Страницы Истории: Почерком Тьмы

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Страницы Истории: Почерком Тьмы » Омут памяти » О помощи, которая приходит неожиданно. ЛМ, ФГ - завершен


О помощи, которая приходит неожиданно. ЛМ, ФГ - завершен

Сообщений 1 страница 30 из 44

1

На пятом курсе обучения в Хогвартсе у Люциуса Малфоя появилось новое, если так возможно выразиться, хобби. Именно это слово явно отдает маггловским языком, а поскольку они имеют самое прямое к новому интересу слизеринца отношение, на нем и остановимся. Все началось, когда в хогсмитской гостинице молодому лорду подбросили портал с весьма туманной инструкцией, который он на неопределенное время похоронил в кармане мантии, и обнаружил лишь почти месяц спустя, сходя с ума от скуки. В школе царило затишье, тянулась монотонная череда дней, изредка прерываемая какими-то дежурными событиями вроде матчей или хогсмитских попоек, которые также были вполне тривиальными и являлись неотъемлимой составляющей столь ненавистной Малфою рутины. Потому, вспомнив о портале, он не стал ни думать дважды, ни посвящать кого бы то ни было в свои планы, а вместо этого воспользовался им во время очередного планового похода в волшебную деревню.
Занесло его в Ист Энд, какие-то грязные трущобы, оказавшись в которых, Люциус испытал культурный шок. Он, конечно, всегда знал, что магглы – существа убогие, но чтобы настолько.. Превозмогая чувство гадливости Малфой медленно шел  вперед по узкой, грязной улочке, старательно обходя лужи с помоями, и брезгливо глядя на заплесневелые стены нескладных домов. Не успел он пройти и двух кварталов, как его вздумали ограбить. Скорее всего, его школьная мантия и в Хогвартсе выделявшаяся богатством ткани и отделки, привлекла ненужное внимание, хотя не исключено, что его манера держать себя, а также безупречно собранные шелковой лентой волосы, были тут также весьма нетипичны. Лорд Малфой не прошел фейс-контроль на «своего» и в результате, «красавчика» остановили и самым возмутительным образом потребовали кошелек. Люциус, весьма недовольный подобным стечением обстоятельств, однако, вежливо улыбнулся, кошелек извлек и передал. Отлично, а теперь трость. Необычные денежные знаки на мгновение усыпили бдительность магглов, и этого было вполне достаточно, чтобы Люциус совершенно беспрепятственно достал из трости палочку, и обрушил целый арсенал проклятий на ничего не подозревающих «грабителей». Малфой едва успел резким жестом выхватить свой кошелек из рук корчащегося на земле маггла, как услышал хлопки аппартации.
На место прибыли Авроры и, не долго думая, сгребли слизеринца в участок, где в красках разъяснили, как он влип, используя магию на глазах у магглов. Малфой, прикинув, что натворил дел, и не представляя, как ему объяснить отлучку из хогсмита, напустил на себя несчастный вид, заявил, что на него напали, при этом держась за предплечье «Мерлин, как больно!», однако, когда дошло дело до того, чтобы сообщить родственникам, вмешивать отца перетрусил, и вместо этого сообщил назвал дом на площади Гриммо. Ожидания его не подвели, тетка Вэлбурга была просто неподражаема. Стоило ей появиться на месте и увидеть перепуганного, почти хнычущего племянника, жалобно повторяющего, что на него напали магглы, она впала в неописуемую ярость. Все присутствующие пожалели, что они не на задании, мать Регулуса закатила дикий скандал, который окончился тем, что причины появления ученика Хогвартса в Лондоне посреди учебного года как-то забылись, зато очевидно было другое: магглы распоясались и нападают на детей волшебников, а министерские авроры всячески им в этом потакают, угрожая ни в чем не повинному ребенку судом, в то время как сами они как обычно прибыли поздно и ничего не сделали, чтобы его защитить.
Через какие-то полчаса, Люциуса отпустили и он молча следовал за теткой по улице, стараясь не нарваться на ее остаточное «хорошее настроение». Инцидент на этом был исчерпан, но не забыт. Люциус хорошо запомнил суть притязаний Закона, а также подростку слишком понравилось ощущение полной и безоговорочной Власти, когда маггловское оружие и физическая сила не имеют ни шанса противостоять магии. Как следует продумав возможные риски, Малфой сохранил портал и дождался каникул. Вылазки в маггловский квартал стали частыми, теперь он ведомый чувством полного превосходства и безнаказанности нарочно искал, а то и провоцировал конфликт, упиваясь возможностью легких побед. Когда ему случалось вновь попасть к аврорам, Люциус больше не терялся, лишь разводил руками «Самозащита», и в случае, если представителей власти долго не отпускали сомнения, предлагал пригласить тетку Блэк. К концу лета Малфой уже совсем освоился, и даже прикидывал, как похвастает сокурсникам, что его таскали в аврорский участок целых 17 раз за каникулы. Хотя, почему же 17? Еще была неделя, чтобы улучшить результат.
Люциус уже по обыкновению переместился в маггловский квартал и завернул в трущобы, ища заведение, где с ним еще не сталкивались, как, совершенно неожиданно, наследника Малфоев накрыло Ступерфаем.

+4

2

Грязный, промышленный округ под высоким темным небом. Открытые, вонючие мусорные баки, гарь, грязные дома, голые деревья и редкие прохожие. Грейбек часто бывал здесь, вдали от волшебников, испытывая какое-то по истине садистское удовольствие, наблюдая и издеваясь над магглами. Сегодня он сидел у одной из стен, окутанный полумраком, дряхлый, озлобленный, в широком черном плаще. Он запрокинул голову, прислонившись к стене и застыв в мертвой неподвижности. С лица не сходит восковая желтизна, кажущиеся в темноте черные губы полураскрыты. Остановившиеся на том конце улицы глаза уже не смотрят по сторонам, они словно налились кровью, всматриваясь, наблюдая, выискивая. Рваные и редкие пряди черных волос спадают оборотню на лицо. Руки он сложил на коленях, периодически почесывая кисть, но не отрывая взгляда. Он чего-то ждал. Неожиданно из ближайшего здания вышло несколько мужчин, если Грейбека не обманывал слух, то их было шестеро. Пошатываясь, они удалились, шумно смеясь. Слева, отделенные от Фенрира редким, поломанным забором, сидят женщины, покуривая что-то, от чего глаза начинали слезиться. Несколько из них глухими голосами все время ноют и причитают. Кто-то визгляво смеется. Среди них есть женщина, которая выглядит помешавшейся на чем-то одном известном ей. Она держит на коленях спящего ребенка, что-то тихо бубня себе под нос. Моргнув, Сивый недовольно посмотрел в их сторону, потянувшись и демонстративно зевнув. Оперевшись о стену позади, он тяжело поднялся, плотнее запахнувшись в мантию и направившись в сторону того конца проулка, куда так долго смотрел. Но на полпути замер, точно зверь прислушиваясь к несвойственному этому месту хлопку аппарации, все еще раздающемуся где-то в голове. Лениво отойдя к стене, прислонился к ней, снова запрокинув голову, решив выждать пару минут, скрестив руки на груди, и убедиться, что это не авроров занесло в такие места. Но даже ждать не пришлось, так как шаги принадлежали определенно ребенку, а не взрослому волшебнику, хотя вторые шаги. Хогвартс вышел на прогулку? Удивился Грейбек, повернув голову в сторону шагов и блеснувшего следом луча заклинания. Оторвавшись от стены, выглянул за угол, всматриваясь в темноту грязного проулка. На земле лежал светловолосый юноша, а над ним стоял худощавый, низкорослый, кучерявый волшебник, направляя на поверженного палочку. Определить возраст нападающего из-за спутанных волос, что закрывали его лицо, было проблематично. Зато блондин определенно был школьником. Не особо заботясь о последствиях, Фенрир с кривой усмешкой на губах направился к этой странной компании.
- Развлекаемся? – рассмеявшись скрипучим смехом, замедлил шаг, когда волшебник обернулся к нему, направляя палочку в грудь. – Опусти палочку, – почти отечески попросил оборотень.
- А не то что? – с вызовом, совершенно спокойным голосом поинтересовался волшебник, точно они сейчас решали, кто первым будет делать глоток из чашки чая.
Снова рассмеявшись, Сивый без опаски подошел еще ближе, посмотрев на волшебника сверху вниз и недобро улыбнувшись.
- Ударю, – как само собой разумеющееся заявил Грейбек. – И вот не стыдно, напал на ребенка, – неожиданно сменил тему, обойдя нападающего и остановившись над поверженным блондином, которого поднял за шкирку, пытаясь поставить на ноги.
- Отойди от него, – все тем же голосом, казалось, даже с усмешкой.
- А не то что? – передразнил Грейбек, снова рассмеявшись этим ужасным смехом, точно кто-то водил лезвием ножа по стеклу. Скептически глянув на мальчишку, который никак не хотел стоять ровно, заваливаясь то вправо, то влево, Сивый с задумчивым выражением на лице, точно на гербологии ему выдали редкий вид растения и сказали, чтобы он его руками не трогал, с интересом потыкал блондина в плечо, проверяя, в какую сторону тот накренится и решит упасть.
- Что ты делаешь? – после непродолжительной паузы недовольно спросил кучерявый волшебник, указывая палочкой то на блондинчика, то на оборотня.
- А? Что? – отвлекшись от своего занятия, Фенрир посмотрел на волшебника так, точно только его заметил. Еще немного покачав пальцем блондина, поставил его, положив ему на плечо руку, удерживая того прямо. – Так зачем на ребенка-то нападаешь? Ты посмотри, хорошо одет, с тростью, вычесан, вымыт, кажется, нос напудрен, в хороших ботинках, – неожиданно замолчав, оценивающе посмотрел на что-то буркнувшего блондина, – хотя, тут и я бы напал.
Задумчиво почесав затылок, снова посмотрел с довольной ухмылкой на вооруженного и воинственно-настроенного волшебника, покачав головой и тихо хохотнув.
- Какой-то ты не разговорчивый, – неожиданно резко отойдя от блондина, заложил руки за спину, насвистывая себе под нос что-то совершенно не мелодичное и делая вид, что вся эта ситуация потеряла для него интерес.
Ходя вокруг этой парочки вальяжной походкой, точно прогуливаясь по территории не так давно покинутого Хогвартса в окружении поклонников, которых, к слову, никогда у Сивого не было, Фенрир изредка поглядывал на крутившегося вокруг своей оси волшебника, который все время боялся потерять из-под прицела и оборотня, и блондина.
- Ты аккуратней, а то так голова закружится, – без задней мысли предупредил Грейбек, продолжив свои похождения. Попинав камушки, аккуратно обошел блондина, начав очередной круг.
- Я всегда знал, что магглы тупы, но чтоб настолько, - неожиданно зло произнес волшебник, видимо, не выдержав общества Грейбека и решив избавиться от него примерно тем же образом, как он оглушил мальчишку ранее. – Stupefy!
- Protego! - одновременно с оглушающим заклинанием произнес Сивый, вовремя выхватив палочку из заднего кармана. – А маггл-то с палочкой оказался, – противно рассмеявшись, оборотень пнул подальше палочку кучерявого, который упал недалеко от блондина, поверженный собственным заклинанием, совершенно точно не ожидая от маггла заклинания щита.
Остановившись рядом с блондином, снова поставил того на ноги, бесцеремонно подняв того за шкирку как котенка.
- Ну так зачем он на тебя напал?

+4

3

То, что Малфой попал к «своим», до него дошло практически сразу же, как только улетучилось удивление с которым он свалился на грязные камни маггловского проулка. Если бы подобное случилось с ним в дуэльном клубе, да или вообще в школе, когда подобная атака означала лишь победу оппонента, уместно было бы испытать целый спектр переживаний, начиная вполне ощутимым болевым ощущением, досадой на себя за полную потерю бдительности, здоровой злостью на нападающего и разочарованием внезапного, прямо скажем, совершенно незаслуженного поражения. Однако из всего значения не имела даже боль от удара, притупляемая осознанием опасности положения, в котором он оказался. Мгновение, и оппонент уже направляет палочку, готовый произнести очередное проклятие, тогда как у тебя нет даже доли секунды, чтобы противопоставить свою. Опасаясь сделать фатальную ошибку, Люциус не спешил демонстрировать намерения к защите, и моментально абстрагировавшись от весьма неприятного положения, лихорадочно думал, что делать, когда (Мерлин и Моргана! Никто и не сомневался в Вашей счастливой судьбе, лорд Малфой.) неожиданно подоспела помощь…неважно, в каком лице, главное, появление обладателя отвратительного скрипучего смеха и последующая перебранка создавали столь необходимую Люциусу заминку, хоть   и не сильно отвлекали напавшего от его сиятельной персоны. Хотя намного легче от этого не становилось – палочка все еще была в пределах недосягаемости, а неизвестных при этом увеличилось, да и в бесцеремонном обращении с ним Сивого трудно было распознать трогательную заботу о «ребенке».
"F**k" огрызнулся Малфой, когда неожиданный «защитник» в очередной раз дружественно установил его вертикально в пространстве, и, не удержавшись самостоятельно на ногах, уже с тротуара внимательно посмотрел на второго, так как его тоже весьма интересовала причина нападения. Из всего следовало, что эти двое не за одно, в чем Люциус вскоре окончательно убедился. Ему снова помогли подняться, и переадресовали вопрос о сути конфликта, на что Малфой предпочел осторожно ответить: -Я не знаю, сэр.

Отредактировано Люциус Малфой (2008-09-16 09:17:02)

+2

4

- Сэр, - передразнив блондина и рассмеявшись скрипучим смехом, Фенрир вовремя заметил, что второй волшебник пытается подняться, что вызвало у оборотня ироничное покачивание головой. - Неугомонный. Petrificus Totalus! - точно отвечая урок, Сивый парализовал на время столь активного чародея, опять обернувшись к слегка помятому после падений студенту. - А кто знает? - неожиданно громко спросил оборотень, в порыве махнув палочкой, от чего из нее посыпались красные искры, столь удивившие Грейбека.
Сивый готов был признать, что ситуация его забавляла, о чем он не мог и мечтать несколькими минутами раньше. Неизвестно кто напал на хорошо одетого ученика, но что-то подсказывало, что точно не с целью ограбления. Наблюдая за блондином, Грейбек лениво покручивал в пальцах палочку, с еле скрываемым любопытством стараясь не посматривать на заколдованного волшебника, который бесформенной грудой лежал на земле. Сивому казалось, что этот юнец что-то не договаривает. Разве стал бы такой, как он, появляться в таких местах. И становиться жертвой нападения волшебника в маггловском районе, где волшебники бывают крайне редко, было уже заведомо странно.
- Я вот подумал, - заявил Фенрир, быстрым шагом направившись к поверженному волшебнику, - раз ты не знаешь, зачем он на тебя напал, - остановившись и с издевкой посмотрев на блондина, который, как казалось Сивому, нагло врал, Грейбек присел на корточки, хладнокровно дернув мага за волосы так, чтобы его лицо было отчетливо видно именно юноше, - то, наверное, я зря его оглушил, - оскалившись, Сивый направил конец палочки на волшебника, надавив ею ему на глотку, противно усмехаясь. - Может, расколдовать?
Пожав плечами, выражая озабоченность этим вопросом, Грейбек вперил взгляд в блондина, точно дожидаясь его реакции. Что-то в его внешности было ему знакомо, но, что именно, оборотень сказать не мог, как и вспомнить его имя. Но уж больно было интересно, что мог делать в таком месте сынок богатеньких родителей, где его поджидал волшебник со странным нравом. Конечно, его могли и заманить сюда. Немного запоздало подумал Сивый, хотя отчетливо помнил, что ни до, ни после блондина хлопков аппарации не было. Кто-то промышляет киднеппинг с целью выкупа? Мысленно рассмеявшись, прочертил палочкой линию на шее волшебника, сделав это с поистине садистским наслаждением во взгляде, который не спускал с мальчишки, нетерпеливо дожидаясь его слова.

+2

5

Бурная реакция на общепринятое обращение удивила бы Люциуса, если бы не стопроцентное несоответствие его незнакомцу. Слегка обнадеживало, что тот начал диалог, но при этом полное отсутствие у защитника тормозов отнюдь не располагало к доверительной беседе. Сноп искр, последовавший за неосторожным взмахом палочки, наводил на мысль, что ее обладатель обкурился чего-то особенного, что в Хогсмите точно не сыскать ни за какие деньги и связи. Малфою, прежде не имевшему дела ни с кем безбашенней гриффиндорцев, маниакальная жизнерадостность Грейбека нравилась все меньше. Стараясь скрыть нервозность за неопределенной ухмылкой, Люциус улучшил момент, когда Сивый обратил часть своего внимания на собственные размышления вслух, и потянулся за тростью. Ее удалось заполучить беспрепятственно, и сжав в руке волшебную палочку, Малфой почувствовал себя намного спокойнее. По крайней мере, теперь можно было продолжать «беседу» практически на равных. Однако, в том, правильно ли считать этот асоциальный элемент равным заключалась загвоздка. С одной стороны,  Люциус с детства относился с брезгливым высокомерием ко всем, чей вид не соответствовал принятым в его кругу стандартам, но с другой, Сивый производил впечатление опасного оппонента, с которым очень не хотелось развивать конфликт. Кроме того, Грейбек явно оказался в этой части Лондона неслучайно, и вполне возможно по схожим причинам, что вызывало бы определенный интерес, если бы ситуация была менее напряженной.
-Думаю, все же не стоит, - ответил Малфой, надменно вздернув подбородок -Вряд ли он Вас поблагодарит.

Отредактировано Люциус Малфой (2008-10-02 22:17:29)

+3

6

Сивый в очередной раз не удержался от издевательского, скрипучего смеха, еще сильнее потянув за волосы голову волшебника на себя, вдавливая ему в глотку палочку, и  при этом внимательно следя за юношей. Безразлично выпустив волшебника и медленно выпрямившись, Грейбек опустил палочку вниз.
- А мне нужна его благодарность? – с кривой ухмылкой пожав плечами, оборотень перешагнул через волшебника, вразвалочку направившись в сторону Малфоя.
Студент. Идеальный возраст для того, чтобы стать оборотнем, неожиданно подумал Сивый, наблюдая за блондином, отмечая его внешний вид и манеру держаться. Малфой со своей тростью в руках казался гордым, необоснованно, по мнению оборотня, высокомерным. Искривив губы на подобии саркастичной усмешки, остановился напротив него, играя с ним в гляделки.
- Как тебя звать-то? – полюбопытствовал Фенрир, беззаботно сложив руки за спиной и покачавшись с мысов на пятки, делая вид, что ему на все плевать. – А то, глядишь, узнаю твое имя и на меня сразу снизойдет озарение, зачем этот «господин» напал на тебя, – отговорка, притянутая за уши, но любопытство и желание поиздеваться готовы были взять верх.
Было крайне обидно, что сейчас не полнолуние, когда на разговоры было бы отведено как можно меньше времени. Кинув жадный взгляд на бьющуюся на шее мальчишки артерию, Грейбек шумно втянул воздух, точно стараясь угомониться. Хотя, такое понятие, как «взвешивать свои шаги», было диким для Сивого, который предпочитал действовать спонтанно. Но лежащий позади него волшебник был явным доказательством того, что спонтанностью тут не отвертеться. Для чего-то здесь были и он, и этот школьник.

+2

7

Категоричный отказ от благодарности странным образом не вселил в подозрительное сознание Малфоя уверенности в бескорыстии его спасителя. Привыкший к полной неприкосновенности, обеспечиваемой статусной фамилией, Люциус не предполагал, что Грейбек интересуется его именем исключительно для меню. Но и  полностью проигнорировать скользнувший по его шее плотоядный взгляд, пусть и мимолетный, он не мог. Рефлекс самосохранения заставил его шагнуть назад и еще крепче вцепиться в рукоятку палочки. Однако явно демонстрировать испуг старосте славного факультета отчаянно не хотелось. С замершей на лице маской хладнокровия, слизеринец переступил с ноги на ногу и неизменным высокомерным вызовом изрек. – Люциус Малфой.
Последовала театральная пауза, за которую наследник известнейшего рода с ясно читаемым в усмехающемся взгляде ехидством проследил за реакцией, раздумывая, стоит ли зловеще прошипеть заветное и безотказное «Я скажу ОТЦУ». Или все таки Экспелиармус. И бежать. Все равно никто не видел.

+2

8

Фамилия аристократа не внесла ясности в сложившуюся ситуацию, но зато открыла глаза на то, кто же стоит перед Сивым, отчаянно желая казаться невозмутимо спокойным. С издевкой глянув на Люциуса, шутливо поклонился, не отводя при этом от блондина взгляда, точно намеренно дожидаясь нападения с его стороны, на что практически провоцировал его своим поведением, хотя теперь появилась и настороженность в действиях. Все-таки, насколько знал Сивый, отец мальчика был видной персоной в магическом мире. Хотя, по большому счету, будь он хоть Министром Магии, Грейбека бы ничто не остановило от намеченной цели. Но вот явной цели сейчас перед оборотнем не наблюдалось.
- Мистер Малфой, - с неприкрытой ироний воскликнул Фенрир, придав голосу наигранную писклявость. - Какая встреча, - выпрямившись, посмеиваясь, Грейбек неопределенно махнул палочкой, точно отгонял от себя назойливую муху. - Как и обещал, версия нападения,  - сделал вид, что он задумался, подбирая версию, Сивый начал медленно прохаживаться перед слизеринцем, приложив ко лбу свободную руку, изображая активную умственную деятельность. - Точно! - неожиданно воскликнул оборотень, щелкнув пальцами и резво подойдя к Малфою еще ближе, что, вытяни он руку с палочкой, то мог бы коснуться ее кончиком груди блондина. - Всему виной твой отец, Люциус, - выдал первое, что пришло в голову, Сивый, четко выделив имя слизеринца, будто намеревался задеть им. - Или ты со мной не согласен?
Недобро блеснув глазами, Грейбек сделал шаг назад, покручивая в пальцах волшебную палочку и снова тихо и скрипуче посмеиваясь.

+2

9

Как показалось Малфою, упоминание вслух собственной фамилии все же произвело должный эффект. Не смотря на ироничные интонации собеседника, она явно была знакома даже такому безнадежно асоциальному элементу как Грейбек. И, как доказательство,его прежний непонятный энтузиазм если не полностью улетучился, то, по крайней мере, несколько угас. Это было поводом для некоторого оптимизма. Хотя, наследнику Малфоев было все же не до конца понятно, в чем заключается повод для иронии. Люциус только презрительно скривил губу в ответ на издевательский поклон, по прежнему настороженно следя за передвижениями незнакомца. Однако, вывод, к которому пришло «следствие» не мог его не удивить. Абраксас  обычно демонстрировал полное неведение относительно невинных похождений отпрыска, и по убеждению Люциуса был в этой истории абсолютно не при чем. Тем не менее, было бы опрометчиво запросто сообщать об этом незнакомому человеку в злачном маггловском квартале, пусть даже и светлым пресветлым днем. На мгновение Малфой окинул Грейбека недоуменным взглядом, после чего снова нашел в себе силы усмехнуться.
Весьма любопытно, что навело Вас на подобную мысль, мистер…- пауза  недвусмысленно должна была указывать на то, что Люциус в свою очередь решил полюбопытствовать с кем имеет честь.

+2

10

Неожиданно Фенрир перестал паясничать перед Малфоем, в обескураженности уставившись на него.
- Ты не знаешь, кто я? – громким шепотом изумился оборотень, указав пальцами на себя. – Нет-нет, погодь, парень, ты действительно не знаешь, кто я такой? – четко переспросил он, недовольно втянув воздух, и самодовольно выпрямился, от чего мантия издала практически неслышный жалобный треск. – Да ты ничего тогда не знаешь, – широко ухмыльнувшись и обнажив длинные желтые клыки, Сивый раскинул руки в стороны на подобии креста. – Я – Фенрир Грейбек, – громогласно заявил он, после чего приложил правую руку к сердцу и несколько раз поклонился направо и налево, точно кто-то аплодировал ему.
Глаза полыхнули неудержимой радостью от происходящего – его забавила эта ситуация, да и этот слизеринец тоже. Неожиданно отвернувшись от Люциуса, пружинящей походкой вернулся к поверженному волшебнику, который что-то невнятно бурчал. Покивав ему из солидарности, наклонился и схватил того за руку, бесцеремонно подтащив ближе к Малфою и положив между собой и слизеринцем, точно наглядное пособие.
- Так и быть, прощу на первый раз твое незнание, – наигранно высокомерно сказал Сивый. – Мысль подобная возникла спонтанно, Малфой. Ведь ты же не знаешь, почему он, – указал палочкой на волшебника, - напал на тебя, – ткнул палочкой и в Люциуса. – Значит, он мог напасть по вине кого-то другого. Он же наверняка знал, кто ты такой. Значит, он знал и кто твой отец, – заявил как само собой разумеющееся, опустив палочку вниз, но все же периодически ею взмахивая. – А через тебя легко выйти на твоего отца, зная, какая важная шишка он в Министерстве, – Сивый криво усмехнулся, явно обрадовавшись собственной находчивости. Помолчав, обошел лежащего на земле волшебника, оказавшись рядом с Малфоем, на шею которого бесцеремонно закинул руку, свистящим шепотом поинтересовавшись. – Как думаешь, выкуп большой дадут? – педантично поправил воротник у мантии Люциуса, точно приценивался.

+3

11

В обществе не было окончательно единодушно сформированного мнения относительно того, был ли Люциус Малфой умным молодым человеком. Но одно можно утверждать наверняка – он без сомнения был человеком вежливым. Именно в силу безупречности манер, аристократ предпочел удержаться от резонного замечания, что не обязан знаться по имени со всяким уличным сбродом, и предоставил незнакомцу удовольствие ответить на поставленный вопрос самому. Следовало отдать мистеру Грейбеку должное, представление вышло эффектным, и не упоминайся с такой частотой имя оборотня в Пророке под заголовком «Разыскивается», Люциус, возможно и впрямь не удержался бы от аплодисментов. 
Степень серьезности  эпизода стремительно возрастала по мере того, как прояснялась, и потому услышать, что незнание прощается, да еще и на первый раз, было облегчением. Слизеринец постарался ничем внешне не выдать своих эмоций по поводу установленной личности оборотня, и с искренним вниманием попытался проникнуться его версией о нападении.
– Большой, - согласно кивнул он, проигнорировав бесцеремонную заботу о его внешнем виде и посмотрев на Сивого с самым серьезным выражением лица.  – Настолько, что не унесешь. Люциус сделал многозначительную паузу, за которую до сообразительного собеседника должен был дойти истинный смысл фразы и добавил: Если все так, как Вы говорите, мистер Грейбек, то этот, - Малфой кивком головы указал на нападавшего, - скорее всего выжил из ума, раз решил пожадничать,  заполучив себе в личные враги моего отца,  и участь его незавидна.

Отредактировано Люциус Малфой (2008-10-23 20:37:56)

+3

12

Почти в дружественном жесте похлопав Люциуса по плечу, Грейбек, криво усмехнувшись, бесцеремонно почти повис на аристократе, точно утомился стоять на ногах и решил привалиться если не к стене, то хотя бы к живому человеку. А паренек-то не промах, подметил Сивый, запрокинув голову и утомленно вздохнув, не забыв издать и нечто похожее на рычание.
- А ты мне определенно нравишься, Люциус Малфой, – заявил оборотень, мгновенно выпрямившись. Поддев палочкой прядь волос блондина и поднеся ее ближе к лицу, осмотрел скептическим взглядом. – Весь такой напомаженный и деланно высокомерный, – снова издав свой скрипучий смех, Сивый, практически оттолкнувшись от слизеринца, отошел от него в сторону, иронично разведя руками. – Хорошо, если я прав, мой друг с напудренным носом, то где же, – завертелся на месте, точно что-то потерял, - где же папочка, а? Или он ждет, когда сына лично предоставит ему распростертое тело врага? Жадность ведь наказуема, разве нет, – задав свой риторический вопрос, Грейбек, бросив неэмоциональный взгляд на волшебника, валявшегося на земле как куча грязного тряпья, сунул волшебную палочку в карман своего дорожного плаща и продемонстрировал Малфою раскрытые пятерни, при этом не убирая с лица мерзкой усмешки и, не удержавшись, изобразив помахиванием рук и еле слышным шептанием "сдаюсь, сдаюсь!".
В очередной раз прогулявшись перед аристократом, изображая активную умственную деятельность, оборотень с видом натуралиста попинал мысом ботинка тело мага, который издал сомнительное недовольное мычание, на которое Грейбек ответил кривой усмешкой и покачиванием головы из стороны в сторону. Эта фигура на земле явно не давала ему покоя. Но определенно не так забавила, как мистер Люциус Малфой.
- Вот я теперь даже и не знаю, то ли убить тебя, то ли отпустить. Уж больно ты забавный, – прямо заявил Фенрир Малфою, довольно осклабившись и изобразив что-то наподобие реверанса, как было принято, по мнению оборотня, в высшем обществе.

+2

13

Малфой стоически снес бесцеремонное разглядывание, хотя повышенное внимание Грейбека к его волосам и выпады относительно чрезмерной ухоженности не могли не вызывать беспокойства. Равно как и перспектива нравиться маньяку. Обычно Люциус равнодушно пропускал мимо ушей остроты подобного пошиба, но сейчас он, пожалуй, предпочел бы выглядеть чуть менее безупречно. От сердца заметно отлегло и слизеринец позволил себе выдохнуть, когда оборотень убрал палочку от лица.  Хотя сделать это он постарался незаметно, пульс явно побежал быстрее и сдерживать нервозное состояние становилось все более непросто. Да и театр одного актера начинал раздражать. Люциус, конечно,  отдавал себе отчет, что с такими, как Грейбек лучше не связываться, но поведение оборотня было невозможно осмыслить логически. Он, как казалось, теперь искусственно провоцировал конфликт без всякой на то видимой причины, а исключительно развлечения для. Потому деловые доводы и дальнейшие рассказы о личности отца были здесь малодейственны, потому как рисковали  утомить мистера Грейбека так же неожиданно, как развеселили.
–Я бы предпочел оставаться живым, - просто ответил Малфой, хотя его манера несколько растягивать слова, неизбежно заставляла звучать пафосно даже такое нехитрое заявление. Он прежде не оставил без внимания, что палочка Грейбека переместилась в мантию, и реверанс со свободными руками оказался оптимальным моментом, чтобы извлечь наконец из трости свою. Тем не менее, Люциус посчитал излишним размахивать ей, ведь было и так понятно, что прежде чем оппонент потянется рукой в карман, либо просто сделает неосторожное движение в сторону Малфоя, нервная система того, кого несколько преждевременно причислили к трофеям, может дать роковой сбой, и любое, даже самое нелепое заклинание, слетевшее с палочки несовершеннолетнего, незамедлительно привлечет в переулок третьих лиц. – Тем более, что убивать на скорую руку совсем неинтересно. Да и зачем нам с Вами вмешивать кого-то, мистер Грейбек? – очаровательно улыбнувшись, миролюбивым тоном добавил Люциус, при этом продолжая цепко следить за оборотнем взглядом. – Я не привык давать объяснения, Мерлин упаси,могу разволноваться и что-нибудь напутать. Может быть, из обоюдной симпатии сойдемся на том, что Вы оказали мне услугу, которую я не забуду, и я продолжу себе быть по мере возможностей забавным?

+2

14

Сивый странно хмыкнул, услышав про желание Малфоя "остаться живым", точно он сомневался в искренности этих слов и, по его мнению, Люциус просто мечтал об обратном. Убрав руки в карманы, встал напротив слизеринца, без намека на улыбку, которая всего несколько секунд назад красовалась на физиономии оборотня, смотря ему в глаза.
- Страх, – почти нежно после небольшой паузы произнес Сивый, подняв взгляд к темнеющему небу и, вынув одну руку из кармана, перебрав пальцами воздух, точно заигрывал с чем-то, что было подвешено в воздухе вровень с его головой, – у него особенно сладкий аромат, – для наглядности оборотень блаженно втянул воздух, прикрыв глаза. Замерев на несколько секунд, снова ожил, резво направившись к Малфою, не забыв при этом пройтись по хребту волшебника и проигнорировав какое-либо проявление недовольства с его стороны. Судя по всему парализующее заклятие спадало, но это не беспокоило ни Сивого, ни, судя по всему, Малфоя. – Ты ведь боишься меня, а, мой напудренный Люциус? – снова нацепив свой кривой оскал, который должен был выражать крайнюю степень восторга от происходящего, поинтересовался Грейбек, с маниакальным блеском в глазах наблюдая за блондином. – И еще при этом пытаешься запугать меня этими, ну как их, – защелкал пальцами, вспоминая, - аврорами?
Не удержавшись, Сивый рассмеялся, демонстративно сложившись пополам от хохота. Сотрясая воздух своим хриплым смехом, он, хватаясь за бока, неожиданно резко рванул вперед, прервав и смех, и какие-либо слова.
- Услугу, значит, – сквозь зубы прорычал Фенрир, по-звериному обходя вокруг Люциуса. – А какая мне выгода от того, что ты будешь передо мной в долгу, парень? Я могу убить тебя, не применив ни одного этого чертового заклинания, и могу дать руку на отсечение, что внимания не привлеку к этому процессу, – немного по-пижонски взлохматив себе гриву, точно хотел сделать этим себе более устрашающий вид, Грейбек замер, будто по сигналу, перед аристократом. – Или ты применишь какое-то свое заклинание, – осмотрел мантию Люциуса, задержав взгляд на трости в его руках, - появятся все те же недоумки авроры, – иронично улыбнулся, - и спасут маленького, бедного мальчика от злого дяди Сивого? – и не подумав вынуть из кармана палочку, Грейбек почти вгрызался взглядом в Люциуса, желая предугадать его действия. – Мне нужно что-то более весомое, – неожиданно мягко сказал оборотень, возвращая себе прежний беззаботный вид, – твое "напутать" меня не пугает. Что ты, Люциус Малфой, можешь предложить мне?

+3

15

Люциус продолжал стоять неподвижно, с палочкой в руке, ничем не опровергая догадку оборотня относительно того, что он напуган, лишь брезгливо поморщился, когда тот прошелся нападавшему по хребту. Грейбеку явно доставляло удовольствие провоцировать слизеринца на резкие движения, да и эмоции, теперь уже негодования, по поводу того, что иметь в должниках Малфоя ничего не стоит, мало помогали делу.
-Аврорами, мистер Грейбек? – холодно удивился Люциус, - У меня и в мыслях не было ставить на их расторопность. Кстати, не забудьте,  - Малфой кивком указал на тяжелую дверь противоположного здания - вон тот паб открывается через 10 минут, так что, если угодно, будут Вам и зрители. Давайте начистоту, Вас никто до настоящего момента не искал, потому что по большому счету Вы никому не нужны. Наоборот, обществу где – то даже на руку Ваше существование. Пресса кормится репортажами, родители пугают детей… Да тому же Министерству Вы выгодны, потому что есть на кого списать висяки под Новый Год. А вот перейди Вы по случайности дорогу кому-то действительно серьезному, Вас найдут и очень быстро. И суда никакого не будет. Вам показалось, что я пытаюсь Вас запугивать? Уверяю, я всего лишь надеюсь открыть Вам глаза на истинное положение вещей и донести, что перейти дорогу Абраксасу Малфою не просто опасно, а фатально. Вы сами-то готовы умереть завтра, мистер Грейбек? А послезавтра? Выплеснув часть своего негодования, Люциус странным образом почувствовал себя намного спокойнее. С независимым видом глядя на оборотня, он опустил вторую руку в карман мантии, и добавил уже менее жестким тоном.  -  Вы можете решить, что я говорю это из страха? Я предостерегаю Вас в благодарность о Вашем вмешательстве.    Малфой замолчал, некоторое время изучая реакцию оборотня на сказанное, прежде чем продолжить:
- Вы ведь играете в покер, мистер Грейбек? Что там у Вас на кону, моя жизнь? Вы при козырях, хотя бы потому что я вряд ли продержался бы до прибытия подмоги. А вот что, если у меня в кармане порт ключ? - Люциус задал вопрос самым беспечным тоном и тут же снисходительно добавил  - Я не утверждаю этого, просто высказал предположение. Скажете, я блефую? Стал бы я с Вами разговаривать, если бы он у меня был? Посмотрите на меня. Я похож на человека, который решился бы отправиться в такое место без «страховки»? Может быть я сам искал неприятностей, а может неприятности нашли меня.  – Люциус сделал паузу, достаточную, чтобы у собеседника была возможность мысленно вынести вердикт - Вы спросите, зачем, в таком случае, я поощряю торг? Так ведь страх сродни азарту, а я люблю серьезные ставки. И хотя Ваша несколько завышена, я ее принимаю, но признаться, мне сложно оценить собственную жизнь. Я обещал оказать Вам услугу при случае, но Вы даете понять, что Малфой в союзниках Вам без надобности. И  кто еще из нас высокомерен?! … Поэтому оцените сами, мистер Грейбек. Я не хотел бы предложить Вам больше Ваших потребностей, отец говорит, это развращает.

+2

16

Монолог Малфоя действительно заставил Сивого задуматься о возможных последствиях его нападения на этого ребенка. Хотя с трудом верилось в то, что нападение на сына Абраксаса Малфоя, о котором он знал лишь то, что тот представитель аристократии и сотрудник Министерства Магии, может быть хотя бы опасным, а не фатальным, как выразился Люциус. Посмотрев на массивную дверь обычного маггловского паба, на которую указал Малфой, Грейбек все же криво усмехнулся, точно решил дать понять, что все сказанное юнцом относилось к кому угодно, но только не к нему. Наверное, Люциус все это говорил притихшему на земле волшебнику.
- А в этот паб приходят сомнительные личности, Малфой, и если ты считаешь, что они могут стать зрителями, то я считаю, что они могут стать участниками, – в голосе не слышалось былой уверенности, что разозлило Сивого больше, чем разрушенная комедия. Стоило признать, что контроль над ситуацией он почти потерял, а вот Малфой норовил взять его в свои руки. В один из моментов Грейбеку захотелось достать волшебную палочку и сделать какую-нибудь гадость, ради чего он уже полез за палочкой в карман, но остановился, так и не поняв, чего он этим добьется, а именно тем, что расколдует волшебника, по которому неоднократно прошелся, использовав его вместо мощенной булыжниками дороги. Здесь была вероятность того, что объектом для нападения оскорбленного самолюбия станет именно он, а не Малфой, который поначалу был жертвой. Твою-то мать, недовольно подумал Сивый, снова вперив взгляд в слизеринца.
- Уж лучше б ты мне младенцев предложил, Малфой, – после достаточно продолжительной паузы воскликнул Грейбек, издав нечто похожее на очередной явно беспричинный смешок. – А то где мне тебя ищи, чтоб ты оплатил свой должок, – откинув все предрассудки в сторону и не до конца переварив информацию, полученную от аристократа, Фенрир, подойдя ближе, снова закинул руку на шею недовольного Малфоя, решив не утомлять себя тяжелыми думами. – А тебя хорошо выдрессировали – сразу видно, что скоро пойдешь в Министерство по стопам папочки. Все что-то лопочешь и лопочешь, – сплюнув в сторону, повернул голову к Люциусу. – Знаешь, – задумчиво начал оборотень, - мы могли бы обсудить все варианты вот в этом пабе, – указал все на ту же дверь, что и раньше, - за твой, конечно, счет. А вот этого, – перевернул ногой волшебника на земле лицом вниз, чтобы не раздражал своей физиономией, - можно и убить, – в подтверждение своих намерений, немного порывшись в кармане плаща, не убирая с шеи Малфоя своей руки, достал нож, которым беззаботно поиграл, прежде чем довольно улыбнувшись. – Или ты хочешь и его пивком угостить?

+2

17

Несмотря на то, что Малфой умел быть убедителен, все же оборотень реагировал на его доводы несколько неопределенно. Не совсем так, как привык рассчитывать Люциус, но все же его пафос способен был дойти и до такого сознания. И хотя Грейбек постарался ничем не продемонстрировать неуверенности относительно своих дальнейших действий, Малфой интуитивно осознал, что его слова возымели эффект, и если даже он и не стал хозяином положения, то, по крайней мере, некая критическая точка была позади. При всем миролюбивом настрое оборотня обсудить ситуацию за кружкой пива, расслабляться он не собирался, но некоторое внутреннее напряжение от опасности ушло, и Люциус смог почувствовать себя более непринужденно.
-Младенцы в Хогвартсе строго наперечет, - непреклонно мотнул головой староста Слизерина, едва заметно поморщившись от воспоминания, что с началом учебного года на него вновь повесят часть забот о первогодках. На мгновение его зрачки мечтательно расширились, при мысли, что он заполучил себе шикарный и отнюдь не беспочвенный аргумент для убеждения особо строптивых «А не то, отдам тебя Фенриру Грейбеку». Но в следующий момент он уже вернулся к реальности, в полной мере осознавая, что его собственный разговор еще не окончен, и новый знакомый еще будет искать повод вновь передавить ситуацию. С одной стороны, Люциус предпочел бы расстаться на этой торжественной ноте, не обсуждая никаких вариантов, но это было не совсем уместно.  – Не волнуйтесь, - ироничным тоном успокоил он, давая понять, что безвозмездный кредит открыт. Ему уже порядком надоели выяснения в переулке, и интерес к причинам побудившим поверженного волшебника напасть на него, давно испарился. Тактически присутствие третьего неизвестного также не давало преимущества, и потому Малфой лишь равнодушно дернул плечом на вопрос Грейбека о дальнейшей судьбе напавшего, оставляя вердикт на усмотрение оборотня.

0

18

Дернув волшебника вверх, поставил того на колени, склонившись к его шее, по которой демонстративно провел языком, внимательно наблюдая за выражением лица Малфоя. Отстранившись, одни резким движением оборотень прочертил ножом прямую линию на шее волшебника, сделав это невозмутимо и почти равнодушно, с силой оттягивая за волосы его голову назад, которая теперь удерживалась лишь благодаря сухожилиям. Безразлично выпустив его из рук, Фенрир с кривой усмешкой вытер о его мантию окровавленные руки и нож, убрав его обратно в карман.
- Ну вот, вопрос решен, – усмехнувшись, заметил он, выпрямляясь и сверху вниз смотря на тело довольным взглядом, точно только что совершил красивый поступок. Недолго наблюдая за тем, как алая кровь образует вокруг головы «третьего лишнего» ореол, смешиваясь с грязью улицы, оборотень, снова запустив руку в карман, вынул волшебную палочку, направив ее на эту бесформенную груду тряпья и плоти. – Papilio, – недолго думая, хрипло произнес Грейбек, превратив волшебника в неудачную копию мертвой бабочки. Подняв ее с земли, вразвалочку направился к Люциусу, недобро ухмыляясь. – На память, – с неприкрытой издевкой оборотень вложил бабочку, которая еще недавно была волшебником, который опрометчиво попал под раздачу, в руку Малфоя. – Пришпиль и повесь на стеночку, – потрепал слизеринца за плечо, скрипуче рассмеявшись и направившись в сторону паба. – Идешь? – не останавливаясь, поинтересовался Грейбек, жадно прислушиваясь к доносившимся довольным возгласам из-за прикрытых дверей.

+1

19

Излишне говорить, что последующая сцена была отвратительной. Конечно, Люциус отдавал себе отчет, что действия Грейбека преувеличено демонстративны, и он нарочно следит за его реакцией. Поэтому отвернуться или хотя бы отвести взгляд означало бы, как минимум, спровоцировать новую волну насмешек в свой адрес. И все же, одно дело абстрактно понимать это, и совсем другое быть непосредственным свидетелем такого мастер-класса едва ли не впервые в свои пятнадцать. Весьма порадовавшись, что его не замутило, Люциус, однако, не удержался от брезгливой гримасы, хотя в остальном старался сохранить невозмутимость. Теперь была его очередь сделать вид, что происходящее не имеет к нему никакого отношения, и ему это неплохо удавалось, до тех пор, пока обращенный в бабочку волшебник не оказался у него в руке. Несколько секунд Малфой ошалело смотрел на нее, после чего с плохо скрытым изумлением перевел взгляд на Сивого. Тот, скорее всего, не рассчитывал, что аристократ оценит всю оригинальность «подарка» и восхищенно выдохнет «Какая прелесть!», и потому благодарить, даже в тон ему, Люциус посчитал излишним. Однако, и уточнять, через какое примерно количество времени действие трансфигурации закончится и бабочка вновь превратится в тыкву разлагающийся труп, он также счел невежливым. Поэтому, Малфой не нашелся сделать ничего умнее, чем коротко кивнуть на приглашение и молча последовать за Грейбеком в паб, при случае, как бы между прочим стряхнув мертвое «насекомое» с ладони.

0

20

Поступок Малфоя Сивый, к счастью, пока не заметил, беззаботно толкнув дверь паба, из которого в нос ударил странная смесь запахов.
- Проходите, мистер Малфой, – с кривой усмешкой Грейбек сделал шаг в сторону, давая возможность Люциусу войти в помещение первым.
Войдя следом, Фенрир выпрямился во весь рост, с наигранным высокомерием и собственническим взглядом осмотрев помещение, хотя на физиономии до сих пор было довольное выражение. Вздохнув полной грудью, наслаждаясь этой смесью запахов людского пота, алкоголя, еды не первой свежести и приторного, разъедающего ноздри дыма сигарет, оборотень несильно подтолкнул Малфоя прямо к барной стойке. Крякнув, сел на высокий стул, положив руку на стойку и, подмигнув блондинчику, нашел взглядом бармена, вперившись в него и ехидно дожидаясь, когда на них обратят внимание, хотя удосужился через пару секунд окрикнуть его. Вскоре на них уже смотрела пара заплывших глаз, видимо дожидаясь, когда они сделают свой заказ.
- Начнем с пива,  - жизнерадостно заявил Сивый, кивнув бармену и снова повернувшись к Люциусу. – Прости, тут тыквенный сок не подают, – хрипло рассмеявшись собственным словам, Грейбек неожиданно задержал внимательный взгляд на компании людей за дальним столиком, точно заметил там очередную свою жертву, к которой стал присматриваться. Неопределенно хмыкнув, Фенрир отвернулся от них в раздумьях о чем-то, пробормотав нечто похожее по набору звуков на слово картежники.

+1

21

Люциус уже успел побывать в этом заведении ранее, чем, собственно и объяснялась его осведомленность о времени открытия, и потому внутренняя обстановка не шокировала его, вопреки ожиданиям Грейбека, хотя и особого восторга также не вызвала.  В любой «обычный» день Малфой мог бы с тем же успехом явиться сюда  и привычно спровоцировать легкий конфликт, чтобы затем покарать жалких магглов, преисполненный осознания, что таким образом совершает высшую справедливость. Это, без сомнения, было приятно, но за столько раз как-то… приелось. Сегодня же, несмотря на опасное начало, судьба неожиданно подкинула ему разнообразие в лице Грейбека,  который, по всей видимости, передумал его убивать, и теперь в предвкушении халявной выпивки был настроен весьма благодушно. И если говорить о доверии… у Люциуса Малфоя были все основания убедиться, что оборотень не страдает потерей слуха или памяти, и потому его предупреждение услышал и хорошо запомнил. Иными словами, он был неизменно на все сто уверен в неприкосновенности своей персоны, а потому дальнейшее знакомство с преступником, активно разыскиваемым Министерством, превращалось просто в захватывающее приключение, о котором можно будет долгое время авторитетно вещать в гостиной Слизерина толпе восхищенных слушателей.
Несколько оправившись от стопора, в который его повергла выходка Сивого с трупом волшебника, Малфой с тростью наперевес степенно и с независимым видом проследовал за оборотнем к барной стойке, стараясь сдерживать внешние проявления теперь уже чуть ли не восторженной реакции «Но ведь круто же было!» так же, как еще некоторое время назад он сдерживал страх.  Выбор напитков в кабаке не баловал разнообразием, а также можно было заподозрить, что пиво окажется такого же отвратного качества, что и виски, который Малфою тут уже доводилось пробовать. Однако, недвусмысленный намек  Грейбека на его возраст он, как, должно быть и ожидалось, воспринял с бурным протестом «Что?! Да я…!», который внешне опять же выразился в высокомерной насмешливой ухмылке.

Отредактировано Люциус Малфой (2008-12-06 13:14:55)

+2

22

А он ничего, хорошо держится, заметил Сивый, наблюдая за Малфоем в упор, но уже кинув свою привычку провоцировать взглядом аристократа незнамо на что. Мальчишка был белым пятном в этом заведении, поэтому ни ему, ни Сивому, которого здесь уже, в принципе, знали, не удалось избежать косых взглядов. Хотя, Грейбек почти преданно ждал, когда же найдется тот простачок, который осмелится к ним подойти. Даже бармен молча поставил перед оборотнем кружки и отошел к дальнему концу стойки. От разочарования Сивый принялся напевать себе под нос что-то совершенно не мелодичное, подогнав ближе к Малфою его кружку пива и подмигнув, сделал внушительный глоток, точно давая понять, что ему не мешало бы сделать тоже самое. В мутном зеркале напротив виднелись искаженные силуэты посетителей, и оборотень пристально наблюдал в него карточную игру за одним из столиков. Колода была уже разогрета, и оставалось только присоединиться к игрокам для того, чтобы сорвать куш.
- Малфойчик, – Фенрир придвинулся ближе к Люциусу, заговорщически понизив голос, - а ты в карты хорошо играешь?
По большому счету Сивый поинтересовался только из вежливости, потому что в следующее мгновение он уже настырно подталкивал аристократа к тому столу, который был объектом его пристального внимания с самого прихода в этот паб. Пододвинув два стула, Грейбек на один усадил Малфоя, поставив перед ним его кружку пива, а на второй плюхнулся сам, торжественно возвестив, что они играют, и кинул на кон пару монет.
- Ты, главное, не волнуйся, дорогуша, – зашептал Сивый Малфою, широко улыбаясь и кидая на своих оппонентов деланно наивные взгляды. – Пара ходов и мы отсюда валим, – последнее оборотень произнес так, чтобы его услышал исключительно сидящий по левую руку от него Люциус.

+3

23

За все время своих вылазок в маггловский квартал Малфой, ввиду ограничений употребления магии, в основном делал ставку на эпатаж и провоцирующее поведение, но сегодня тактика оказалась провальной благодаря своеобразному авторитету Грейбека в означенном отдельно взятом заведении. Впрочем, Люциус не располагал достаточным количеством времени, чтобы успеть заскучать и начать как-то анализировать этот факт. Паталогическое актерство оборотня, равно как и громкое имя, наконец возымели эффект, и Малфой с любопытством предвкушал продолжение развития событий в роли благодарного зрителя, тем более, что Грейбек в этом пабе был явно в своей естественной среде, а пестрое сборище магглов обеспечивало ему своеобразный плацдарм для действий.
Подражая примеру, Люциус отхлебнул пива из своей кружки, однако, без особого воодушевления, поскольку то, что она была чистой вызывало большие сомнения, да и содержимое разительно отличалось от того, что он привык считать пивом, причем отнюдь не в лучшую сторону. Он поставил кружку на барную стойку с брезгливым выражением лица, на чем Грейбек не стал заострять внимания, поскольку его полностью поглотило действо, разворачивающееся за карточным столом.  Малфой едва успел предугадать его намерения, когда оборотень бесцеремонно схватил его в охапку и бодро возвестил, что они тоже играют. Разумеется, азартные карточные игры Люциус уважал, и уже к третьему курсу научился не только сносно играть, но и в особых ситуациях с легкостью проигрывать, что, по словам отца, являлось навыком гораздо более выгодным. Что ожидалось от него на этот раз, Люциус еще не решил, да и "инструкции" Грейбека ничего не проясняли. Поэтому Малфой благоразумно остановился на наблюдении. В свою очередь он положил монеты на стол, и равнодушно глянув в карты, коротко бросил: "Удваиваю".

+2

24

Фенрир вальяжно развалился на стуле, с усмешкой наблюдая за дилером, который ловко тасовал колоду карт, смотря прямо перед собой, пока двое игроков делали ставки. Глухо засмеявшись, Грейбек откинулся на спинку стула, поставив тот на задние ножки и не обратив никакого внимания на подозрительный хруст. Посмотрев на Люциуса, который уже успел сделать ставку, Сивый умиленно покачал головой, погладив Малфоя по голове и растрепав его прическу.
- Уникальный человек,  - со слизцой в голосе прокомментировал оборотень, обращаясь к магглам, которые с подозрительностью во взгляде наблюдали за ними. Взяв карты в руки, Фенрир состроил недовольную гримасу, но полез в карман за монетами. Достав из кармана горсть всякого мусора, среди которого встречались и маггловские деньги, Сивый, положив все это на стол перед собой, отсчитал несколько монет, а затем взял в руки нечто похожее на фантики. Развернув это, стало ясно, что в руках он держит несколько купюр. – Поддерживаю, – положив деньги на кон, а мусор сгребая обратно в карман, Грейбек принялся постукивать картами о столешницу, напевая что-то себе под нос.
На предложение обменять карты, Сивый с энтузиазмом откликнулся, с грохотом поставив стул на все 4 ножки, и, раскрыв веером карты, задумчиво уставился на них. 4 короля и восьмерка, задумчиво искривив губы, он отнял одну карту, а остальные 4 сложил в стопку.
- Четыре, – заявление вызвало удивленные взгляды, которыми обменялись дилер и малый блайнд. – Что? Я не могу поменять четыре карты? – вылупив в удивлении глаза, Сивый попеременно смотрел на игроков, нервозно дергая ногой под столом.
Получив согласие, он скинул 4 короля и взял предложенные карты. Открыв их, снова увидел королей. Удивленно заозиравшись, скосил глаза в сторону карт Люциуса, в тщетной попытке подсмотреть. Почесав нос, с фальшивой неуверенностью в себе поинтересовался у игроков, - На что играем?
Получив вразумительный ответ, оборотень снова полез в карманы, отложив свои карты на стол. Вынув снова горсти мусора, начал разворачивать купюры, тихо отсчитывая себе под нос. Выложив все, что было, на стол, отодвинул на середину, а карты взял в руки. Один вышел из игры – оставался еще второй, он и Люциус. Незаметно пнув ногу Малфоя под столом, Грейбек приглушенно рассмеялся, подперев голову левой рукой, а карты беспорядочно тасуя пальцами правой, надеясь, что слизеринец понял, что от него требуется сказать «пас».

Отредактировано Фенрир Грейбек (2009-01-09 02:18:19)

+2

25

В отличие от расклада Грейбека, в картах Люциуса не было ничего примечательного, словно дилер посчитал, что и так достаточно расщедрился, насдавав королей наиболее серьезному из присоединившихся игроков. Поэтому кроме мелочевки, которая никак не строилась в стрит, Малфою выпала более чем скромная пара дам. Но это был лишь пробный заход, за который Люциус хотел выяснить, известно ли дилеру, какие карты он сдал, а также последить за игрой Грейбека. Поэтому он равнодушно посмотрел на зазывно улыбающуюся бубновку и надменно задравшую нос трефовую даму, и удвоил ставку без смены карт в первом круге. Судя по бурному одобрению оборотня, что-то в этом духе от него и ожидалось, и в принципе, ему было бы очень даже на руку, если бы Люциус вообще не умел играть  и сел бы за покер впервые.
Уже без возмущенной реакции на фамильярности, Малфой заулыбался для полного поддержания имиджа простака. В сочетании с перфомансом Грейбека это должно было произвести душераздирающее впечатление на остальных игроков,  на лицах которых было мелькнуло недоумение по поводу смены карт, но потом показное дергание Грейбека все же усыпило их подозрительность, по крайней мере, за столом больше не ощущалось заметного напряжения.
Люциус, стараясь держаться в рамках отведенной ему  роли, ожидал, когда фокус достигнет своей кульминации. Ему уже было очевидно, что Грейбек намерен продемонстрировать ловкость рук, и потому с сосредоточенным интересом следил за ним, пытаясь не пропустить этот момент, и внешне наблюдая за пассами оборотня с деланным уважением. Он несколько увлекся,  и весьма ощутимый пинок под столом стал неожиданностью. Помимо того, что это был своего рода сигнал, он еще и знаменовал переход хода и Малфой недовольно отметил, что все теперь смотрят на него в ожидании его слова. Люциус кинул испепеляющий взгляд на Грейбека. Что он себе позволяет вообще?! затем скосил глаза на измятые купюры на столе, которые у оборотня явно были последними, и насмешливо дернув уголком губ, сделал вид, что задумчиво изучает свои карты. Стоило ему поднять ставку, и виртуозная шулерская игра грозила окончиться менее эффектно, чем было задумано. Люциус некоторое время потянул паузу, ехидно улыбаясь Грейбеку поверх своих карт, а затем сложил их стопкой на стол и объявил: Пас.

+4

26

Сивый закатил глаза, отвернувшись от Люциуса, на которого, чтобы особо не выделяться на фоне остальных игроков, смотрел все то время, что тот размышлял, – говорить «пас» или повышать ставки и тем самым засовывать оборотню палки в колеса. Ерзая на стуле и все время перекладывая карты из руки в руку, Грейбек лихорадочно улыбался, посматривая на своего оставшегося оппонента вроде бы испуганными и обреченными глазами.
- Играю, – заявил он, найдя в кармане еще парочку бумажек и кинув их на кон.
Пара магглов перекинулась довольными взглядами, точно свою победу они решили разделить на двоих. Отхлебнув из кружки пива, грузный мужчина с наиболее наглой мордой наклонился вперед, вперив взгляд в отнюдь не победно настроенного оборотня.
- Четыре туза, - довольно улыбнувшись, он положил на середину стола карты, демонстрируя четыре настоящих туза разной масти.
Изучив его карты, Грейбек снова посмотрел на своих королей, затем сложил карты стопочкой и, побитым взглядом глянув на Люциуса, начал медленно разворачивать карты, все шире при этом улыбаясь.
- У меня тоже, – заявил он, игнорируя удивленные переглядывания, - один, два, три, – свои карты Сивый положил рядом с картами маггла, - четыре, – Грейбек хлопнул в ладоши и откинулся на спинку стула. – Значит, делим все пополам, – заявив это, он, не заботясь о том, сколько всего было выиграно, сгреб больше половины себе в карман. – Спасибо за игру, господа, – улыбаясь все той же широкой, довольной улыбкой, Грейбек подхватил Малфоя за шкирку, вытаскивая того из-за стола и подталкивая в сторону выхода. – Встретимся через неделю здесь же, – шутливо поклонившись им, крутанулся, уже делая шаг и намереваясь уйти.
Сивый не особо торопился, заранее зная, какая может быть реакция у заядлых игроков в покер. Поэтому, когда ему перегородили путь, он только искривил губы в усмешке, благодаря Мерлина за то, что он ниспослал ему этих недоумков и подарил такой насыщенный день. Судя по тому, как нервно дергалась жилка на виске у маггла напротив, Фенриру было бы просто достаточно произнести слово, чтобы на него напали. Но вместо этого он ребячески показал язык, хрипло рассмеявшись. Перехватив руку, нацеленную оборотню в скулу, Грейбек, дернув мужчину к себе, крутанулся с ним на месте, точно собравшись с ним танцевать, а потом, вроде бы случайно выпустив его руку из своей, отправил точно по траектории в сторону стола для игры в покер. Не удосужившись оценить ущерб, Сивый резво направился вперед, подхватив под руку Люциуса, и, прибавив шагу, выскочил с ним за дверь, не забыв наложить на нее запечатывающее заклинание.
- Нравятся мне эти люди, каждый раз такие дружелюбные, – почти искренне заявил Фенрир, неспешно идя по улице, но вскоре остановился, удивленно смотря на распростертое на земле тело. – Ты только глянь, – издав скрипучий смешок, он подошел к телу, перевернув его ногой лицом вверх и заинтересованно уставившись на бледное лицо и заплывшие глаза. – Я смотрю, тебе, мой напомаженный блондинчик, подарок пришелся не по вкусу, – вздохнув, выражая свое сожаление по этому поводу, Грейбек заметил на пальце волшебника поблескивающий перстень, который молча снял с пальца некогда бойкого волшебника и так же молча убрал его себе в карман. – Тебе так часто дарят такие подарки? – поинтересовался у Малфоя Сивый скептически усмехнувшись, и, оставив все как есть, продолжил свой путь прямо по улице, пока с трактира не пало заклинание.

+4

27

Вобщем –то, покер на маггловские деньги изначально показался Люциусу чем-то несерьезным. Так как отец не спешил делать его компаньоном в семейном бизнесе, ему затруднительно было признать за британскими фунтами какую-то ценность. Потому для Малфоя пафосное действо за столом скорее напоминало детскую игру на фантики. Особого азарта не возбуждало, и Люциус, с самого начала не проявивший большого энтузиазма к личному участию в партии, перешел в разряд зрителей без сожаления. Даже напротив, фокус близился к развязке и Малфой с интересом ждал, какой, если можно так выразиться, туз в рукаве приберег под конец мистер Грейбек. Удивило, что материальные ресурсы у него все же нашлись, и оборотень, отчаянно демонстрируя крайнее огорчение, вскрываться при этом не спешил. Люциус проводил взглядом смятые бумажки, упавшие в банк, и презрительно закатил глаза. Вот пижон.
С таким же успехом, можно было продолжать фантиковые торги, ведь  теперь сомнений в том, что следующее финансовое вливание Грейбек достанет из ботинка или кармана на трусах, лично у него уже не возникало. Но, судя по всему, оппонент оборотня все же посчитал, что тот свои ресурсы исчерпал, и с видом триумфатора выложил карты на стол. При этом побитый вид Сивого может и обманул бы кого-то еще, но Малфой со знанием дела ждал кульминации «в нашу пользу», и потому когда физиономия оборотня расплылась в улыбке, едва не рассмеялся, а при виде второго набора тузов и вовсе не удержался, чтобы не фыркнуть от смеха. Остальные игроки, судя по всему, его восторга не разделяли, искренне недоумевая, как у Грейбека оказались в руках карты, которых ему никто не сдавал. Путем несложных логических заключений, они вполне скоро пришли к правильному выводу, но Грейбек предусмотрительно прибрал выручку в карман, а заодно в очередной раз сгреб его в охапку, с намерением сваливать и побыстрее. Разумеется, аристократические манеры и нормы, прививаемые с рождения, кардинально противоречили подобному обращению, хотя в условиях назревающего конфликта, Малфой счел благоразумным временно не заострять свое и чужое внимание на вопросах классового неравенства, и преисполненным достоинства жестом отцепил руку оборотня, лишь когда они оказались на улице, вне досягаемости недовольных исходом партии магглов.
-Каждый раз? Вероятно, у них начисто отшибает память, - с усмешкой отозвался Люциус, которого приключение в трактире навело на мысль о карточной игре на светском рауте у Абраксаса.  Контраст, что и говорить, был велик. Нечего было даже думать, чтобы позвать этого типа сыграть в приличном обществе, это закончилось бы катастрофой. Занятый подобными размышлениями, Люциус даже не успел прочувствовать неловкость (как полагалось воспитанному человеку) от того, что его в лоб уличили в пренебрежении подарком, и проследив за манипуляциями оборотня с перстнем убиенного, легкомысленно помотал головой:
-Да к чему он мне? Ингредиенты к Зельям я уже купил.

+5

28

Сивый, не останавливаясь, обернулся к Малфою, пятясь задом и кривя губы в усмешке. Подняв взгляд к небу и продолжая идти, Грейбек точно испытывал судьбу – упадет или не упадет, споткнувшись о какую-нибудь дрянь на дороге. Заложив руки за спину, он опустил голову и с видимым любопытством посмотрел на Люциуса.
- Это что вы за зелья нынче варите в Хогвартсе, а, Малфойчик? – Фенрир по слогам произнес исковерканную фамилию аристократа и, гоготнув, крутанулся на месте, продолжая свой путь, как подобает человеку, а не раку. – Неужели старикашка Слизнорт решил сменить профиль и начал преподавать что-то запрещенное, где используются части тела людей?
Грейбек то и дело кидал на Малфоя взгляды, точно не мог решить, что с ним делать дальше. Хотя, сейчас было важнее уйти с места преступления как можно скорее, поэтому на какое-то время оборотень просто заткнулся и шел молча, сворачивая то в один переулок, то в другой. Вскоре они оказались около грязной речушки, которая вытекала из черной трубы, на которую, запрыгнув, Сивый и уселся.
- И что же мне с тобой делать? – снова поинтересовался оборотень скорее у самого себя. На губах почти появилась довольная, но пугающая улыбка, но быстро исчезла: Грейбек напрягся, вслушиваясь. Метнувшись к краю трубы, откуда и вытекала эта черная вода, он засунул в нее руку по локоть, пытаясь что-то там нащупать. Вскоре к его царапанью ногтями по металлу прибавился и удушливый писк, а потом на свет появилась мокрая, такая же черная, как и все вокруг, крыса. Сдвинув брови, Сивый молча смотрел на то, как она вырывается. - Нужна? – поинтересовался он у Люциуса, спрыгнув с трубы и сунув животное слизеринцу прямо под нос. Той такое обращение пришлось не по вкусу, поэтому она, извернувшись, тяпнула оборотня за палец, от чего тот разжал руку с приглушенным шипением, но второй все-таки успел поймать скотину раньше, чем та оказалась на земле. – Ах, ты мерзкое создание, – зло прошипел он, с силой сжимая руку на хрупком тельце крысы до тех пор, пока не раздался звук ломающейся кости и не затихли писки. Откинув крысу в сторону, Фенрир вытер руки о мантию и, глянув на Люциуса, заявил так, точно его обидели. – Она укусила меня, ты видел?! - Сивый развернулся, не забыв посмотреть на тушку крысы еще раз, и вернулся к трубе, на которую снова уселся. – И она сбила меня с мысли! – скинув всю вину на крысу, Грейбек вскоре забыл о ней, вернувшись к вопросу о том, «что делать с Малфоем». – Тебя, наверное, дома папки-мамки, дедки-бабки, гувернантки-партизанки ищут, – Фенрир снова хохотнул. – Хочешь, я тебя домой провожу?

+4

29

Конечно, никаких запрещенных зелий в школьной программе и близко не было, да и Люциус  не настолько увлекался предметом, чтобы всерьез задуматься, что ответить.  Его слова были очередной бравадой, и он не особенно постарался придать им правдоподобности, потому что отсутствие академического образования было написано у Сивого на лбу. К неудовольствию  Малфоя оборотень вдруг проявил осведомленность. Он мог, конечно, навешать Грейбеку  с три короба о запрещенных зельях, но за всеми событиями этого дня, слизеринец уже порядком подустал, чтобы так напрягаться. 
– Неужели Зельеварением стали увлекаться в стае? - беззлобно огрызнулся он,  уже по инерции следуя за оборотнем. Вообще тут логика начала Малфоя подводить, и он уже не мог однозначно сказать, что ему было выгоднее скрыться от трактира, как можно дальше, или как можно скорее распрощаться с Грейбеком. Однозначно не хотелось объясняться в аврорате на тему убийства, поскольку тут дело казалось гораздо серьезнее, чем безобидные разборки с магглами. Люциус не сомневался, что заполучи Аврорат его в свидетели – они затаскали бы его по судебным слушаниям. Поэтому он предпочел, чтобы видавший виды оборотень как можно скорее увел его подальше от места преступления.  Как и ожидалось, с этой задачей Сивый с блеском справился, надежно завел на какую-то окраину, где портал вряд ли бы сработал.  Когда они наконец остановились, Люциус как раз размышлял над тем, как же вышла такая промашка, и потому оставил вопрос Грейбека без ответа, как риторический. В следующий момент оборотень  насторожился, как если бы обнаружил присутствие Авроров, но, охота на крыс оказалась буквальной, и Малфою, которому второй раз за вечер преподнесли неожиданный подарок, оставалось только в очередной раз удивиться. Конечно, с Грейбека сталось бы придушить и анимага, который непонятно какими судьбами оказался на их дороге, но впрочем, Люциус решил, что у него достаточно разыгралось воображение. Вообще, в этом стремлении непременно преподнести ему подарок, было что-то ...трогательное. Малфой нерешительно поискал глазами что-то аналогично ценное, чего на берегу было навалом: камушки, стеклышки, перья…может у них так принято дарить друг другу всякий мусор «на память»?  Но, к большому облегчению, вопрос отпал сам собой, потому как оборотень вдруг вызвался довести его до дома. – Это было бы весьма кстати, - согласился Малфой, - в принципе, меня устроил бы и камин.

+3

30

- Камин, – Сивый издал скрипучий смешок, - меня устроил бы камин, – передразнил он, пытаясь спародировать манеру растягивать слова, как это делал Малфой. Замолкнув, Грейбек продолжал сардонически усмехаться, делая это с вызовом, с цинической издевкой. Громко вздохнув, выразив тем самым невероятную утомленность, оборотень оттолкнулся от трубы, спрыгнув на землю, и, раскинув руки в стороны, остановился, выпрямившись. – А где ты тут видишь камин? – с задором воскликнул Сивый, закрутившись на месте, пытаясь найти камин – Где? – Фенрир наклонился в сторону Люциуса, пожимая плечами и озадаченно поджимая губы. – Нету, – громким шепотом ответил оборотень, скрещивая руки за спиной и переминаясь с мысов на пятки, воровато бегая взглядом по лицу Малфоя. Затянувшаяся пауза. – Это маггловская часть Лондона – здесь камин один на сотню, и тот не работает, – на удивление спокойным тоном пояснил Грейбек, перестав изображать из себя неваляшку и неторопливо направившись к Люциусу.
Наверное, Сивый первый раз за день, с момента встречи с Малфоем, смотрел на него внимательно, без всякой насмешки, точно в кои-то веки решил рассмотреть его на долгую память, чтобы больше не забывать. Фенрир остановился прямо перед слизеринцем, все с той же задумчивостью подняв взгляд и всматриваясь во что-то, что было поверх правого плеча аристократа. Скосив взгляд на Люциуса, недовольно поджал губы, чуть слышно пробормотав, что "пешком они точно не дойдут".
- Ты тест на аппарацию еще не сдавал, – утвердительно подметил Сивый, заботливо смахнув с плеча Малфоя какое-то насекомое, но опрометчиво размазав его по дорогой ткани одежды. Из всевозможных вариантов по доставке аристократа домой Фенрир выбрал один единственный и самый небезопасный. – Поэтому, – Грейбек не удержался от своей привычной ухмылочки, - мы будем аппарировать вместе, – любезно заявил он, невинным взглядом заглядывая в холодные глаза Люциуса. – Для этого тебе нужно подойти ко мне ближе, обнять как брата и сообщить место, в которое тебя нужно доставить, – с прежним весельем и цинизмом объяснил Сивый. – Все просто.

+3


Вы здесь » Страницы Истории: Почерком Тьмы » Омут памяти » О помощи, которая приходит неожиданно. ЛМ, ФГ - завершен