Страницы Истории: Почерком Тьмы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Страницы Истории: Почерком Тьмы » Омут памяти » Black Day для Рудольфуса Лестрейнджа. 1968 год (участники внутри темы)


Black Day для Рудольфуса Лестрейнджа. 1968 год (участники внутри темы)

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Участники:

Рудольфус Лестрейндж – 18 лет
Беллатриса Блэк – 17 лет
Друэлла Блэк – 40 лет
Поллюкс Блэк – 65 лет
Вэлбурга Блэк – 43 года
Регулус Блэк – 7 лет
Нарцисса Блэк – 13 лет
Андромеда Блэк – 16 лет
Сириус Блэк – 8 лет
Люциус Малфой – 14 лет
Абраксас Малфой – 50 лет
Эван Розье мл. – 9 лет
Барти Крауч мл. – 5 лет

Кратко о квесте: На Хэллоуин семья Блэк устраивает в своем особняке бал-маскарад, на который приглашены знатные и выдающиеся волшебники магического мира. К этому мероприятию приурочено и сообщение о помолвке Беллатрисы Блэк и Рудольфуса Лестрейнджа. Родственников Беллы очень заботит ее будущее. Еще даже не познакомившись с избранником, а лишь зная о нем из разговоров с четой Лестрейндж, каждый из них представляет молодого человека по-своему. По рассказам выходит, что Рудольф намного лучше многих неудачников и избалованных мальчиков, с которыми им доводилось общаться ранее. И когда мистер Лестрейндж встречается с родственниками своей невесты, то его будущее оказывается под большим вопросом.

+7

2

Дата: 30 октября
Время: 18.00 - 24.00
Место: Особняк Друэллы и Цингуса Блэк.

Друэлла вошла, после того, как отдала последние распоряжения эльфам, и остановившись встала чуть в стороне от больших резных дверей, которые были услужливо распахнуты и открывали вход в просторную гостиную, которая являла собой образец изящества и была гордостью хозяйки особняка. Стены были обиты темными шелковыми обоями с золотым тиснением, сияющие свечами канделябры выделялись витиеватыми подвесками. Одну из стен практически полностью занимали шкафы, заполненные редкими книгами в старинных кожаных переплетах и летописями, по другим были развешены портреты предыдущих поколений. Несколько поколений гордых, независимых, порой  даже великих волшебников. С потолка свисала тяжелая трёхъярусная люстра, от которой струился свет сотни огоньков. Украшенный изысканным узором потолок, огромные остроконечные окна, сейчас почти скрытые роскошными портьерами, низкий стол, расставивший толстые ножки чуть слева от дверей. Камин в обрамлении резного камня, напротив него глубокие кресла с высокими резными спинками. Одно из кресел, которое стояло спинкой к женщине, скрывало от неё высокого мужчину, рука которого без единого движения покоилась на подлокотнике.
Взгляд темных глаз остановился на этой безукоризненно вылепленной руке, на пальце которой поблескивал гранями старинный массивный перстень. Губы женщины тронула легкая улыбка, высокая грудь, затянутая в плотный декольтированный лиф из темно-зеленого атласа, который оставлял открытыми плечи, чуть приподнималась на каждом вздохе. Сейчас  в самом своем расцвете, она являла собой воплощение женственной красоты. На длинной шее сверкало колье с редкими черными брильянтами, в комплект к нему поблескивали серьги и пара браслетов на правой руке. Волосы были уложены высоко, открывая великолепие шеи и несколько прядей, как будто случайно и небрежно выбились из общей массы волос, свободно обрамляли лицо. Лиф платья заканчивался длинной атласной юбкой, прикрытой прозрачным муслином в тон основному материалу, с несколько длинным шлейфом и Друэлле при ходьбе приходилось отпихивать его ногой, что бы не наступить.
"Завтра бал-маскарад" - перед её мысленным взором предстал большой просторный зал, и сотни свечей дарят свой яркий свет, эльфы разносят напитки, слышны смех и музыка - "Но сегодня пусть время  устраивает гонку где-нибудь в другом месте, а не здесь, в этот вечер хотелось, чтобы все было именно уютно. "
Бал, приуроченный к  объявлению помолвки её старшей дочери Беллатрисы и молодого наследника семейства Лестрейндж, которого Друэлла помнила ещё мальчишкой и с тех пор видела едва ли пару раз. Но это не имело значения. Брак среди благородных семей - это прежде всего смешение чистой крови, слияние влиятельных фамилий, преумножение капиталов, общие дела и идеи в магическом обществе, политика. Тут сплетались все эти важные факторы за исключением любви. Организация таких браков среди магической верхушки была делом обычным. Молодые люди должны только завтра узнать о том, что отныне они будут связаны с друг - другом обоюдными обещаниями, которые уже подкреплены письменными договорами обеих семей. Вчера вечером Друэлла поставила свою размашистую подпись вслед за подписью Цингуса на пергаменте договора. 
Друэлла и сама выходила замуж так же, их с Цингусом представили друг-другу за час до начала официальной части ежегодного летнего бала. Но еще накануне, когда отец вызвал её и наказал назавтра отнестись к новости, котрая станет для неё "сюрпризом" весьма серьезно и отвественно. Хотя об ответственности тут говорить не приходилось, Друэллу с детства готовили к тому, что её брак будет только по воли отца и другого исхода она не видела. Но тем не менее, когда всё было объявлено у неё предательски подгибались колени, когда она стояла рядом с мрачным Цингусом. Но судьба была благосклонна к этим двоим и вопреки традициям, она одарила их любовью к друг - другу, которая пришла несколько позже.
Друэлла надеялась, что Беллатрисе новость придется по вкусу, так же как и молодому Лестрейнджу. Но всё же.
До прибытия Рудольфуса осталось совсем немного времени. Обед был уже накрыт в малой гостиной.
"Цингус - тихий шелест муслина наполнил комнату, когда она двинулась в его сторону - ты не думаешь, что было бы лучше поговорить с Беллой накануне бала? Я думаю, что она так или иначе сочтет присутствие молодого Лестрейнджа странным в нашем доме сегодня вечером. Это  не будет похоже на обычный визит вежливости. Более того, он не бывал у нас раньше." Она остановилась за спинкой кресла.

+4

3

За окном заунывно подвывала вьюга, пробиваясь через щель в ставнях окон. Зима выдалась на удивление холодной, и мало радовала сухими погожими днями, все больше заметая мокрым и липким снегом. Даже снежинки не кружились веселой кутерьмой в воздухе, а летели бесформенными плевками, покрывая землю колючим белым пластом. В окно снова ударил порывистый ветер и проскользнул внутрь, проползал за шиворот и нагонял мелкую противную дрожь – девушка поежилась. От ночной лампы комната мягко погружалась в полусумрак, где царили тени предметов утвари и юной особы,  лениво перелистывающей пальчиков страницы книги. Умиротворение томило каждую ниточку в этой комнате и обмирало в аромате лаванды,  струйкой исходившего из курильного сосуда. Он по своему обыкновению, каждый вечер стоял на своем привычном месте, одаривая ароматом комнату. Девушка, облаченная в шерстяное платье до щиколотки, плотно прилегающее к телу, что позволяло обрисовать приятные линии ее фигуры, сидела за письменным столом, с выражением полнейшего разочарования и скуки. Ресницы иногда вздрагивали, и взгляд черных глаз перебегал на другую страницу, лениво разглядывая строки. По окончанию школы, жить стало не выносимо, не интересно. Пропал дух авантюры, и все больше она ненавидела родные стены дома, где казалась самой себе узницей. Все чаще ее посещали мысли, что быть аристократкой не столь весело, когда делать совершенно нечего, лишь только всю жизнь изображать из себя светскую даму, пару раз в год выходящую в свет на балы или, а сейчас сопровождать свою мать в гости, по приглашению друзей и родных в знак уважения на чай. В воздухе скользнул вздох. С тупым звуком захлопнув книжицу, Белла откинулась на спинку кресла, манерно, словно хвостом, покачивая на  весу ступней, облаченной в мягкие домашние туфельки-лодочки. Каждый день она просыпалась,  вставала, производила утренний туалет, завтракала, и потом время до вечера тянулось безжалостно долго, словно так и норовило прикончить ее чувством тоски. Даже сестер не было в доме, с которыми можно всегда поболтать или поссорится, например, с Андромедой. Дом был мертв. И как только мама жила все это время пока мы учились в пустом доме? – тяжко еще раз повторив вздох, юная Блэк встала и оставив книгу на столе, двинулась к выходу из комнаты. Новый порыв ветра соскользнул в щелку и снова коснулся лица девушки, на котором тот час же изобразилось раздражение и схватив маленькую вязанную подушку с кресла, Беллатриса со всей злостью затолкала ее в угол подоконника, где сквозил прохладный воздух. Казалось ,что от усилия  ей удастся полностью запихнуть в  мизерную щелку всю вещицу целиком, но скоро запал пропал и Белла с чувством достоинства вышла из комнаты, попадая в хорошо освещенный коридор.
   С кухни доносились приятные запахи, и рот сейчас же наполнился слюной – она не ела с самого утра, и почему пропустила обед, вряд ли вспомнит, каждый день был похож на предыдущий и уже мало различался в ее голове. Она двинулась в сторону столовой с быстрым шагом, что бы, наконец, пересечь барьер из дурманящего запаха и прекратить пытку для ее голодного рассудка. Пробегая мимо  помещения с светлыми богатыми обоями, Блэк вдруг резко притормозила и с подозрением оглядела стол, позабыв о намерении сбежать от собственных желаний, а скорее природных потребностей. Что-то было не так в сегодняшней сервировке, и кажется, она, наконец, поняла почему. Дорогой праздничный сервиз, серебренные столовые приборы, а самое главное количество - вроде бы их увеличилось на три персоны. Недоумевающе, приподняв бровь, Белла не сводила глаз с такого казуса, и не шелохнулась бы, если ни ударивший в нос запах запеченной утки не вывел ее из оцепенения. Вылетев из столовой в коридор, она боролась с желание пойти к Нарциссе и все разузнать, уж младшая всегда была в курсе всех предстоящих фуршетов, но сестра только приехала из Хогвартса и наказала ее не беспокоить. Из гостиной послышались голоса, и оставалось одно, пойти и требовать объяснения, почему Белла не в курсе, что сегодня будут гости. Скрип половицы известил присутствующих о ее появлении, и Беллатриса с легкой улыбкой прошла в комнату, где были ее родители.
- Мы сегодня кого-то ожидаем? – почти скрывая раздражение, девушка присела на край дивана и вгляделась в таинственные лица отца и матери, кажется, она вмешалась в разговор, но чувствовать вину по поэтому поводу, отнюдь не собиралась. Отец сидевший в своем любимом кресле возле камина, лишь изобразил ухмылку на лице и опустил взгляд на бокал в руке. Белла была его точной копией внутренне, и каждый раз, когда она пыталась изобразить сарказм, улыбалась так же, как он сейчас, – Мама?
  Голос был упрямый, но Беллатриса из всех сил старалась быть примерной дочкой, что бы получить ответ раньше, чем она увидит его в прихожей.

+4

4

Все началось еще давно, недели так полторы назад, когда Нарцисса получила письмо от матери, где та сообщала о том, что ей, то есть самой Циссе, надо будет явиться домой не позднее вечера 30 октября. Без объяснения причин. Естественно вместо коронной фразы «Конечно, будет сделано», которую хочет слышать каждый родитель, добросовестное и любящее дитя поинтересовалось о причинах ее приезда домой. Ответа не было больше недели, поэтому Нарцисса сочла нужным непременно затаить обиду. Ответа не было даже тогда, когда добрый папочка написал любимой доченьке, что его солнышко должно быть дома завтра и что с профессором Дамблдором он уже обо всем договорился. И все это тоже было без объяснения причин. Мисс Блэк сильно сомневалась, что ее забирают домой исключительно для того, чтобы в семейном кругу отметить Хэллоуин – такого на памяти Нарси не наблюдалось, поэтому желание узнать, в чем же причина, было неимоверно. Но ответа ей никто не давал. Даже тогда, когда она закатила профессору Дамблдору истерику в его кабинете, пока тот терпеливо ждал, когда же мисс Блэк соизволит взять в руки порошок и отправится домой. Истерика, наверное, так бы никогда и не закончилась, если бы в этот момент в кабинет не вошел Люциус Малфой, который, оказывается, тоже отправлялся домой. Не желая потом слышать всякие там пересуды о ее далеко не аристократическом поведении, Нарцисса резко замолчала, разве что не зарычав от негодования, затем стремительно подошла к столу директора, одарив того ледяным взглядом, молча взяла в руки щепотку порошка, кинула ее в камин, и, холодно назвав адрес, отправилась домой. На этом, казалось, инцидент себя исчерпал. Но…
- Ну и не надо, – грозно шипела Нарцисса, мечась по своей спальне и высказывая все наболевшее своему отражению в зеркале, которое меланхолично подпиливало ноготки, - не больно-то уж и хотелось! – обиженно надув губки, Цисси подошла к двери и, открыв ее, высунулась в коридор, чтобы зарычать от раздражения и снова захлопнуть дверь, сделав это показательно громко, да так, что с дверного косяка что-то упало девушке на голову, но она этого в порыве обиды и не заметила, а лишь затопала ногами, не зная, как еще можно выразить все, все-все, что кипело у нее внутри. – Вот и сидите там со своими тайнами! – заявила девушка, плюхнувшись на кровать и уткнувшись носом в подушку, демонстрируя всем, кто может войти в это мгновение в комнату, свое отчаяние, свое оскорбленное самолюбие…
Но никто так и не вошел. Нарцисса картинно пролежала на кровати около пяти минут в ожидании, но вскоре ей это надоело, и она наконец-таки встала. Решив больше не разговаривать ни с кем из родителей, девушка подошла к туалетному столику, пристально уставившись в зеркало и дожидаясь, когда же ее собственное отражение соизволит обратить на нее внимание. То, вовремя спохватившись, приняло то же положение, что и сама Нарцисса, став полной ее копией, как и положено быть второму Я в зеркале. Найдя среди расчесок и кисточек свою волшебную палочку, юная мисс Блэк решила, что для придачи пущего эффекта оскорбленному самолюбию ей не помешает несколько умелых ходов. Убив добрых полтора часа на то, чтобы ее лицо стало еще бледнее обычного, а глаза выглядели унылыми и уставшими, Цисси быстро облачилась в темное платье из парчи и покинула свою комнату, медленно спускаясь вниз по лестнице с прискорбным видом. Наверное, встреть ее сейчас кто-нибудь из посторонних людей, то он бы подумал, что у Нарси кто-то умер…
Проходя мимо гостиной, девушка услышала вопрос Беллатрисы, который заставил ее ускорить шаг и быстро оказаться позади сестры. Скрыть интерес было трудно, но возможно. Поэтому Нарцисса стояла позади Беллы, чуть опустив голову и уныло повесив руки перед собой, переплетя пальчики, и категорически отказываясь смотреть на родителей. Если они и сейчас не ответят, то я…я… И если они скажут сначала Белле, а потом мне, или нет, если они вообще скажут сейчас все Беллатрисе, после того, как я полторы недели ждала от них ответа, а они так со мной поступали, утаивая все и скрывая, почти обманывая мои надежды, то я…я… Не честно!!! Мысленно возмущалась мисс Блэк, но благодаря тому, что голову она опустила, видимо, заинтересовавшись мысами своих туфель, мелькавшего в ее глазах блеска негодования и обиженно надутых губ никто не видел.

+4

5

Андромеда уже несколько часов просидела на чердаке благородного дома, отыскивая некий старый справочник по зельям, который как ей казалось она когда то тут видела. То и дело стряхивая с рук липкую паутину, она перебирала старый хлам, который копился тут годами за ненадобностью. Сундуки с тяжелыми крышками, обитые железом по краям, с коваными замками, зеркала, мебель с посеревшей от времени обивкой и кое-где торчавшими пружинами. Сюда давно никто не заглядывал и Меда сама тут была в последний раз пару лет назад, когда сестры каким-то образом ухитрились запрятать среди этой рухляди её метлу.
Странно я точно помню, что он лежал тут - она захлопнула крышку очередного сундука - Или тут. - она возрилась на аналогичный сундук. Почесав рукой кончик носа, она оставила на нем темную отметину. Возникло такое чувство, что её окружали одинаковые сундуки - вроде смотрела и там и тут - она уперлась кулаками в бока. - Ага этот я не трогала! И она подхваченная яростным азртом, перепрыгнув через кучу какого то трепья, рванулась к темнеющему в глубине сундуку, как коршун на добычу. В этот самый момент её правая нога зацепилась за вешалку, невесть откуда взявшуюся на её пути и Меда со всей высоты своего роста, не успев выставить вперед руки, ласточкой спланировала на крышку. Глухой удар отозвался в её животе бурей протеста, дыхание сбилось. Андромеда выругалась совсем не по волшебному. Если бы её мать знала, что она знает такие слова, она бы явно не пришла в бурный восторг от этого. Но тут ответом ей послужило только накрывшее её облако пыли. Андромеда чихнула и сползла на пол, потирая ушибленные места. Со злостью она распахнула злополучную крышку и о чудо - справочник лежал на самом верху. Девушка взяла его в руки и быстро пролистала страницы - Будет чем порадовать кое-кого в Хогвартсе. В нем были пара зелий, которые не изучались в школе из-за своей ненужности. Но побочный эффект от них был просто провосходным - прыщи по всему телу были только самой малой толикой этого самого эффекта.
Андромеда с видом победителя встала и отряхнув юбку пошла вниз. Ещё спускаясь с лестницы, она услышала голоса в гостиной. По моему нам сегодня что то говорили про какой то ужин. Она постаралась пригладить волосы и отряхнуть паутину, которая висала клоками с юбки, это привело к тому, что пыль опять попала в нос и Андромеда громко чихнув вошла в комнату, где она чихнула ещё раз. Добрый всем вечер - как то умудрилась она сказать между чихами и чихнула в третий раз. Чертыхнувшись про себя, она отметила, как выглядят Белла и Нарцисса, чуть ли не торжественно. Между делом, она прикинула какой видок был у неё самой - Ну вот новая пища для наставлений по поводу моего внешнего вида. Она воззрилась в тот район в котором находились её сестры, на фоне которых она явно смотрелась, как последний маггл с помойки, которого она не так давно видела в маггловской части Лондона
-Если мне изменяет память его называли Бомж и от него дурно пахло. Она принюхалась, от неё пахло розовой вербеной и немного пылью - Во всяком случае не помойкой и не затхлостью. Приготовясь услышать критику матери, она постаралась незаметно снова отряхнуться и опять отчаянно чихнула, проследив взглядом за паутинкой, которая упала таки с её волос и теперь медленно кружась оседала на пол.  Сейчас начнется - вздохнула она про себя, уже коря за то, что так опрометчиво ворволась в гостиную. Но к её удивлению, родители не обратили на её вид никакого внимания. Они были немсколько взволнованны, если не сказать напряжены. Радуясь тому, что её появление не произвело должного эффекта, она бочком двинулась к стулу и села, чинно сложив руки на справочнике.

Отредактировано Андромеда Тонкс (2009-01-13 00:17:41)

+4

6

Пламя в камине уже не играло прежним великолепием: оно медленно угасало, теряло свой задор и обжигающее тепло, уныло потрескивая черными поленьями в окружении красно-оранжевого огня. Докурив сигару, Цингус расслабленно опустил руку на кожаный подлокотник кресла, задумчиво наблюдая за уже не доставлявшим былое наслаждение пламенем. Он размышлял… и, судя по тому, что к нему пришла Друэлла, легко шурша полами своего платья при каждом невесом шаге, наполняя комнату еле ощутимым запахом муслина и теплом своего присутствия, она размышляла о том же, о чем и он. Он слышал в ее словах свои собственные вопросы, которые он задавал себе с момента заключения контракта с домом Лестрейндж.
- Моя дорогая, – губы тронула немного печальная улыбка, когда Цингус встал с кресла и обернулся к жене, взяв ее за руку и увлекая ее в сторону дивана, - дорогая моя Друэлла, – выпустив ее руку, он статно выпрямился и сделал шаг назад, не спуская взгляда с этого королевского образа, который каким-то чудом оказался в его власти. – Ну, как? Как мы можем сказать обо всем Беллатрисе сейчас? – тихо, словно шелестя листвой, вопрошал он, скрестив руки за спиной, но стоя расслаблено. – Ты же знаешь, – он снова невесело улыбнулся, подняв взгляд на фотографию сестер, что стояла на каминной полке. Нахмурившись, Цингус развернулся и прошел обратно к креслу, опускаясь в него с легкостью. - в таком случае никакого бала не…
Скрип половицы. Цингус вовремя замолчал, обернувшись к входу в гостиную раньше, чем в дверях появилась обладательница такой же легкой походки, как и у матери. Беллатриса выглядела решительно, что давало понять, что она пришла к ним с вопросами. Но объектом для расспросов стала Друэлла, что вызвало тень улыбки на губах Цингуса, которую он постарался спрятать, снова обернувшись к входу и заметив Нарциссу, которая, старательно игнорируя всех, прошла к дивану и остановилась позади Беллатрисы, напряженно о чем-то размышляя и отчаянно желая чего-то. Судя по всему, в этом доме не осталось тех, кто хотя бы не заподозрил о намечающемся торжестве. И дополнением к их семейному портрету стало появление Андромеды, в лучших своих традициях появившись так, словно совсем недавно она вылезла из чулана, где провела минимум весь день. Изломив бровь в удивлении, Цингус задержал взгляд на книге, что легла на колени дочери и, не сказав ни слова, снова обернулся к несколько напряженной Друэлле и выжидающим ответа Белле и Цисси.

+5

7

От прикосновений супруга по телу Друэллы разлилось приятное тепло, которое всегда возникало, стоило Цингусу прикоснуться к ней. Столько лет прошло, но та искра,которая когда то вспыхнула между ними нисколько не угасла, а казалось напротив, распалялась все жарче с каждым прожатым вместе годом. Они были единым целым, уход одно, означал и гибель другого. Симбиоз срощенный годами и рождением детей, делал их неотъемлемой частью друг-друга. "Вместе и навсегда" - Друэлла внимательно слушала мужа, он был прав - сказать все сейчас, означало дать Беллатрисе время на размышление, а зная её характер, можно было ожидать бури или хуже того, она могла поступить на зло всем, показав свой характер. Друэлла прекрасно знала свою старшую дочь и знала, чего можно от неё ожидать, поэтому, нельзя было давать ей шанса на осмысление ситуации и обдумывания путей отхода.
"Да" - произнесла она и так же обернулась на скрип половиц. Цингус замолчал во время, в комнату как раз входила юная Блэк с тем самым волевым выражением на лице, которое выдавало её сильный характер и непримеримость. Она взглянула мужу в глаза, тем самым подтверждая их безмолвный диалог и отрезая Белле пути в отступлению. Спустя буквально пару минут в гостиную вступила Нарцисса, как всегда наигранно самовлебленная, но вместе с тем, глаза излучали любопытство, делая все попытки казаться сейчас высокомерной совершенно бесполезными. Друэлла всегда поражалась той связи, которая была между сестрами - стоило появиться одной, как рядом тут же возникала другая. Такая связь есть у близнецов, они всегда на расстоянии чувствуют эмоции друг-друга  и хотя эти двое были с разницей в годах, можно было подумать, что они были рождены вместе. Исключением была средняя Андромеда, она выпадала из общей линии. Между ней и сестрами было некоторой отчуждение, которое началось ещё в раннем детстве. Когда оно появилось впервые между так похожими собой внешне Беллой и Медой, Друэлла надеялась, что девочки перерастут это с годами. но нет... пропасть становилась только глубже. Так пожие внешне, они были полными антиподами по характеру, обе сильны внутренне, но сила эта была разная и не похожая одна на другую. Это стало особенно заметно после того, как Андромеда поступила в Хогвартс. Её приоритеты сильно поменялись с того самого времени, и что сильно беспокоило её и Цингуса, это то, что их средняя дочь была расположена к маглорожденным. Раскол становился все сильнее и теперь Друэлла чктко поняла, что они никогда не станут близки. Сердце матери подсказывало ей, что со временем в семье Блэков назреет раскол. И вот сейчас в комнату отчаянно чихая вошла Андромеда. Вся в пыли, на волосах виднелась паутина и в её руках была какая то старая книга. В другой бы раз Друэлла неприминула  бы сделать ей замечание, но сейчас все её мысли были поглощены предстоящим событием и реакцией, которая последует за этим.
Она вновь встала рядом с Цингусом, положа руку тому на плечо - Вы все пришли как раз вовремя. Как вы уже заметили у нас что то намечается - голос стелился ровно и мягко, но вместе с тем властно, так, что прерывать его не следовало. - Завтра, как вы должно быть помните День всех святых и мы устраиваем прием по этому поводу. Будет праздничный обед и конечно же бал. Девочки, я хочу обратить ваше внимание на то, что будут приглашены многие известные и влиятельные семьи, я думаю вам не следует напоминать, как вы должны выглядеть - при последних словах она посмотрела на Андромеду, которая чинно застыла на своем стуле - Да, да, это касается тебя Андромеда! Твой внешний вид меня сегодня возмущает, тем более некоторые из гостей прибудут уже сегодня! И мы были бы тебе благодарны, если бы ты соотвествовала своему положению в обществе, а не была похожа на эльфа в наволочке. Итак, думаю так же мне не стоит напоминать вам всем о соответственном в поведении, это касается вас всех. Никаких стычек и пикировок между собой, ничего из того, что может показаться дурным тоном. Этот прием будет очень важным для нашей семьи. Она произнесла это довольно жестко, внутреннее напряжение этих дней вылилось в голосе. Она вновь посмотрела на своих дочерей, задержавшись на каждом лице, улыбка тронула её губы - Я вас очень люблю и хочу, что бы вы всегда помнили это. Мы с вашим отцом приложим все усилия, что бы вы были счастливы - зачем то добавила она. Но тут же спохватилась - Вы уже достаточно взрослые, что бы понимать всю ответственность мероприятия и я думаю, что нам не придется за вас краснеть. Она сжала плечо Цингуса.

+3

8

Не сводя настырного взгляда с Друэллы, Белла сидела ровно, вытянутая и напряженная, как струна. В глазах горел и азарт, и юношеский упрек, что родители медлят с ответом, но это единственное, чем она могла поторапливать их. Словно уловив аромат сестры, и почувствовав ее самой кожей, Беллатриса ощутила присутствие Нарциссы в комнате, но не обернулась, что бы взглянуть, не обманули ли ее собственные ощущение – лицо матери секунду назад обращенное на нее, вдруг повернулось чуть в бок, и девушка поняла, что не ошиблась. Глаза все так же цеплялись за материнский взор. Еще через секунду, появилась и Андромеда, оповестив всех чихами, и даже это не стало причиной хотя бы вздрогнуть ее  взгляду и на секунду отвлечься на среднюю сестру, что бы укоризненно смерить взором. Ведьма обожала высказать себя взрослой перед Андромедой, что бы та понимала, какие Белла имеет привилегии над ней. Детские привычки не искоренило время, а с раскрывающемся, как цветок черного бархата сердцем девушки, усугубляло их еще больше. И все же в воздухе витал иной интерес и запах перемен, которые иголочками пронзали пальцы, и так судорожно поглаживающие шерстяное платье. Друэлла наконец заговорила, и кажется все троя впитывали слова с особой жадностью, выискивая в речи матери остро важные сведения. Но все было туманно и напряжение в теле Блэк, вдруг сменилось разочарованием. Закинув ногу на ногу и подтянув интуитивно подол, Беллатриса положила подбородок на тыльную часть ладони.
- Мама, умоляю, не томите нас. Кто прибудет сегодня в гостях? – улыбнувшись и обнажив белые клычки, девушка игриво покачивала стопой, пропуская обещание вести себя прилично, - Тетя  Вэл?! – блеснув радостью и  надеждой глазами, Беллатриса попыталась найти в лице отца подтверждающие значки ее догадливости, но кажется... Девушка отрицательно и обескуражено покачала головой, - Нет?
  Хотя это и естественно, раз Друэлла прочла целый инструктаж, как стоит себя вести – гости будут нового порядка. Хм, возможно, это и лучше, чем тетя Вэлбурга, не в обиду ей сказано. Я уже тут просто запылилась в этом одичалом доме и новая кровь в этих стенах будет не лишней. Только кто же это? И почему отец не говорит ничего, странно делать из простых гостей целую тайну. На бал приглашено много гостей, список который видела-то только с рук отца – может гость прибудет из далека, раз ему нужен ночлег до празднования. С каких пор Дру оказывает гостиничные услуги.
   Белла не уставала мысленно фыркать от раздражения и любопытства. Наконец повернувшись к Нарциссе, девушка попыталась найти поддержку в ее лице, и даже обратила внимание на Андромеду, не забыв невзначай поморщить нос от ее вида – но после  вновь изобразила заговорческий вид.

+4

9

Рудольф аппарировал прямо к парадному входу в особняк семьи Блэк. Чувствуя себя несколько глупо с чемоданом в одной руке и букетом цветов в другой перед закрытыми дверьми, он тихо злился от того, что родители настояли на том, что в гости он должен явиться на день раньше, чем намечено начало бала. Мысль, что его родители что-то задумали, не давала покоя. Поставив чемодан на верхнюю ступеньку, Лестрейндж постучал металлическим молотком и окинул недовольным взглядом территорию особняка. Задумчиво сдвинув брови, Рудольфус снова взялся за ручку чемодана, бросив недовольный взгляд на дверь и опустив букет вниз как обычный веник.
У Блэков он бывал всего дважды: когда отец взял его и Рабастана с собой для заключения какого-то договора с мистером Блэком, а мать в это время находилась в Амстердаме - Рудольфу тогда было 2 года, и он этот визит помнил смутно. Второй раз был уже в сознательном возрасте, но длился он от силы пять минут. Причину, по которой он обязан был явиться раньше всех в этот дом, ему никто не назвал. Лишь сказали, чтобы он был вежлив с хозяевами дома, с сестрами, в особенности с Беллатрисой. Услышав звук открывающейся двери, Рудольф поспешно поднял букет, чемодан и выпрямился, снисходительно смотря на того, кто открыл ему дверь, а это оказался домовой эльф в наволочке с гербом дома Блэк. Сдержанно кивнув на его попискивание, стремительно прошел внутрь, остановившись в холле и почти брезгливо опустив чемодан на пол. В свободной руке появилась волшебная палочка, взмахнув которой, Лестрейндж оставил при помощи заклинания левитации спокойно парить в воздухе букет, а сам снял с себя перчатки и дорожную мантию. Не опуская взгляд на эльфа, скинул одежду ему в руки, а сам, повернув голову в сторону зеркала, оправил мантию и подтянул узелок галстука.
- Чемодан отнесешь в мою комнату, – кинул Рудольф и, подхватив букет, резко обернулся, второй раз за вечер взглянув на эльфа. – А пока проводи меня к мистеру и миссис Блэк.
Кивнув головой, от чего его большие уши заколыхались как лопухи, эльф повел его, как понял Лестрейндж, в сторону гостиной. Не обращая особого внимания на убранство дома, он целенаправленно шел вперед, пока эльф не замер возле одной из открытых дверей. В удивлении взглянув на то, как домовик поправил свою наволочку и выпрямился, Рудольф нетерпеливо перекинул букет из одной руки в другую.
- Хозяин Блэк, хозяйка Блэк, - громче и более почтительно, чем в холле, заговорил эльф, собираясь наконец-таки представить гостя, - мистер Рудольфус Лестрейндж пожаловал.
Больше не дожидаясь прелюдий, Рудольф прошел вперед, остановившись в дверях и вежливо улыбнувшись. Вся семья в сборе, мысленно усмехнувшись, Лестрейндж скользнул взглядом по лицам сестер Блэк. К столь скорой встрече нос к носу с Беллатрисой, с которой ему надлежало по особым причинам, которых опять же не назвали, быть крайне вежливым, Рудольфус был не готов, еще отчетливо помня шрам, который она оставила ему на его последнем году обучения в Хогвартсе. Поэтому Лестрейндж решил пока ограничиться учтивым приветствием хозяев.
- Прошу простить мне столь бесцеремонное вторжение, – естественно он имел в виду не свой приезд, а лишь то, что он ворвался в гостиную посреди их семейного разговора. Сдержанно кивнув мистеру Блэку, Рудольф прошел по направлению к миссис Блэк, чтобы вручить ей цветы и поцеловать руку. Выпрямившись, он обернулся к сестрам, отметив, что Андромеда сидит в отдалении от Беллатрисы и Нарциссы. Кивнув и девушкам в знак приветствия, Лестрейндж скрестил руки за спиной, переводя вежливый взгляд с хозяина на хозяйку особняка.

+5

10

Нарцисса все еще стояла позади Беллатрисы, бессознательно теребя пальчиками бахрому от подушки, что лежала на спинке дивана. Так ей вроде удавалось скрыть свое любопытство… Но, Мерлин, как же ей хотелось все знать. И вот, вроде бы родители собрались что-то сказать, как в комнату вошла Энди: пыльная, с книжкой и паутиной. Приподняв уголки губ в улыбке, Цисси уже без зазрения совести вперила взгляд в мать и отца, разве что не скандируя позади сестры «Скажите! Скажите! Скажите же вы наконец-то, зачем мы здесь?!». Немного в иной формулировке, конечно, но с примерно таким вот смыслом. Когда заговорила Друэлла, Нарцисса напряглась, ловя каждое слово, но наиболее ценным было то, что кто-то к ним все же приедет сегодня, что, по сути, было уже необычным. Когда мама отчитывала Энди за ее внешний вид, Нарси не поленилась самодовольно выпрямиться, чтобы продемонстрировать хоть и траурный наряд, но вполне аристократический, за который ни ей, ни ее родителям не будет стыдно, если мисс Блэк явится перед гостями в таком виде. Но в таком виде она, конечно же, не явится. Для того, чтобы бы подчеркнуть все изящество образа и одеяния, Нарциссе оставалось только выйти вперед и медленно пройтись, фривольно покачивая бедрами. Но все же почему гость явится на бал раньше назначенной минуты? Предположение, что это будет тетушка Вэл, было хоть и реалистично, но что-то подсказывало, что не о ней речь идет. Поймав взгляд Беллы, Цисси прикусила клычком нижнюю губу, в задумчивости скользнув пальчиками по плечику сестры, подбросив в воздух прядь ее волос, а потом, словно в ее голове загорелся маленький фонарик, который освещал догадку, Нарцисса вскинула взгляд полный необузданности и жажды отгадать эту маленькую загадку.
- Мама, – звонко окликнула женщину Цисси, выбегая чуть вперед с азартным огоньком в глазах. Она загорелась желанием: ей хотелось бала, ей хотелось знать, ей хотелось танцевать, ей хотелось смотреть на других и показывать себя, ей хотелось блеска, пафоса, роскоши, свечей – всего, что делало ее жизнь ярче, немножко…возвышенней? – А это будет… – губы озарила вроде бы и смущенная, но в тоже время довольная улыбка, - мужчина? – кокетливо покачав головой, юная мисс Блэк сделала шаг назад, все с той же эйфорией от догадки смотря на родителей, и, уперевшись в подлокотник дивана, просто, как-то по-детски плюхнулась на него, переплетя пальчики и опустив руки на колени.
Ответ на мучивший их вопрос появился внезапно, сначала возвестив о своем появлении докладом эльфа, а затем и тонким запахом цветов, смешанным с ароматом парфюма, смесь которых ворвалась в гостиную вместе с обладателем. При виде гостя уголки губ Нарси неожиданно уныло и разочарованно опустились, но, вспомнив о том, что родители наказали вести себя так, как подобает леди, Нарцисса быстро вернула своему лицу куртуазную беспристрастность, широко раскрыв глаза и взглядом, полным вдохновленности, наблюдая за тем, как Рудольфус Лестрейндж галантно целует ручку Друэлле и дарит ей цветы. Это была сказка – одна из тех, что она когда-то читала в детстве. Но все равно, это тема, что была красной линией в каждой сказке, была ключевой и в книжках, что ей доводилось читать ныне. Она чувствовала себя принцессой при короле и королеве, в замок к которым прилетел на очаровательной Венгерской Хвостороге принц, чтобы… пару раз удивленно моргнув, Нарцисса быстро посмотрела на Беллатрису, а потом снова на Рудольфа. Нервно усмехнувшись в голос, Цисси случайно съехала с подлокотника на диван, задев локтем Беллу и окрестив все это звонким «ой!».

+5

11

Друэлла повернула голову на звук молодого мужского голоса. Плавно переступив, она двинулась ему навстречу, словно плывя по воздуху. Мягкий ворс ковра глушил шаги, улыбка озарила её лицо - Мистер Лестрейндж, о каком вторжении может идти речь? Она, продолжая мягко улыбаться, приблизилась почти вплотную, ровно на столько, на сколько позволял этикет.
- Мы Вас ожидаем, так приятно, что Вы согласились приехать сегодня. Ваш отец заверил меня письмом, что Вы не откажите нам в чести принять самое активное участие в бал-маскараде. Казалось, при этих словах в её глазах мелькнул задорный огонёк
- И поможете моей старшей дочери, с которой Вы, несомненно, знакомы - в этот момент она указала левой рукой на Белатриссу, а правой подхватила Рудольфуса под локоть и мягко направила его к дивану. - Открыть бал-маскарад. Нам пришлось прибегнуть к Вашей помощи, потому, как Вы сами должно быть знаете, или возможно Вас предупредил отец, что бал-маскарад у нас заведено открывать старшим детям. Белатриссе уже исполнилось 17, она вступила в своё совершеннолетие. Надеюсь, Вы не откажите нам в этой любезности. Продолжила она.
Помню свой первый бал-маскарад, это было так волнительно, у меня буквально дрожали колени и если бы не мой кавалер, которого пригласили родители, я бы точно упала бы посреди залы! Она притворно и изобразила ужас на своем лице вздохнула.  Это, несомненно, было бы моим фиаско.  Первое открытие бала запоминается на всю жизнь и так хочется, что бы тебя под руку вел красивый молодой человек.
С этими словами Друэлла подвела юношу к дивану, и, указав на свободное место рядом с Беллой - Присаживайтесь.
Отпустив молодого Лестрейнджа, она отступила на шаг в сторону и, оказавшись рядом с Нарциссой, положила руку той на плечо, своим движением мягким, но безапиляционным, высвобождая ту из объятий дивана. Под видом материнской заботы, она обхватила Нарциссу за талию и увела её в сторону своего кресла и подтолкнула её, что бы Нарцисса села. Сама встала, положа руку на высокую спинку.
- Мистер Лестрейндж, полагаю, Вы немного устали, не хотите ли чаю? Или быть может немного вина перед ужином? Вы предпочитаете красное или белое? Она словно уже решила, что Рудольфус предпочтет вино.
- Анки! Голос разнесся по гостиной и тут же послышался громкий хлопок, который предшевствовал появлению эльфа, обмотанного в полотенце, которое просто сверкало своей белизной - Принеси вина! Она отпустила эльфа жестом кисти. Притом, она бросила весьма выразительный взгляд на Андромеду, которая хоть незаметно и отряхнула пыль со своего платья, но всё равно выглядела слегка растрепанной на фоне своих прилежных, собранных и аккуратных сестёр.
Она остановила свой взгляд на муже, от которого ждала продолжения своего разговора и поддержания этой беседы.

+3

12

Козырь Друэллы – это ее умение поддерживать теплую атмосферу своим непринужденным щебетанием о волнующих ее вещах, увлекая собеседника и не давая тому и слова вставить. Уже спустя какое-то ничтожное мгновение Рудольфус знал о надвигающемся мероприятии решительно все – начиная от взгляда в историю и заканчивая нашими днями. Все это время Цингус с любопытством наблюдал за супругой, приложив левую руку к подбородку. Дочери молчали, но даже и не стремились спрятать любопытные взгляды, впитывая каждое слово матери и уже, судя по всему, рисуя радужные картинки.
- Дорогая, я всегда ценил в тебе это качество – начинать говорить о делах сразу же, без прелюдий, – Цингус адресует нежную улыбку Друэлле, задерживая на ней ласковый взгляд со смеющимися искорками. Приняв от эльфийки бокал вина, он естественно откидывается в кресле, закинув ногу на ногу и устремив взгляд на мистера Лестрейнджа, ненавязчиво рассматривая его долю секунды. – Раз уж все сейчас в сборе и, надеюсь, успели перевести дух, – на этих словах мистер Блэк непринужденно отсалютовал бокалом Рудольфусу, - хотелось бы внести ясность до начала ужина, дабы никого после не обременять нуждами и мыслями выслушивать брюзжание престарелого организатора, – немного усталая улыбка ложится на тонкие губы мужчины, а пальцы расслабленной руки, покоящейся на подлокотнике кресла, с явным безразличием удерживают бокал за тонкое стекло чаши над полом. – Завтрашний бал-маскарад будет не наш, – теплый взгляд на Друэллу, - а ваш, мистер Лестрейндж и Беллатрикс. Относитесь к этому мероприятию спокойно, оно мало чем отличается от ему подобных, – если бы человек осведомленный о подоплеке, которую задумали чистокровные семьи, представители которых в данный момент находились в гостиной этого благородного дома, то он бы наверняка заметил потаенный смысл в появившейся якобы успокаивающей и обнадеживающей улыбке Цингуса Блэка. Но осведомленных было только двое – сам мистер Блэк и его очаровательная супруга, которая больше всех, больше любого волшебника или волшебницы из списка приглашенных желала этого бала. – Гости прибудут к шести вечера, и вы, дети мои, будете обязаны встретить и поприветствовать каждого. До обозначенного времени забот у вас никаких, помимо подготовки моральной. Ах да, карнавальный костюм – обязательное условие, как-никак Хэллоуин. Во время бала принимающей стороной являетесь вы, поэтому и все внимание будет на вас. Но не думайте, что мы с Друэллой бросим вас на произвол судьбы, – Цингус выдержал паузу, пытаясь припомнить еще что-нибудь важное, но такого не нашлось, да и грузить юные умы всякой чепухой, которая им и так наверняка известна, не хотелось. Аристократы впитывали правила этикета с молоком матери, правила хорошего тона были составляющей их сущности, поэтому ожидать, что завтра вместо приветственных улыбок гостей будут ждать хмурые взгляды и намеки на то, что они сегодня лишние, не приходилось. – Пожалуй, на этом все и можно перемещаться в столовую, - опустив взгляд на бокал с жидкостью цвета бордо, Цингус поставил его на кофейный столик подле кресла, якобы знаменую окончания официальной части разговора.

+5

13

Андромеда с честью выдержала недовольный взгляд матери и парировала взгляды сестер. Появление юного Лестрейнджа, зародило смутную догадку  в голове средней Блэк. Она прищурив глаза с интересом рассматривала гостя. Снова отчаянно захотелось чихнуть. Андромеда поморщилась и потерла переносицу. Речь родителей по предстоящем бале, только усилило догадку девушки. Она с саркастической улыбкой, приподняв левую бровь, посмотрела на старшую сестру - Понимает ли она, к чему клонят родители? Приняв бокал от эльфа, она обхватила тонкими пальчиками длинную ножку и отпив глоток, посмотрела вновь уже через призму стекла и вина на Беллу. С довольной улыбкой на губах, девушка откинулась на спинку и положила ногу на ногу, покачивая почти снятой туфелькой в такт модной мелодии, которая играла в её памяти. Она сразу же поднялась со своего места, как только поступило предложение отца переместиться в столовую. У неё разыгрался зверский аппетит и она была готова попрать все законы настоящей леди и съесть баранью ногу целиком, разрывая мясо руками и зубами, запивая все это красным вином, а на десерт, она бы предпочла целую тарелку или нет. Целый тазик ванильного мороженного с лимонным сиропом толченым миндалем, тонкой шоколадной крошкой и хрустящими французкими палочками. То самое мороженное, которое она ела в маггловском кафе,  куда иногда захаживала без ведома родителей и где могла, отбросив все условности, съесть просто огромную порцию этого лакомства. Андромеда глубоко вздохнула, представив перед мысленным взором все это великолепие. Но увы, сегодня вновь придется довольствоваться птичьими порциями и изображать полное насыщение. Она сглотнула слюну, почти ощутив на языке восхитительный вкус. - Я буду в столовой через несколько минут, начинайте без меня. Мне пока надо сменить туалет на более подабающий к такому торжественному случаю Произнесла она, с усмешкой взглянув на Лестрейнджа, сдержав едва не сорвавшийся с губ смешок и выпрямив спину неспешно удалилась в свою комнату, жеманно приподняв подол длинной юбки, нарочито далеко и торжественно, отставив в сторону мизинчик. Естественно по дороге в свою комнату она планировала заглянуть на кухню и основательно перекусить, перед началом столь светского раута.

+2

14

- Мистер Рудольфус Лестрейндж пожаловал, - Беллатриса поворачивает голову на голос эльфа, посмотреть, не ослышалась ли она. Глаза, широко распахнутые от удивления, не сочетаются с беспристрастными застывшими губами. Девушка сморгнула удивление и, затаившись, следила, как чопорный, но вместе с тем красивый молодой человек двинулся к отцу и матери, приносит свои извинения и приветствия в сухой манере, оглядывая всех сестер. Его глаза всегда холодные были обманчивы в своей не безэмоциональности. У Беллы было семь лет, чтобы  узнать его внутренний мир не понаслышке. Получив несильный толчок в спину от Нарциссы, ведьма  только тогда оторвала взгляд от неожиданного гостя и обернулась на сестру, которая выглядела не меньше удивленной, чем сама старшая Блэк. Нервно дернув плечом, чтобы показать сестре, что не сейчас, девушка встала, что бы снова сесть, словно урезоненная речью  матери. Ее захлестывало негодование с каждым ее словом. Это единственный активист, что вызвался помогать нам... мне с открытием бала. Конечно, он не откажется, разве он когда-то во время мог произнести  хоть слово, не потратив на его обдумывание меньше часа. Белла готова испепелить глазами Рудольфа, который помнится, был одним из тех, кто виноват в прогулке по Запретному лесу.
- Несомненно, мама. Вы всегда обладали великолепным вкусом. Мистер Лестрейндж лучшая кандидатура, - хитро изучая молодого человека, не скрывая своего взора, девушка вспорхнула с места, что бы не дать Рудольфу сесть, и вытянула руку, как подобает случаю, - Приветствую Вас. Как Ваша рука? - если бы не безукоризненная улыбка Беллатрисы, можно было бы подумать, что она издевается. Но мать усадила единым движением обоих.
Принесите ему стрихнин! – немо про себя крикнула Белла и отвернулась в сторону, где случайно столкнулась  взором с матерью, поэтому пришлось вперить взгляд в окно, которое казалось единственным спасением. Родители были довольные, словно им сообщили, что они стали счастливыми обладателями бессмертия. Что нельзя было сказать о самой девушке, для нее только недавно считавшей, что бал – хороший способ развлечься, теперь, кажется, эта затея сродни с панихидой.  Да еще и улыбка Андромеды, как никак,  издевательская, путала мысли старшей Блэк с истинного пути, который она так тщетно искала. Что-то не так.  Средняя сестра вышла из комнаты. Белла не спешила, ей грезилось, или сердце шептало, что ее ждут неприятности.

+3

15

Без всяких сомнений даже Мерлину не было известно, как же сильно Нарцисса любит балы, маскарады, званые вечера – любое торжественное событие, где подобает быть леди, где все, от мала до велика, перевоплощаются в высокомерных, галантных, очаровательных, вежливых, трепетных, пропитанных терпким запахом аристократизма особ. Она была Нарциссой. Она всегда, волей или неволей, выступала маленькой хозяйкой любого вечера в доме Блэков, она всегда была украшением любого торжества, она была венцом творения, на который всегда обращались восхищенные взгляды, слышались и восторженные, и завистливые, и наполненные гордостью перешептывания. А сейчас выходило так, что, вопреки всему, ей в этом вечере будет отведена самая незначительная роль. Нарцисса даже как-то растерялась на время, смотря невидящим взглядом прямо перед собой. Она позволила матери увести ее в сторону и усадить в кресло – отложили в сторону как ненужную куклу. Украдкой глянув на Андромеду, которая оказалась так же в стороне, Цисси тяжко вздохнула и в следующее мгновение точно снова расцвела: улыбнулась и гордо выпрямилась в кресле, сидя на его краешке как подобает истиной леди, и внимательно слушая отца.
У нее пропал аппетит, поэтому она была готова остаться в этом самом кресле и предаться тяжким мыслям. Ей было всего 13 лет, она была слишком молода, чтобы открывать балы, чтобы пить наравне с сестрами вино когда ей того хочется. Она любила торжества – они были ее свободой. Андромеда ушла. Может, пойти следом? Нарцисса смотрела вслед сестре долго, с молчаливым вопросом повторить ее ход или сделать свой собственный, который под влиянием ее эмоций, желаний, чувств обязательно станет моветоном. Она осталась, все так же улыбаясь, радуясь предстоящему празднику, но при этом аккуратно пряча взгляд: то эльфийка, то ножка отцовского кресла, то мелькнувший свет в окне – куда угодно, только не на членов семьи и их высокомерного гостя, который принес в комнату тонкий аромат цветов и мужского парфюма. Андромеду что-то забавляло, Беллу же что-то огорчало – все перемешалось в доме Блэков. Нарцисса не понимала, как можно радоваться тому, что во время торжества тебе будет уделено ровно столько же внимания, сколько его обычно уделяют столовому прибору, и как можно огорчаться, когда ты становишься законной хозяйкой – той, которой будут сыпать комплименты, которой будут улыбаться, целовать ручку, будут вести беседы и понимать только по одному твоему взгляду, чего ты хочешь. Юной Блэк были неведомы истинные мотивы и мысли сестер – она зациклилась на том, что на предстоящем торжестве она может стать ненужной или, чего еще хуже, остаться незамеченной.
Аппетит вернулся вместе с вернувшейся в гостиную эльфийкой, сообщившей о том, что стол накрыт. План зародился тогда, когда она легко встала с кресла. Одарив всех и каждого своей очаровательной, по-детски невинной улыбкой, Цисси прошла в столовую, где заняла за столом свое законное место. Нарцисса Блэк была из тех девушек, которые никогда и ни при каких условиях просто так не сдаются.

+5

16

Направляясь к Блэкам, Лестрейндж подозревал, что что-нибудь, вроде открытия бала, обязательно будет возложено на его плечи. Он был даже удивлен, почему отец не ввел его в курс дела раньше. Наблюдая за проявлением чудес радушия этого древнейшего и благороднейшего семейства, Рудольфус отчетливо ощущал на себе недовольный взгляд Беллатрисы. Для того чтобы убедиться, что именно она больше всех «рада» его появлению здесь, не обязательно было оборачиваться на нее, но ее приближение и желание поприветствовать невозможно было проигнорировать. Поэтому с оттенком надменности целуя девушке руку, Лестрейндж с нескрываемым удовольствием от сложившейся ситуации смотрит Беллатрисе в глаза. Ответив на ее вопрос «превосходно», он отпускает руку Беллатрисы и под натиском миссис Блэк садится на диван. Приняв бокал вина отменного качества, Рудольф с интересом слушал о предстоящем торжестве. Миссис Блэк о завтрашнем вечере говорила с воодушевлением, с отчетливо слышащимися нотами ностальгии, в то время как мистер Блэк отнесся к намечающемуся балу с организаторской прагматичностью. Его несколько удивило, что вечер в доме Блэков будет открывать он, никоим образом не связанный с этим благородным семейством кровным родством. Но своего удивления Лестрейндж не показал. На предложение перейти в столовую он согласно кивнул, отставил бокал в сторону и поднялся с дивана.
- Мисс Блэк, – обратился он к Беллатрисе, приподняв уголок губ в намеке на улыбку и предложив ей руку, намереваясь сопроводить девушку в столовую, в которую постепенно начинали перемещаться члены ее семьи. Проводив взглядом ретировавшуюся Андромеду, Лестрейндж дождался реакции Беллы и прошел в столовую вслед за Нарциссой.

+3

17

Он всегда подозрительно относился ко всем, с кем имела несчастье встречаться его дочь. Зато очень любил тех юных ведьмочек, которым выпадало счастье общаться с его сыновьями. Дети выросли – появились внуки. Ни Сириус, ни Регулус поводов для беспокойства не давали. Да и для радости пока тоже, кстати. Зато внучки, как всегда, были впереди планеты всей: поводы для беспокойства не только уже успели приготовить, но и парочку преподнести с особой торжественностью. Точнее, особая торжественность одного повода только намечалась. Вследствие того, что отношения в их большой и дружной семье были весьма теплые, сын любил отца, отец сына и его молодую жену, Поллюксу одному из первых было сообщено о мероприятии, выпавшем на Хэллоуин. Очень неожиданном и волнительном мероприятии, из-за которого пришлось отменить дежурную игру в покер. Сын с невесткой взяли с него слово о неразглашении тайны, собираясь сделать такое объявление сюрпризом на балу, и отпустили домой к жене. Но Поллюкс Блэк не был бы Блэком, если б не явился на день раньше, дабы лично проконтролировать все, что только можно проконтролировать. Если говорить откровенно, то его интересовал гость.
Рудольфуса Лестрейнджа он проверил сразу же, как услышал его имя. Пообщался с его родителями, проникся любовью к его матери, напомнил его отцу о карточном долге, который тот уже второй год забывает вернуть, поговорил с начальником его отдела, проверил его счета, о чем, естественно, никому не сообщил, составил его психологический портрет и теперь, собственно, приехал лично знакомиться с юношей, словно бы именно он, Поллюкс, впоследствии должен будет сказать согласен или не согласен.
Мистер Блэк так сильно был поглощен своими мыслями, что не заметил ни эльфа, помогающего ему избавиться от мантии, ни того, как он же провел его в столовую, где семья и их гость уже собирались приступить к трапезе.
- Добрый вечер! – глаза лучатся счастьем, когда он смотрит на своих внучек, на прекрасную Друэллу, на горячо-любимого сына, но этот блеск угасает, когда острый, внимательно-изучающий взгляд останавливается на мистере Лестрейндже, имя которого куда-то делось из памяти в самый ответственный момент. – Я смотрю, мистер Лестрейндж меня опередил, – Поллюкс умеет мило улыбаться, делая это непринужденно, в любой, даже самой неприятной и щекотливой, ситуации. Идеальная осанка, гордо вскинутый подбородок, менторский тон – да, сейчас его интересовал именно этот молодой человек. – Поллюкс Блэк, – представляется он и протягивает юноше руку для рукопожатия.
Слизеринец – вот то слово, которое может с максимальной точностью передать первое впечатление о мистере Лестрейндже. Теперь оставалось дождаться, когда этот чистокровный юнец откроет рот и покажет себя во всей своей красе.

+4

18

Очередной бал на Хэллоуин должен был оставить какие-то неизгладимые впечатления и отпечататься в памяти молодого Рабастана, тщетно пытавшегося выпытать всю подноготную подобного его разделения с братом накануне у державших интригующее молчание родителей. Хотя и выпытывать-то было нечего, все было ясно как день. Рудольфус явно готовился на заклание своей молодости и сил и принесения себя в жертву узам брака, которые должны были навесить на него кандалы, навечно приковав… к Белле? да, скорее всего к ней, как к самой старшей из сестер Блэк. Удовольствовавшись мыслью, что брат отправился в одиночное плавание на смотрины, Рабастан не знал, что следует провернуть первым делом, то ли горевать о потере холостого соратника, то ли отметить счастливое избавление от подобной участи, которое в равной степени могло грозить ему так же, как и брату.
Утащив бутылочку огневиски из отцовских запасов, Лестрейндж совместил два в одном, проводив и Рудольфа в скорый брачный путь и заодно отметив свою вечную молодость и вечную свободу, после чего и отошел благополучно ко сну, спя и видя сны о завтрашнем бале и блеске свечей, отраженными огоньками мерцающих в глазах «влюбленных». Проснувшись с отягчающими обстоятельствами в виде ноющей боли в затылке, Рабастан, тем не менее, усмирил ее к вечеру и, скрывшись в своих апартаментах, требовательно и весьма щепетильно подошел к вопросу выбора вечернего наряда для маскарада. Отвергнув невзыскательные наряды, стилизованные под тролля или гриндилоу, молодой Лестрейндж рискнул обратиться к магловскому герою – Зорро и предстать в его образе на взыскательный суд магической аристократии. Облачившись во все черное, Рабастан взыскательно осмотрел себя со всех сторон, и только сполна удостоверившись, что все детали костюма сидят на нем идеально, дополнил образ шелковой маской и серебряной шпагой, остро наточенной и весьма опасной при правильном с ней обращении.
Отпрыск чистокровной магической семьи был страстным поклонником этого героя, в юности полагая, что идеально походит на флегматичного Дона Диего, перевоплощающегося в яркого Зорро, доблестного аристократа и одновременно борца со злом. Да, в молодые годы, героические подвиги снились юноше и грезились наяву, но отчего-то так и не находили воплощения, и терялись за неблаговидными поступками, которые свершались им с большей охотой и несгораемым интересом.
Окончив мучительную подготовку, Рабастан пнул на последок, запутавшегося в развевающемся за его спиной плаще, домашнего эльфа, щепетильно разглаживающего несуществующие складки и, взявшись за эфес, вытянул из ножен свою красавицу, дабы начертать на манер Зорро свои инициалы, распаров на тщедушном тельце домовика странное нечто, служащее ему предметом одежды. Предвкушая чудную забаву, он еще более заторопился на празднование Хэллоуина в дом Блэков, тем не менее, не забывая опоздать на положенных полтора часа, так как начало бала всегда неимоверно скучно и неизменно преисполнено неловкости всех собравшихся.
После аппарационного скачка представ на пороге гостеприимного особняка, Лестрейндж поправил шляпу и решительно шагнул вслед за мерзким на вид, домовиком, который увлекал его в гостиную и приготовился производить неизменные приветственные ритуалы приличествующие данному случаю. Начать, следовало с хозяйки дома к которой Рабастан и направился первым делом, склоняясь в галантном полупоклоне перед изящной дамой, матерью трех очаровательных девочек.
- Hola, миссис Блэк! – на испанский манер поприветствовав Друэллу, юный маг стрелял глазами по сторонам в поисках брата, надеясь, что его хладный труп еще не упокоился в темных подземельях этого уютного дома.

+6

19

Обстановка в доме была одной из тех, когда все кругом буквально кипит от активности. Сегодня разительно отличалось от вчера: тот день был спокоен, размерен – он был именно таким днем, какие любил Цингус. Суета наводила на него смертельную скуку и изматывала куда сильнее тяжелой работы. Вчера спокойствие баламутил только Поллюкс. Сегодня же этим были заняты все.
Цингус старался пореже выходить из своего кабинета, дав волю Друэлле и своим девочкам в организации подготовки к балу, а сам развлекал в свойственной ему светской манере Поллюкса и Рудольфуса: хороший виски и сигары идеально помогали абстрагироваться от всех раздражающих факторов, коих в этот день набиралось не мало. Проведя утро за сдержанной беседой на политическую тему, мужчины вскоре разошлись, чтобы подготовиться к балу и, что сделала Цингус, проверить уровень и качество готовности дома принять важных гостей на столь важном мероприятии.
Будучи заботливым отцом, Цингуса волновало настроение Беллатрисы, которую он пока еще не видел. И, что было более волнительно, не слышал. Он считал ее союз с Рудольфусом Лестрейнджем прекрасной возможностью. Тем более что они были знакомы с детства. Но вот окончательно решить, к лучшему ли подобная секретность, именуемая «сюрпризом», он не мог. Тяжело вздохнув, Цингус выразил свое недовольство работой домовых эльфов и удалился в спальню, где его уже ждал вечерний костюм.

***
Когда появился Рабастан Лестрейндж, не первый из гостей, хозяин дома находился в гостиной в компании министра магии, с которым вел тихую беседу наедине. Мужчины были облачены в свои маскарадные костюмы, вызывавшие редкие улыбки на лицах гостей: в прочем, роба палача и зачарованный топор не сильно выделяли Цингуса в толпе. Прекрасная Друэлла была занята гостями, которые не упускали возможности сделать ей очередной комплимент. Мистер Блэк и министр магии были так увлечены разговором, что не замечали гостя до тех пор, пока, не завершив беседу довольным, немного тяжелым мужским смехом, не повернулись к гостиной лицом, намереваясь присоединиться к остальным.
- О, мистер Лестрейндж, рад Вас видеть, – с вежливой улыбкой поприветствовал мужчина гостя, протягивая руку для рукопожатия. – Ваш отец, надеюсь, будет?

+3


Вы здесь » Страницы Истории: Почерком Тьмы » Омут памяти » Black Day для Рудольфуса Лестрейнджа. 1968 год (участники внутри темы)