Страницы Истории: Почерком Тьмы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Страницы Истории: Почерком Тьмы » Омут памяти » Праздник в честь несостоявшегося теракта(05/11/78 GuyFawkesDay)-закрыт


Праздник в честь несостоявшегося теракта(05/11/78 GuyFawkesDay)-закрыт

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

5 ноября 1978 г. некоторые Пожиратели Смерти не поспешили разойтись после собрания и направились в Малфой Мэнор по причине хорошего расположения духа  и настроя на дальнейшее светское общение. Импровизированное «продолжение банкета» шло к мирному и логичному завершению, однако, речь зашла о любопытной английской традиции, что побудило волшебников отправиться в Лондон гонять магглов. Для некоторых (Регулус Блэк, Мерилин Мэнсон?) это шанс проявить себя с лучшей стороны  в деле, для остальных - развлечение, которое осложняется вмешательством Авроров.
Могут принять участие:
~ Август Руквуд 
~ Антонин Долохов
~ Беллатриса Лестрейндж
~ Люциус Малфой
~ Максимилиан Клэйдс
~ Мэрилин Мэнсон
~ Фенрир Грейбек
~ Рудольфус Лестрейндж
~ Северус Снейп
~ Регулус Блэк
~ Миа Киршнер

Отредактировано Люциус Малфой (2009-02-15 23:32:38)

+1

2

Импровизированный вечер в Мэноре был в самом разгаре, и, несмотря на отсутствие привычной сопутствующей помпы и атмосферы, проходил он вполне успешно. Конечно, время от времени нашествия праздно настроенной аристократии были для этого дома вполне типичны, и фамильное гнездо Малфоев по праву слыло гостеприимным. Однако обыкновенно появление столь многочисленной шумной компании бывало гораздо менее спонтанным, а если выразиться точнее, то и вовсе строго распланированным событием, с приглашениями, рассылаемыми хорошо заранее, тщательно продуманной чередой развлечений и деталей обстановки, и, разумеется, искренним и деятельным участием хозяйки дома. На этот раз леди Малфой оказалась в отъезде, гости нагрянули как один вместе с хозяином, который с полной беспечностью велел озадаченным эльфам накрыть ужин. В остальном, и темы и тон  разговоров мало отличались от привычных, и вечер, начавшийся бурно, постепенно утекал в более спокойное русло от восторженных впечатлений и речей к повседневности. Обилие спиртного располагало, и постепенно общий разговор распался на какое-то количество частных, ничем не связанных между собой бесед. В какой-то момент один из говорящих оказался не то громче, не то эмоциональнее остальных, и за столом все утихли, прислушавшись к словам, которые посчитали также весьма любопытными. …И тогда группа недовольных молодых людей решила, что пришла пора действовать жестко. Заговор раскрыли как раз в ночь на 5 ноября, когда под зданием парламента нашли бочки с порохом, и именно Фокс был пойман на месте преступления. Народу всех деталей, как водится, не сообщили: сказали только, что негодяи-иноверцы намеревались погубить монарха, но в итоге все обошлось,  и с начала 17 века появился обычай кремировать на подобных кострах чучело горе-заговорщика и дополнять это действо фейерверком..Вот магглы и сходят с ума, носятся, как ненормальные, по улицам, жгут костры, а потом на них же себе еду готовят…
По большому счету, этот маггловедческий экскурс, оставил бы Люциуса Малфоя равнодушным, если бы не авторское упоминание сжиганий чего-либо на кострах, а также ремарки, что все действо можно наблюдать в аккурат сегодня.
-И что же, за все эти четыреста лет так никто и не сжег Парламент? – любезно потянул он деланно наивным тоном.

+5

3

Поигрывая пальчиком по краю бокала с вином, Белла расслаблено сидела в кресле и лениво наблюдала за всеми, кто присутствовал. День был отличным и продуктивным. После собрания у Темного Лорда, Люц был так вежлив и пригласил всех к себе в Мэнор, что у Беллы возникло ощущение, будто тут она прописалась и бывает чаще, чем у себя. Когда находила особенная тоска, ей просто смертельно не хватало общества сестры, ну или общества иных персон, когда сестра спокойно спала в объятиях мужа, и визит Лестрейндж мог бы показаться невежливым. Хотя, и такое бывало. В воздухе манерно из стороны в сторону покачивалась ступня, столь же вальяжно, сколько и палец мягко вычерчивал круг на хрустале. Кто-то из массы пожирателей взял слово и поведал о магглах. М-м-м-м, - потянула Лестрейндж, которая должна была признаться, что без этих простецов было бы однозначно скучно.
- Всего-то чучело? – разочарованно подала возглас Белла. - Эти магглы определенно не умеют подавать жаркое к месту и горячим.
Легонько пнув Люциуса, который был подле Лестрейндж, она повернулась к нему и перегнулась через подлокотник, что бы быть еще ближе к его лицу.
- Не порядок, верно, Люц?  Ты ведь согласишься со мной, что эта бездарь, все время думающее, что они единственные идеальные  существа, сжигавшие наших чистокровных собратьев и сестер,  заслужили отличной порки?
Отодвинувшись обратно в исходное положение, она подняла бокал и из-под него вскрикнула:
- Так когда, ты говоришь, они последний раз чуяли паленый запах плоти? – на лице играла звериная ухмылка, и глаза азартно блестели под пушистыми ресницами. Взгляд мягко проскользил  по комнате и лег на храпящего в кресле Грейбека.
- Например, для  затравки, можно подбросить в здание Парламента охваченную огнем кошку?!

+6

4

Сивый бегал по лесу, изредка выбегая на опушку, делая какой-нибудь пируэт и снова убегая в чащу. Периодически он становился на четвереньки и бегал так, гоняясь за бабочками и зайцами. Вдруг он оказался возле дома, из которого слышался крик младенца. Зловредно рассмеявшись, он решил залезть внутрь через дымоход, чтобы посмотреть поближе на это хранилище теплой, чистой крови, которое издавало эти отвратительные вопли. Создал же всевышний, хмуро подумал оборотень, делая шаг назад от здания, готовясь. Одним прыжком Грейбек оказался на крыше и летящей походкой направился к трубе, но неожиданно перед ним появилось странное создание. Это, по определенным внешним данным, была женщина, у которой вместо волос были змеи, изрыгающие огонь, изо рта тянулись три клыка – два по бокам и один посередине, а ногти напоминали лезвия ножей и в длину были не меньше 15 дюймов. Что-то в ней отдаленно напомнило Фенриру Беллатрису, наверное, это был голос, которым она произнесла "подбросить в здание Парламента охваченную огнем кошку" и действительно достала откуда-то полыхающее огнем животное, поднеся несчастное к своему очаровательному рту. "Она же сожрет кошку!" - испуганно заверещал не своим голосом Сивый и вдруг оказался в кресле, в которое вцепился ногтями, продрав обивку.
- Где Парламент? Где кошка?! – оборотень вскочил на ноги вместе с креслом и бегающим взглядом непонимающе смотрел на собравшихся. Глянув на Беллатрису, сначала испуганно дернулся, но потом задумчиво и неподвижно уставился на нее на несколько секунд. – Живодерка, – выплюнул он и, с грохотом опустив кресло на пол, снова уселся в него, вытянув ноги и насупившись.
Картинно зевнув и потянувшись, Сивый в упор посмотрел на Люциуса, только сейчас поняв, что он сидит в его разодранном кресле и в его гостиной, а не возле дымохода, в который собирался лезть. Без всякого раскаяния и сожаления Фенрир поднял с пола оторванные лоскуты и, кое-как подобрав их по форме, приложил к дыркам, прикрыв их.
- Так куда мы там собрались? – миролюбиво поинтересовался Грейбек, оскалившись и выдавая это за вежливую улыбку гостя.

+6

5

Понурив голову, покорный вечер спокойными и размеренными шагами удалялся прочь, позволяя ночной владычице властвовать над миром в полную силу. А уходящий сегодняшний вечер отличался от банальных по своей структуре светских раутов, пожалуй, тем, что в его организации наибольшую лепту внесла несколько непривычная для подобных мероприятий спонтанность. Впрочем, последняя даже в коей-то мере благоприятно сказалась на царящей в помещении атмосфере, привнося в общую картину вечера мягкие мазки лёгкости, а в разговоры – непринуждённости.
Откинувшись на спинку кресла, Миа тонкими пальцами лениво покручивала изящный бокал рельефного хрусталя, с некоторой прострацией во взгляде наблюдая за призрачным рубиновым свечением и игрой преломляемого о многочисленные грани света. Изначально единственно общий поток разговора к настоящему моменту уже окончательно потерял своё исходное русло, отбрасывая отдельные рукава и распространяясь в различные стороны. Несколько сменив тональность, голоса сделались тише и параллельно друг другу доносились со всех сторон, создавая эффект некоторой какофонии, да ещё и со стереоэффектом. Возможно, какие-то из них были более интересны \ занятны \ любопытны, нежели прочие, или же и вовсе равносильны друг с другом, однако ни один из ведущихся разговоров не уступал своему вербальному сородичу, поддерживая негромкий слабо различимый гул. На отдельно произносимую и ничем, казалось, не примечательную «притчу во языцех из жизни магглов» Киршнер и йотой доли своего внимания не уделила, если бы не всеобщий и не совсем ясный с причинной стороны интерес к оной. Непроизвольное затихание, позволяющее словам этой самой притчи донестись до ушей, а впоследствии и до более важных органов присутствующих, не позволило и немке остаться в стороне от обсуждения n-ной темы из многотомного сборника «1 000 000 и 1 причина считать магглов идиотами».
- А Фокса-то всё-таки казнили… был один «большой преступник», а сделали «много маленьких»
Всё также пусто глядя в какую-то неопределённую точку сквозь рубиновые переливы замкнутого хрусталём вина, несколько пространно проговорила Киршнер, невольно растягивая слова. Нельзя сказать, что вопрос казни путём четвертования её до такой степени умилял, но слова прозвучали именно с таким оттенком.
- Как глупо… сначала собратьев, лишь пытающихся отстоять собственные права, они называют иноверцами, затем преступниками. Они говорят о равноправии, уготавливая его критерии лишь для своих собственных «кругов». Они пытаются как можно более красочно обвинить другого в том, в чем в первую очередь могут уличить их. Они говорят о веровании в какие-то единоправедные истины, когда сами руководствуются субъективными домыслами.
Нарочито растягивая слова, с неприкрытым пренебрежением в голосе вещала Миа, в высмеивающем жесте загибая пальцы, словно перечисляя какие-то всем известные факты. Хотя как раз в данном случае это было именно так.
- И что самое смешное, несмотря на собственную безмерную мелочность и несостоятельность, они всё так же продолжают считать себя единственными властителями мира сего.
Закруглив свою пространную речь, Киршнер раздосадовано вздохнула и укоризненно покачала головой.
- Раз сегодня у них праздник горе-злоумышленников, почему бы разукрасить сей чудесный вечер и не дать ребяткам возможность вспомнить запах гари от настоящего огня?
На губы женщины легла гаденькая улыбочка, а отблески пламени канделябров отразились в глазах хищными искорками. Вопрос прозвучал риторически и, скорее, был своеобразным ответом на предложение Беллы, что до идеи о горящем зверье в Парламенте, разве что в несколько вопросительной форме. Правда, признаться, не у всех присутствующих была подобная спокойная реакция – Грейбека, судя по всему, подобное ранило и задело до глубины души и, как надо понимать, даже сотворило из его преспокойненького сна сущий кошмар. Да, видать, настолько, что следующие пару минут все разговоры были с лихвой заглушены его бурной реакцией. Когда тот таки соизволил грохнуть кресло обратно на землю бренную, и впоследствии сам вернуться на исходные, Миа не сдержала кривой ухмылки, пробежав взглядом по аккуратненько приложенным обратно к обшивке лоскутам ткани.
- Кошку, что была в качестве воспламеняемого объекта, можно заменить на… кресло.

+4

6

Рудольф вел не слишком задушевную беседу с парочкой Пожирателей, попивая виски и не обращая особого внимания на то, что происходило вокруг. Равно как и на то, что происходило у него под носом, а именно словесная баталия разошедшихся во взглядах на жизнь персон. Если говорить яснее, то Лестрейндж банально скучал. Поэтому было не удивительно то, что его привлекла бурная реакция Сивого на какое-то заявление Беллатрисы, которая, видимо, подколола его специально. В силу обстоятельств Рудольф предпочел заинтересоваться именно тем, о чем говорили его жена и остальные, нежели выслушивать препинания людей, которых он встречал в лучшем случае исключительно на собраниях, в худшем – на подобных мероприятиях, пусть данное и было исключением благодаря своей спонтанности. Бойкие и громкие фразы о каком-то празднике магглов вызвали скорее недоумение, чем поддержку и одобрение. Допив свой виски, Лестрейндж встал с кресла, неторопливо направившись в сторону беседующих об этой ерунде. Оставив на одном из столиков пустой бокал, Рудольф остановился недалеко от того места, где сидел Грейбек, с возрастающим интересом прислушиваясь к беседе. Его никогда не интересовало что-то, что было связано с простецами, но любой повод развлечься с ними был заманчив, и не важно, что это был за повод.
- Кошки, кресла, – перечислил он с плохо скрываемой иронией в голосе, - почему бы не отправить им в окно и просто зажженную свечу, – Лестрейндж  небрежно облокотился о высокую спинку кресла, задумчиво улыбнувшись. – Раз это праздник, значит, в это время будет большое скопление народу, в том числе и перед зданием Парламента, – приглушенно усмехнувшись, он опустил взгляд на сидящую неподалеку Беллатрису. – Можно начать шоу с толпы: поджигать людей и отправлять их в здание через окна, они будут метаться там, как звери в клетках, в поисках выхода, – судя по всему, затея начинала забавлять, что слышалось в словах, - в результате сгорят и люди, и само здание, а всему остальному мы уже как-нибудь поспособствуем – все снова почувствуют паленый запах людской плоти, – переплетя пальцы и, видимо, смакуя в голове и другие варианты развития событий, Рудольф саркастически усмехнулся, подняв взгляд на хозяина поместья. – Кошки и кресла, на мой взгляд, не так интересны, как магглы, охваченные паникой.

+4

7

Этот незапланированный визит к Люциусу пришелся весьма кстати. Накануне Снейп закончил разработку одного экспериментального зелья, которое было необходимо опробовать, и проследить за реакцией организма подопытного на эту смесь ингредиентов. А на вечере в Малфой Мэноре присутствовали разные волшебники и волшебницы, на большинство из которых Снейпу было глубоко плевать. Добавить яд в один из бокалов было не сложно, да и жертва попалась весьма выносливая, но, что закономерно, недалекая. Зельевар наблюдал, чуть заметно скривив губы, за одним из Пожирателей, который, казалось, чувствовал себя совсем плохо, что давало понять – медленнодействующий яд удался на славу. Убивать его на глазах у изумленной публики Снейп не собирался, поэтому, отойдя от стены, у которой он все это время стоял и наблюдал, Северус не спеша направился в его сторону. Но вскоре его внимание привлекла оживленная беседа аристократов о банальном празднике, который устраивали магглы. Подобное торжество Снейпу видеть доводилось, но желания принять в нем участие не возникало.
Идиотическая развлекаловка /хмыкнул Снейп, равнодушно извлекая из кармана флакон с противоядием, и, проходя мимо молчаливо ерзающего в кресле волшебника, незаметно капнул пару капель в его бокал. Еще раз кинув изучающий взгляд на Пожирателя, понял, что дожидаться его самостоятельности бессмысленно, поэтому взял в руки бокал, сунув его ему под нос/ Отвратительно выглядишь – выпей. /Северус безразлично смотрел на его лицо и, стоило волшебнику взять бокал в свои руки и сделать первый глоток, Снейп потерял к нему всякий интерес/
Отойдя от Пожирателя, он вернулся к молчаливому созерцанию гостиной, а именно воодушевленных идеей повеселиться с магглами аристократов. Снова прислонившись к стене и скрестив обе руки на груди, он несколько раз неопределенно хмыкнул, кривя губы в насмешливой улыбке, но что-либо комментировать не стал.

+4

8

Существуют разные мнения об общественной иерархии, но каковым бы ни было Ваше к ней отношение, она будет существовать всегда. Чистокровные, даже с самыми либеральными взглядами все равно будут считать себя выше гряз… магглорожденных, состоятельные фамилии свысока взирать на родственников с более скромными доходами, ну а хогвартские выпускники в упор не видеть первогодок. Школа – это вообще место, где различные элементы структур переплетаются, создавая немыслимую путаницу в отношениях. Прибавьте вековые традиции и демократически настроенное руководство и рискуете потеряться в этом хаосе. Если Вы носите громкую фамилию, это не так важно, как возраст и способности. Поэтому  даже при условии, что Вы Гарри Поттер  Ваша фамилия Гриффиндор или Рейвенкло, в первый год учебы Вам до общепризнанной школьной элиты далеко, как до неба. Конечно, случаются еще традиционные семейные приемы, на которых Вам позволено присутствовать, потому что Вашим родителям отправили приглашение; и пусть с Вами вежливо здороваются и дежурно интересуются успехами– Вас все равно не принимают за равного, хотя бы просто потому, что Вы младший кузен девочек Блэк.  А посему – добро пожаловать в очередь за автографом, Малфой, Макнейр, Лейстренджи,  со всеми скидками на родство, прежде всего озадачатся вопросом о возрастной пропасти между Вами.
По большому счету, для Регулуса с его самолюбием  это обстоятельство никогда не превращалось в большую проблему – ему хватало и уважения, и общения, а потому годы в Хогвартсе проходили беззаботно и весело. Когда обладаешь легким характером, мир вокруг тебя понятен, и вполне свыкаешься и со школьной рутиной, и с тем, что «Гриффиндор» – слово ругательное, ты ученик лучшего факультета, а квиддич – на века. Но когда СОВы остаются позади, оказывается, что из школьного мирка ты вырос, а взрослый не предлагает ничего по-настоящему значительного. Родительский уклад при всем уважении ввергает в тоску, министерская карьера не вяжется с твоей натурой, аврорат, хоть и привлекателен приключениями, слишком примитивен в силу воспитания. А квиддич… - «это великолепно, мистер Блэк», только вот улыбки поощряющих почему-то кажутся чересчур снисходительными… к возрасту? И тогда волей-неволей приходится задуматься о своей дальнейшей судьбе, в которой первое слово вновь за происхождением. Из всего, что было в жизни раньше, неизменными остаются те самые приемы, на которые с некоторых пор ты получаешь отдельные официальные приглашения. И оказывается, что именно эти люди по-настоящему важны, а вопрос о чистоте крови не пустой звук, ведь именно в силу кровного  родства, между Вами существует и родство духовное: Вы выросли на общих идеалах, у Вас схожие взгляды, предпочтения, интересы. Но при том, что обретенный статус взрослого человека наконец заставляет недосягаемую в прошлом  элиту взглянуть на тебя по-новому, теперь уже тебе самому не так просто свыкнуться с положительными изменениями – слишком уж ты привык смотреть на них снизу вверх. Слишком мешает былое восхищение принимать как должное откуда ни возьмись появившееся внимание к твоей персоне. По - другому и быть не может – ведь среди них ты единственный, чьи потомки будут носить фамилию Блэк. Это ты можешь понять. И все же вдруг стать вхожим в этот круг вызывает эйфорию, восторг и благодарность. Энтузиазм во что бы то ни стало соответствовать.  Все другое отходит на второй план, и ты не замечаешь, что погряз в светских приемах и приятельских кутежах и настолько влился в круг, что уже готов воспринимать реальность чужими глазами и чужим умом. Именно так твоей собственной стала общая великая цель, а заодно и метка на предплечье. За право дышать одним воздухом с ними Регулус пошел бы и на большие жертвы. Потому что был одержим. И вновь оказался внутри очередной иерархии на своем привычном месте, откуда можно было хорошо рассмотреть затылки Ближнего Круга. Но в этом был своеобразный вызов совершить что-то значительное, чтобы сравняться вновь. Конечно, сейчас речь шла о пустяке, но тем не менее Регулус оживился, услышав разговор.

Отредактировано Регулус Блэк (2009-04-22 20:49:21)

+3

9

Малфой бы, пожалуй, ничуть не удивился, если бы кто-то ему рассказал, что удостоившийся чести дать свое имя ныне отмечаемому празднику, на самом деле не являлся автором идеи, а скорее стал жертвой умелого подговора. И в намечающейся инсценировке его собственное ненавязчивое, но верное подстрекательство было вполне в духе Кейтсби, который в случае успеха, вне всяких сомнений, получил бы все лавры идейного вдохновителя. Главную же роль хорошего парня Гая Фокса сунуться в пекло и собрать все шишки в случае неудачи он с готовностью уступал другим. Хорошему и рассудительному парню Руди Лейстренджу. Или компанейскому любителю спецэффектов Фенриру Грейбеку. Или очаровательной Беллатрисе. Всегда приятно, когда слова производят ожидаемый эффект, и поэтому Люциус с молчаливым одобрением и неизменной светской улыбкой на лице следил за реакцией остальных, не перебивая. С довольным видом переводя взгляд от одного загоревшегося идеей на другого, отмечая, как вспыхивает энтузиазм, словно между ними тянулась незримая дорожка пороха… Впрочем, рядом со Снейпом порох явно позабыли насыпать, судя по иронии, написанной у него на лице. В отличие от остальных, намечающаяся забава его совершенно очевидно не вдохновляла, но от желчного комментария он  удержался. И все же, Люциус не стал ждать, пока тот подберет слова, чтобы испортить всем веселье, и потому вовремя позаботился, подлить масла в огонь. Очаровательно улыбнувшись Беллатрисе в ответ на высказанное ей предложение, он вкрадчиво добавил: - Держу пари, что Блэк даст фору любому новичку, которого тебе доводилось обучать.

Отредактировано Люциус Малфой (2009-04-23 13:42:05)

+4

10

Белле всегда нравилось, как Сивый умело обращается с мебелью, поэтому он стал самым последним в списке желанных гостей в Лестрейндж Холле. Оскалившись на обзывательство  оборотня, ведьма порасслабленней устроилась в кресле, скрывая ехидную улыбку в глотке вина. Чуть резко повернув голову на реплику Киршнер, девушка лишь дослушав до конца, неожиданно озарилась усмешкой и заговорческой улыбкой. В комнате вдруг каждый решил выразить свой вариант акта вандализма и выдвигал свои ценности, которые готов был сжечь. Рудольф превзошел себя, казалось, на нем сказывалась долгая дружба с Сивым - если бы Белла знала его «первый день», так бы и подумала. Легкая подколка Люциуса вонзилась куда надо и Белла поборола желание отправить свой уже почти пустой бокал ему в голову. Смерив взглядом Рудольфа, который по иронии был последним, на кого она смотрела, Лестрейдж медленно и с чистой наивностью на лице повернулась к Люциусу, вскидывая брови.
- Не сомневаюсь, что мой кузен талантлив, ведь, как ты заметил, в нем течет кровь Б-лэ-ко-в, - надменный взор лизнул Малфоя с головы до ног с легким оттенком намека на превосходство фамилии.
   Ведьма встала и подошла к юноше. Регулус был красиво сложен, аристократически подчеркнут,  с яркими и живыми глазами, в которых блестел тот особенный оттенок одержимости,  присущий только Блэкам. Рука Беллатрисы ложится на подбородок молодого человека, и она с не сильным рывком поворачивает его лицом к себе, наклоняясь к его глазам.
- Этот мальчик преисполнен даром, своеволием, смелостью. Но…- чмокнув кузена по-родственному в губы, девушка мягко запечатлела на его щеке пощечину, несколько игриво, но с тем и пренебрежительно, - пока он мальчишка, который еще зелен, чтобы тягаться с теми, кто давно в нашем деле.
  Присутствие Регулуса Лестерйндж вовсе не смущало, она любила своего двоюродного брата и гордилась его успехами, однако спокойно признавала, что молодой человек еще новичок. И считала, что он мог это спокойно снести и мало того, он это должен знать. Вдруг Беллатриса рывком сделала движение палочкой и бокал из рук пожирателя вылетел прочь, разбиваясь о стену и размалевывая прекрасные обои красными пятнами  – девушка фыркнула, не скрывая злобную улыбку, получая удовольствие от конвульсий мужчины.
- Он мне всегда не нравился.

+4

11

Когда тема кошек отошла на задний план, внимание Сивого моментально рассеялось. Если разговоры перейдут в действия, то он, несомненно, пойдет в первых рядах жечь Парламент, рушить Тауэровский мост, убивать магглов и отмечать со всеми праздник, о котором постепенно узнавал малозначимые факты. А пока шли разговоры, Грейбек зевнул, потянулся и поудобней устроился в кресле, туманным взглядом смотря то на одного, то на другого упивающегося. Взглянув на Регулуса Блэка, о котором речь пошла сразу после предложения закинуть в здание парламента охваченных пламенем людей, Сивый криво усмехнулся и подался вперед, чтобы лучше рассмотреть мальчишку.
- По-моему, Белл, он как раз достиг того возраста, когда можно начать бедокурить по-крупному, – криво усмехнувшись и подмигнув Блэку, констатировал оборотень и откинулся на спинку кресла, вытянув ноги. – Я обещаю даже присмотреть за ним в эту ночь. Ты же знаешь, я очень люблю детей, – подметил с энтузиазмом и взял в руки свой виски, чтобы сделать глоток. Но после созерцания конвульсий одного из упивающихся, предусмотрительно понюхал напиток и только после этого отпил из стакана. – А этого, – безразлично махнул рукой на испускающего дух пожирателя, - подожжем и закинем в здание, – предложил в свою очередь, залпом допив виски и поставив пустой стакан на кофейный столик с громким ударом о столешницу. – Малфой, а ты что в Парламент кинешь? – полюбопытствовал Фенрир, вспомнив, что свою версию Люциус так и не выдвинул.

+5

12

Снейп ненавидел, когда его эксперименты проваливались. Когда итоговый результат так и оставался невыясненным. Когда кто-то посторонний вмешивался в процесс. Подняв на Беллатрису недовольный взгляд, Снейп оттолкнулся от стены и снова подошел к безвольно повисшему в кресле телу некогда коллеги-пожирателя. Глоток противоядия, который успел сделать он, не смог не то, чтобы нейтрализовать действие яда, но и замедлить его действие так же не удалось. Да, у Снейпа практически каждый раз умирала то жаба, то крыса, которой выпадала честь отведать только что придуманного зелья. Люди же, как правило, попадали в больничное крыло или больницу святого Мунго, но не умирали. По крайней мере, на глазах у самого экспериментатора. Не обращая внимания на собравшихся, Северус склонился над телом, с интересом и подавляемым недовольством всматриваясь в мертвенно-бледное лицо волшебника. В нос ударил резкий, омерзительный запах гнили. Тело апробанта неестественно быстро начало разлагаться. Судя по всему, змеиная желчь и иглы дикобраза, смешавшись друг с другом в недостаточном количестве под дополнительным воздействием спиртного, проявили несвойственные им доселе качества. Метнувшись к осколкам бокала, Снейп аккуратно поднял кусок хрусталя, критически всматриваясь в янтарную жидкость. Недовольно поморщившись, положил осколок на место и вернулся к неподвижно лежащему телу, дотронувшись пальцами до шеи покойника. Кожа обвисла, стала рыхлой, пористой и бледной. Больше никаких следов. Северус отогнул ворот его мантии – тоже никаких следов или кровоподтеков, а запах все усиливался.
- Если он тебе всегда не нравился, /медленно переведя взгляд на Беллатрису, сквозь зубы заговорил Снейп/ не могла убить его раньше и иным способом? /сверкнул глазами и снова отвернулся/
Выпрямившись, зельевар достал из кармана мантии белый платок, о который брезгливо вытер руку, прикасавшуюся к телу покойника. Извиняющимся взглядом посмотрев на Люциуса, убрал платок обратно в карман и, хмуро глянув напоследок на скончавшегося пожирателя, отошел от него, оставив тело одиноко лежать в кресле. Подобный провал испортил настроение на весь оставшийся вечер. А беззаботная трескотня вокруг постепенно выводила из себя.

+4


Вы здесь » Страницы Истории: Почерком Тьмы » Омут памяти » Праздник в честь несостоявшегося теракта(05/11/78 GuyFawkesDay)-закрыт