивают энную бутылку виски. Время от времени один из мужчин бросает недвусмысленный плотоядный взгляд на  ее оголенные плечи и слишком глубокий вырез платья – женщины в этом заведении на вес золота и все, как на зло, уже нашли себе компанию на ближайшие несколько часов. Черт, на званых ужинах, что устраивает моя бабуля и то веселее. Мысли направляются в новое русло. Именно сегодня, когда впервые появляется возможность сделать что-то запретное, идущее вразрез с нормам светского приличия и морали, ничего не происходит. Быть может, сказывается отсутствие опыта и привычки, но она видит лишь грязь, агрессивно-тупую нищую массу и звериную похоть. Жизнь без запретов и нравоучений немного разочаровывает.
Из задумчивости выводит пьяный голос – один из забулдыг покинул компанию, желая попытать счастье и, прихватив со стола почти пустую бутылку, уже нависает над ней:
- Просто неприлично, что такая милашка пьет в одиночестве.
- Мамочка не разрешает мне говорить с незнакомцами, - девушка не без любопытства оглядывает мужчину, отмечая его высокий рост, внушительную мускулатуру,  неухоженный вид и степень трезвости.
- Тогда будем знакомы. Я Отто, - он усаживается на соседний стул и с громким стуком опускает бутылку виски на барную стойку. Девушка неторопливо делает еще несколько глотков Марселя, прежде чем ответить:
- Марта…
Отто не церемонится, просто не привык. Рука уже скользит по ее обтянутому нежно-голубым атласом бедру, после чего следует безапелляционное заявление:
- А ты мне нравишься, Марта. 
Ошметки чести и воспитания бунтуют против такого обращения. Пожалуй, правильнее было бы сейчас же уйти, не забыв наградить наглеца звонкой пощечиной, но, увлеченная игрой, она уже придумала себе новое развлечение и голос разума, опровергающий это безумие, с мягким плеском тонет в бокале. Марта властно сбрасывает мужскую руку и, поддается вперед, словно для поцелуя, чувствуя, как бледную щеку обжигает горячее хмельное дыхание:
- Очень жаль… - лукавит. Глаза оббегают помещение в поисках жертвы и останавливаются на двух картежниках. – Потому что мне больше нравится вон тот, - доверительный шепот и легкий кивок в сторону того, что помоложе.
- Этот-то хлыщ? – мужчина смеется, но в помутненном взгляде читается задетое самолюбие.
- Он красивчик, - возражает Марта, одним большим глотком допивая остатки напитка, и жмурится от неприятной горечи во рту.
- С расквашенным носом он уже не будет красавчиком, - зло замечает Отто, прикладываясь к горлу бутылки и разом допивая остатки выпивки. Он знает, что друзья наблюдают за ними, и тем более неприятно получить отказ от какой-то там профурсетки.
- Да, пожалуй, не будет, - сквозь смех соглашается она и ставит на барную стойку пустой бокал. – Повтори. Сдачи не нужно. - на гладко отполированном дереве столешницы появляется несколько монет. Словно кошка, плененная азартом игры, девушка с удовольствием отмечает алчный блеск в глазах собеседника. – И знаешь, если вдруг что-нибудь случится с его прекрасным носом… я   о б я з а т е л ь н о   проведу этот вечер с тобой.
Повернувшись на высоком стуле, Марта почти нежно треплет ладошкой колючую щеку Отто, и вдруг замечает, что объект, одержав победу в карточной игре, так некстати собрался уходить. Состроив недовольную гримасу, она поспешно спрыгивает наземь - от резкой смены положения комната плывет перед глазами, но уже через мгновение головокружение проходит – дарит пьянчуге многообещающую улыбку и, прихватив вновь наполненный бокал, спешит к молодому человеку. 
- Тебе сегодня везет. Может, составишь мне компанию? – ручка обвивается вокруг локтя юноши, удерживая его на месте, и краем глаза девушка видит, что уже прилично поддатый Отто, провожаемый заинтересованными взглядами своих собутыльников, следует за ней. Пара золотых монет и ему уже почудился Клондайк. Ну, а дальше все просто – крючок, леска, ведерко.

Отредактировано Мессалина Дервент (2009-10-12 00:30:12)

+6


Вы здесь » Страницы Истории: Почерком Тьмы » Омут памяти » Даже среди непристойного, можно найти прекрасное… М.Д/М.Р